aif.ru counter
21.10.2015 17:08
450

Когда начнём производить своё: импортозамещение на Южном Урале — блеф?

АиФ-Челябинск №43 21/10/2015
коллаж Александра Фирсова / АиФ

Курс на импортозамещение Челябинская область взяла в 2014 году. Поставили задачу - преодолеть зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции. На разработку госпрограммы ушёл год.

Опорный край

Южный Урал делает ставку на промышленность. Уникальными должны стать два кластера - станкостроительный и крановый. Их участники получат субсидии и смогут заручиться перспективными заказами государственных корпораций. Пока же объёмы производства растут только на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Машиностроительная отрасль страдает от курса рубля и высоких ставок по кредитам. Остро стоит и кадровый вопрос: высококвалифицированных специалистов оказалось нелегко найти.

Егор ГОРЮНОВ, директор ООО ТД «УРАЛКРАН»«Мы производим сложное грузоподъёмное оборудование, - рассказывает Егор Горюнов, директор ООО ТД «УРАЛКРАН». - После развала СССР была утеряна компетенция в этой отрасли. А сегодня есть проблемы и с импортными поставками. В России физически никто не может произвести оборудование необходимого качества и параметров. Шаг за шагом мы заходим в гос-программы, пытаемся вернуть производство и компетенцию этой области в РФ. Кризис, как точка развития, делает нас сильнее, мобильнее и оптимизирует ресурсы».

И всё же спустя год большая часть планов по импортозамещению остаётся нереализованной. К огорчению машиностроителей, в сентябре Челябинская область осталась без субсидии Правительства России на реализацию комплексных инвестиционных проектов по развитию инновационных территориальных кластеров. Поэтому в 2016 году реализовывать программу планируется собственными силами, бюджет готов предоставить пока лишь 200 млн рублей».

Инвестиционный провал

Просто догнать Запад, по мнению Мавлета Гатитулина, изобретателя технологии по получению металлических порошков с помощью ротационного инструмента, будет недостаточно. Необходимо брать курс на опережение, создавать условия для создания прорывных технологий. А для этого нужна серьёзная финансовая поддержка. Мелким фирмам договориться о ней в эпоху капитализма крайне сложно.

Мавлет ГАТИТУЛИН, изобретатель технологии по получению металлических порошков«На одного изобретателя в США приходится семь инвесторов, которые хотят в него вложить, у нас - наоборот. В результате все наши разработки возвращаются в Россию после внедрения за рубежом, - уверен Мавлет Нигаматович. - Мы внедряем что-то, но по мелочам, как таковой науки и серьёзных инноваций нет».

Ноу-хау Гатитулина - «ротационное резание с применением нанотехнологий» признано на международных выставках. Получаемые на станках алюминиевые и магниевые пудры используются в авиации и оборонке, титановые и золотые - для медицинских имплантатов, кроме того, порошки являются сырьём для 3D-технологий. Себестоимость измельчения металла по его методу в 100 раз ниже существующих технологий, а также предполагает низкую степень загрязнения окружающей среды. Но вкладываться в производство российские инвесторы не спешат из-за долгосрочной окупаемости.

Нужны только Китаю

Вот и Китай заманивает челябинца Геннадия Воронина, владеющего рецептом традиционного русского кваса. Его технология позволяет делать напиток из кукурузных, ячменных, овсяных и гречневых хлопьев, а также из фруктовых соков, выжимок из груш и яблок. Главная особенность состоит в том, что вместо 60-64 часов квас изготавливается всего за 12 часов, то есть за сутки можно сделать несколько партий. Кроме того, при правильном хранении напиток годен в течение месяца. Наладить производство кваса в России предпринимателю не удаётся уже более 11 лет, за которые бюджет области мог бы получить от него около 500 млн рублей в виде налога. Проблемы те же - медленная окупаемость, а также нежелание квасовара с потрохами продать свой бизнес на сторону. В результате челябинцу приходится выживать на мелких поставках для кафе и ресторанов.

Челябинский квасовар Геннадий Воронин«Импортозамещение помогает тем, кто делает продукцию, имеющую конкуренцию на Западе. Но аналогов традиционного качественного кваса в мире нет, есть лишь другие безалкогольные напитки, цена на которые гораздо ниже, поэтому конкурировать с ними невозможно. Мою же технологию эксперты из Москвы оценили в 20 млн евро, - рассказывает Воронин. - На днях написал письмо на имя губернатора Челябинской области с предложением организовать у нас кластер по производству напитков брожения, в том числе и кваса. Чтобы он функционировал одновременно в Челябинске и китайском Харбине, так как они с 2012 года города-побратимы».

По мнению предпринимателя, импортозамещению в России мешает коррупция, а также нечёткие правила игры. В погоне за деньгами инвесторы выбирают более дешёвое сырьё. Например, делают квас из порошка, а не натуральных продуктов и ведут производство в антисанитарных условиях. О здоровой пище можно забыть. Как и Гатитулина, от контракта с иностранцами Воронина пока останавливают мечты наладить полноценный бизнес на родине, основанный на экспортоориентированном производстве.

Казахстан выручает

Тем временем областной минсельхоз трубит, что Южный Урал самодостаточен: в полной мере обеспечивает себя мясом птицы, яйцом, хлебобулочными, крупяными и макаронными изделиями, овощами и картофелем. Не хватает только своего молока. Вкладываться в молочное животноводство, оказывается, не так перспективно, как в птицеводство: на выращивание коровы уходит 2,5 года, а прибыль от птицеводческого комплекса можно получать уже через полтора года. Мешают развитию молочной отрасли в регионе также монополизм и фальсификат.

Анатолий ШУНДЕЕВ, директор СПК «Коелгинское»«Молочное животноводство - это залог сохранения социальной базы села. Но вырезать большую часть поголовья и продать в соседний Казахстан из-за упавшего рубля оказывается выгоднее, чем прокормить коров, - считает Анатолий Шундеев, директор СПК «Коелгинское». - Заготовленные корма, несмотря на радужный прогноз аграриев, зачастую оказываются некачественными. Также приходится раскошеливаться на импортные добавки и витамины, чаще всего из Голландии и Венгрии, так как наши технологии такого уровня ещё не достигли».

Проблемы испытывает и рыбная отрасль. Из 3 тыс. озёр, 10 тыс. водоёмов и 36 тыс. водных объектов в Челябинской области зарыбляют только 120. Рыбоводы заявляют, что это невыгодно. В итоге южноуральские предприятия начали продавать свой рыбопосадочный материал (самое ценное в рыбоводстве) в Казахстан, где режим пользования водоёмами определяют непосредственно рыбоводы.

«К этому привёл конфликт интересов, созданный законодательством. Раньше была возможность реализации путёвок. А сейчас рыбоводы, которые несут затраты на производство, не могут получить гарантированную отдачу, - говорит Александр Новиков, гендиректор ООО «Кыштымское рыбоводное хозяйство». - Почему, например, стало меньше карпа? Браконьеры вылавливают карпят, не давая им вырасти. В результате самая популярная рыба сегодня - пелядь, потому что она не клюёт на удочку. А чтобы озёра отдавали свои ресурсы сполна, нужно многообразие видов».

 

Второе Иваново?

Продолжают жаловаться и работники лёгкой промышленности. Меры господдержки существуют только на федеральном уровне, и поддержка предусмотрена только для очень крупных предприятий, признаётся Валерий ЗАХАРЧУК, генеральный директор ЗАО «Пеплос». А на Южном Урале как раз много небольших производств. Из-за отсутствия отечественной текстильной промышленности сырьё завозится из-за границы - Китая, Турции, Пакистана и некоторых европейских стран. Из-за курса доллара держать низкие цены на продукцию южноуральские участники рынка не могут. Поэтому покупатель зачастую выбирает более дешёвый контрафакт.

«Мы же живём, словно на Луне, каждый сам за себя. Конкуренцию нам составляет продукция, которую шьют в китайских тюрьмах. Мы даже военную одежду и обувь заказываем за рубежом, - возмущается Владимир Малиновский, генеральный директор группы предприятий «Копейская швейная фабрика». - Беда ещё и в том, что шить стало некому. Государство никак не продвигает рабочие профессии. Нам нужны фермеры, токари, сварщики, швеи. Страна может держаться только на собственном производстве».

Официально

Сергей Смольников, исполняющий обязанности министра экономического развития Челябинской области:

Сергей Смольников, исполняющий обязанности министра экономического развития Челябинской области- Сложность перехода на полное импортозамещение в том, что необходимо подготовить огромную базу: финансовую, ресурсную, сырьевую. И даже в этом случае процесс перехода на самообеспечение растянется на долгие годы.

На данный момент зависимость от импорта катастрофически сильна, и резкий разрыв связи с иностранными поставщиками может обернуться производственной катастрофой. Необходимо постепенное, последовательное вытеснение импорта из каждой отрасли, в зависимости от их приоритета.

По результатам анализа, проведённого Минпромторгом России, наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение, тяжёлое машиностроение, лёгкая, электронная, фармацевтическая и медицинская промышленность, а также машиностроение для пищевой промышленности.

Без европейских комплектующих не смогут, к сожалению, выжить предприятия, выпускающие дорожно-строительную технику,  высокоточные деревообрабатывающее станки, металлургическое оборудование непрерывного литья, высокоточные металлообрабатывающие центры с ЧПУ, оборудование для обувной промышленности.

Точка зрения

Александр Гончаров, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Челябинской области:

Александр Гончаров, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Челябинской области- Рыбоводство - одна из самых импортозамещающих отраслей в российской экономике, но в этой отрасли существует множество проблем, многие из которых не решаются долгое время. Сейчас наш аппарат отрабатывает три схожих обращения, все они связаны с несовершенством законодательства. Дело в том, что внесённые поправки в Федеральный закон «Об аквакультуре» предполагают перезаключение всех договоров рыбохозяйств на пользование водоёмами (а они заключались, как правило, на стандартные 25 лет) до конца 2015 года. Однако механизм переоформления до конца неясен, и теперь территориальные органы Федерального агентства по рыболовству отказывают предпринимателям в переоформлении договоров. При этом минсельхоз рекомендует решать проблему через суд.

Также до сих пор непонятно, по каким критериям определяются искусственные и природные водоёмы. Нет чёткого разграничения собственности на водоёмы, и подчас непонятно, в федеральном, субъектовом или муниципальном ведении находится объект. И даже тот факт, что предприниматель зарыбил водоём, ещё не является гарантией тому, что он же сможет рыбу вылавливать и продавать.

Комментарий

Алексей Табалов, директор фонда «Правовая миссия»:

Алексей Табалов, директор фонда «Правовая миссия»- Мне уже скоро будет 40 лет, а эти слова про создание условий слышу со времён СССР. Только в разных контекстах. Исключительно наша черта - решать проблемы написанием программ для отчётности перед вышестоящим начальником, которые никто не понимает и никогда не выполняет.

Создание аналога iPhone, который был бы круче и который бы хотели все купить - вот это импортозамещение. Развитие собственного сельского хозяйства вместо строительства Томинского ГОКа - вот это импортозамещение. Создание такой медицины, чтобы Кобзон ездил лечиться не в Европу, а на Урал - вот это импортозамещение. А у нас даже трусов не могут сделать так, чтобы конкурировать хотя бы с турецкими производителями. Куда проще списать все проблемы на Обаму, чем включать мозги. Куда проще и выгоднее распихать по карманам бюджетные миллиарды, чем проводить структурные реформы. Именно поэтому все это «импортозамещение» окажется очередным блефом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество