54

Бром среди ясного неба. Невыученные уроки химической атаки к Дню знаний

Про 1 сентября в Челябинске можно смело снимать остросюжетный фильм. Начаться он мог бы с мироточения иконы Святого Николая Угодника в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Трехгорном.

Верующие еще гадают, к добру ли, к худу ли сие знамение, когда рано утром (да практически посреди ночи) на железнодорожной станции в центре Челябинска начинает источать ядовитый дым вагон с бромом. Город окутывает ржавого цвета зловонный смог, люди просыпаются от собственного кашля. Начинается паника, растущая благодаря призывам сохранять спокойствие.

У министров как всегда «все под контролем, опасности для населения нет», а в Москве Онищенко уже бьет в набат: «В Челябинске – ЧП!». В школах отменяют линейки, губернатор поздравляет всех с Днем знаний и укатывает в Троицк – у горожан от удивления слетают ватно-марлевые повязки. Интернет пестрит сообщениями об усеянном трупами птиц Ленинском районе, а в соседних городах уверены, что Челябинск полностью эвакуирован.

Но все заканчивается хорошо: уже к середине дня спасатели рапортуют о ликвидации последствий аварии. Никто не погиб и не остался инвалидом. Однако эпилог заставляет зрителя задуматься: там он видит, как в люди в дорогих костюмах погружают памятную капсулу в фундамент будущей Южно-Уральской атомной электростанции. В воздух летят пробки и воздушные шары…

Наверняка есть какая-то одна главная причина, почему Челябинск и Челябинская область в последнее время вдохновляют нас на одни только триллеры и фильмы катастроф. Но общепринятая практика симптоматического лечения подталкивает власти к выводам, которые озвучил 1 сентября первый вице-губернатор Олег Грачев на внеочередном заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям.

– События последних двух недель (выбросы вредных веществ на ЧМК и ЧЭМК, разлив брома на железной дороге) показали, что необходимо выстраивать более эффективную систему действий всех оперативных и спецслужб во время чрезвычайных ситуаций, – приводит его слова официальный сайт областного правительства.

Добавим, что система дала сбой не только на уровне спецслужб. Началось ведь все на железной дороге, хотя, возможно, в этом случае как раз уместнее говорить о четко работающей системе. Системе, приводящей к авариям.

Корпоративная тайна

Если бы в злополучном вагоне не было банок с бромом, то о происшествии мы бы даже и не узнали. Как не знаем о многих других таких же или похожих случаях. Жесткие сцепки и сходы вагонов при роспуске и формировании поездов случаются чаще, чем мы можем себе представить, в том числе и на станции Челябинск-Главный. Ключевую роль здесь, как и в недавней трагедии на перегоне Ерал – Симская в Ашинском районе, играет человеческий фактор.

В прошлом году, скажем, по халатности составителей поездов в Челябинске столкнулись две группы пассажирских вагонов, отчего попадали с полок десятки пассажиров, один что-то себе даже сломал. Кто-нибудь узнал об этом за пределами ОАО «РЖД»? Думается, до тех пор, пока случаи нарушения безопасности движения поездов железнодорожники будут считать своим личным делом, горожанам лучше не расслабляться.

По словам челябинского транспортного прокурора Василия Лаврова, об аварии экстренным службам города сообщили через 20 минут после обнаружения, то есть в 4.50 утра по местному времени. Однако в поселке Железнодорожный, говорят, характерный запах ощущался еще накануне вечером. «Треть жителей уже в ночь с 31 августа на 1 сентября плотно законопатили окна, форточки и балконы, поскольку о ЧП по сарафанному радио мгновенно разнеслась весть (не забывайте, что добрая половина южан - работники ст. Челябинск-Южный).

В 23.30 неприятный запашок вовсю гулял по поселку», - написал в комментариях один из читателей сайта ura.ru. Выходит, вагон возили по узлу в течение нескольких часов, не зная, что с ним делать, пока не привезли в парк Д ст. Челябинск-Главный? Следствию, которое началось вчера по ч. 1 ст. 247 УК РФ (производство запрещенных видов опасных отходов, транспортировка, хранение, захоронение, использование или иное обращение радиоактивных, бактериологических, химических веществ и отходов с нарушением установленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде) стоило бы ответить и на этот вопрос.

«Википедия» в помощь

Скупые комментарии представителей правоохранительных органов с присловием «до окончания расследования…» все же дают понять, что один из самых интересных вопросов связан для них с оповещением (точнее, его отсутствием) населения в первые часы после аварии. Ни по радио, ни по телевидению не прозвучало ни слова. Люди везли детей на линейки мимо железной дороги, не понимая, отчего у них резь в глазах и жжение в горле. Другие задыхались в пробках.

По квартирам в Ленинском районе, говорят, с просьбами закрыть окна ходили гаишники. Больше некому было?

На экстренном брифинге в министерстве по радиационной и экологической безопасности чиновники сочли нужным заверить челябинцев, что никакой опасности для них нет. Мэрия распространила пресс-релиз, где попросила СМИ «не сеять панику и не преувеличивать масштабы последствий».

Из двух сотен обратившихся за медицинской помощью серьезных отравлений действительно никто не получил, однако это не снимает недоумения по поводу мировоззрения власть предержащих. Неужели выброс вещества, которое немцы в Первую мировую использовали для создания боевых отравляющих газов, может быть поводом для успокоительных речей? Тем более когда они так плохо сочетаются с рекомендациями МЧС на случай отравления: «Глаза и кожу обильно промыть водой в течение 15 - 20 минут. Обильное питье воды, молока. Вызвать рвоту».

Много вопросов и к самим ликвидаторам. Те, кто на «четыре» и «пять» справляется с любыми катастрофами на учениях, прибыли к дымящемуся вагону с большим опозданием и явно не зная, что делать. В течение пяти часов как минимум ядовитое чрево забрасывали смесью песка и соды. Есть подозрение, что этот рецепт был вычитан в «Википедии», где описывается реакция брома с пищевой содой с образованием безопасных соединений.

Однако не было учтено, что она сопровождается выделением теплоты. Он нагрева стали лопаться уцелевшие емкости. По наблюдениям корреспондента «АиФ-Челябинск» на месте событий, только в третьем часу дня к вагону подъехал пожарный поезд, который залил его внутренности обыкновенной водой. Только это и остановило выброс.

По словам транспортного прокурора Василия Лаврова, дальнейшая судьба вагона пока не известна. Остатки груза нужно направить адресату на Алтай, однако когда он сможет считаться пригодным для транспортировки, сказать пока нельзя. Областные власти поспешили заявить, что он проследует в обход населенных пунктов. Однако и в этих словах слышится вчерашняя бесплодная риторика. Где они нашли такие железнодорожные пути? Свои ошибки, похоже, тоже ничему не учат.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах