Примерное время чтения: 13 минут
1160

«Ладно, хоть меня не убили». Что говорят соседи о «смолинском маньяке»

Подруга матери маньяка часто бывала в гостях у Ческидовых.
Подруга матери маньяка часто бывала в гостях у Ческидовых. / Фото Надежды Уваровой / АиФ

Имя Ческидова, обвиняемого в похищении, изнасилованиях девушки и убийстве еще одной женщины, снова в новостных лентах: экспертиза признала его невменяемым.

Корреспондент chel.aif.ru поговорила с жителями поселка Смолино, знакомыми с Владимиром Ческидовым и его матерью Валентиной.

«Как маньяка признали невменяемым? - Удивлена Татьяна (имя изменено — прим. автора), прожившая несколько десятилетий по соседству с Ческидовыми. - Его что, выпустят? Нам теперь бояться? А если он снова кого-то украдет?»

Мы разговариваем с женщиной около ее дома. Я озвучила ей вердикт врачей о невменяемости мужчины, и Татьяна порывается уйти домой. И лишь взяв с меня обещание, что ее имя и фото не будет опубликованы, женщина соглашается рассказать о своих соседях из дома №17.

В стенах своего дома Ческидовы хранили страшную тайну.
В стенах своего дома Ческидовы хранили страшную тайну. Фото: АиФ/ Фото Надежды Уваровой

Почта, храм, магазин

Поселок Смолино — это один из самых экологически чистых районов Челябинска. Он входит в черту города и совсем не выглядит унылым или заброшенным. Наоборот, многочисленные шикарные коттеджи из красного кирпича с коваными воротами показывают: место дорогое, рядом одноименное озеро. Среди двух- и трехэтажных домов немного маленьких, как из советских деревень. С крашеными рамами, покосившимися крышами. В одном из них, неприметном, с синими ставнями, жили Ческидовы, 51-летний Владимир и его 72-летняя мать. И, как выяснилось в прошлом июле, их пленница — 33-летняя выпускница челябинской школы-интерната Екатерина.

Все необходимое для жителей поселка не просто в шаговой доступности — в нескольких домах. Православный храм, почтовое отделение, продуктовый магазин. Все — по улице Фестивальной, как и дом маньяка.

На улице солнечно и тепло, но подходя к логову душегуба, чувствуешь внутренний холод. Наглухо зашторенные окна, заросший одуванчиками огород, невысокий забор. За этими воротами почти 14 лет хранилась страшная тайна.

Поселок Смолино - место дорогое, рядом одноименное озеро.
Поселок Смолино - место дорогое, рядом одноименное озеро. Фото: АиФ/ Фото Надежды Уваровой

Выпускница школы-интерната

Летом 2009 года тогда 37-летний Владимир Ческидов на железнодорожном вокзале Челябинска познакомился с 19-летней Катериной. И пригласил в гости — выпить. Девушка согласилась, и они, как позже выяснится, на общественном транспорте доехали до дома маньяка. О том, что она не покинет этих стен ближайшие 14 лет, Катя, конечно, не знала.

Ее толком не искали — девушка выросла в интернате вместе с сестрой. Дружила с плохой компанией, говорят, выпивала и встречалась с разными мужчинами. «АиФ-Челябинск» в прошлом году нашел несколько знакомых Екатерины по детдому, которые в голос уверяли: ее помнят, была абсолютно обычная, вежливая, из учреждения не сбегала, после окончания училась на швею. Что-то у нее было с ногой, выглядела как полненький ребенок, невысокая, круглолицая. Пропала — и все о ней забыли. Никто не мог предполагать, что девушка освободится из плена маньяка спустя 14 лет после пропажи.

Магазин

Спустя почти год после ареста «смолинского маньяка» страсти по нему не утихают. Соседи шепчутся: вчера про наш поселок показали по телевизору, позавчера новость прошла, что дело в суд передали. Захожу в местный магазин. На полках небогатый выбор — хлеб, молоко, несколько видов консервов. Продавец объясняет: магазин закрывается. Интересуюсь, что слышно о самых известных жителях поселка — семье Ческидовых.

«Валентина приезжает, но здесь не живет, - говорит женщина, отпуская колбасу покупательнице. - То и дело в окно ее вижу. Сначала туда пройдет, вскоре назад. Мы думаем, это она проведать дом приезжает. В магазин не заходит, а раньше, до всей этой страшной истории, частенько забегала. Молоко брала, хлеб».

Продавец уверяет: Владимира Ческидова видела лишь один раз. Много лет назад он зашел, купил конфет, попрощался и вышел. Ей потом соседки сказали, это же Валин сын. А она и знать не знала, как он выглядит, думала, он в Москве живет.

В этом магазине покупала продукты Валентина Ческидова, мать маньяка.
В этом магазине покупала продукты Валентина Ческидова, мать маньяка. Фото: АиФ/ Фото Надежды Уваровой

«Царица»

Надежду Ивановну, лучшую и, пожалуй, единственную подругу матери «смолинского маньяка», знают все. Женщина жалеет и привечает в квартире всех окрестных бездомных кошек. Сейчас у нее живут 18 «мурок», и, конечно, всю пенсию она тратит на их прокорм.

«Мы же с Валентиной 10 лет дружили, - держится за сердце пожилая женщина. - Она ко мне постоянно ходила в гости, да и я к ней тоже. Разговаривали, спорили, иногда ругались, я как узнала это все... Чуть с инсультом не слегла. Тут приезжали журналисты, звали на ток-шоу, я не смогла, представляете, так заболела, давление огромное, думала, все, конец».

Надежда Ивановна вспоминает, как переехала в поселок и познакомилась с Валентиной Ческидовой около церкви. Подчеркивает: она произвела приятное впечатление, выглядела моложе своих лет, всегда была ухожена, отлично одевалась. Кстати, и ее сын, что держал в плену девушку 14 лет, в одежде был настоящим франтом. Даже дома не носил привычные глазу «треники», всегда в брюках и рубашке.

«Она себя считала и называла исключительно «Царица», - рассказывает женщина. - Я все удивлялась, ну что за царица? Она говорит, надо, мол, себя любить. Странная такая была, разговорчивая. Но, надо сказать, умная, знания у нее из разных областей были, разговорчивая, интересная».

Церковь Владимира Равноапостольного в поселке Смолино.
Церковь Владимира Равноапостольного в поселке Смолино. Фото: АиФ/ Фото Надежды Уваровой

По словам соседки, Валентина Ческидова сосредоточила власть над домочадцами в своих руках. Она не верит, что подруга боялась сына. Каждый день примерно в обед она с сумками уходила из дома, а к вечеру возвращалась. Соседка уверена, ездила в город за недорогими продуктами. Деньги у Валентины водились всегда, причем пенсия небольшая, но она не нуждалась. Получается, содержала и сына, и пленницу, хватается за голову Надежда Ивановна.

«Она и мне продукты привозила, и очками торговала она — а я ей иной раз помогала, - вспоминает единственная близкая подруга матери подсудимый Владимира. - Она подрабатывала, в секонд-хенде товар сортировала, что-то там брала за копейки, в церкви опять же помогала, там продукты брала. Все психологией увлекалась, мне предлагала тоже знания получать в этой отрасли».

Соседка говорит, странностей в поведении подруги было немало. Если придешь к ней в гости — она порой по минут 10-15 могла не открывать ворота. Стоишь, ждешь. А как-то Надежда зашла в дом, а там куча мусора. Сейчас, сложив всю информацию, она понимает: пришла не вовремя, видимо, пленницу наспех прятали, штукатурка осыпалась со стен, может, поспешали.

Как в тюрьме

«Я постоянно просила ее познакомить с девушкой Володи, как Валя ее называла, - говорит Надежда. - Она все отмахивалась, да ну тебя, да спят они, да не заморачивайся. Но про нее рассказывала часто: то она кушать приготовила, то убралась. Даже имени ни разу не называла, хотя я интересовалась».

У Надежды есть ответ на вопрос, который задают все знакомые с этой страшной историей. Почему не сбежала пленница Екатерина? Неужели за почти 14 лет не было ни единого случая, когда ее мучитель спал или находился в другой комнате? Она уверена: там были такие засовы, что девушка не смогла бы открыть ворота, даже, если бы выбралась из дома.

«Один крюк чего стоил, - говорит Надежда. - Я все время звала Валю, давай, иди выпускай меня, я сама в жизни не открою, это же какую силищу надо иметь».

Надежда говорит, у Валентины есть квартира на северо-западе Челябинска.

Соседка вспоминает, что мать маньяка всегда была ухожена, отлично одевалась.
Соседка вспоминает, что мать маньяка всегда была ухожена, отлично одевалась. Фото: АиФ/ Фото Надежды Уваровой

«Была уверена, что Валентина живет одна»

А другая соседка, Татьяна, уверяет: была уверена все эти годы, что Валентина Ческидова живет одна. Сына ее видела буквально пару раз, причем ночью и в черной одежде с капюшоном. Он прятался, уверена женщина. А о существовании какой-то девушки его и не помышляла.

«Меня Валентина все агитировала за «Свидетелей Иеговы»* (*включены в список организаций, запрещенных на территории России - прим. редакции). - говорит Татьяна. - Ой, я отказывалась, отказывалась в гости к ней идти, но она настаивала. Я пару раз заходила на кофе. Да, в доме был беспорядок, и на кухне тоже. Но прямо такие ужасы, как СМИ пишут, я не наблюдала. Потом оказалось, она по разным религиям «моталась», то в храм, то в молельные дома. Уже по этому можно понять, что за человек. Хитрая, изворотливая. Правды у нее не узнать никогда».

Татьяна говорит, была мысль купить дом Валентины, если она будет его продавать, конечно. Хотелось бы на земле жить, но опять же страшно: там же нашли тело другой пленницы Ческидова, страшно, надо батюшку вызывать и освящать землю.

«Ко мне полицейские пришли с допросом, я утверждала, что Владимира здесь нет, - вспоминает Татьяна. - Хорошо, хоть меня не убил он. И нас никого не прибил. Ходят слухи, что может и больше трупов там у него в огороде. Бабы говорят, перерыли всю землю около дома и подпол».

Успокоение

Соседи считают, Валентина ежедневно уезжала из дома, чтобы не видеть того, что творит ее сын. При этом женщина, что называется, «умела жить»: придумывала способы подработать, покупала дешевые продукты. «Просрочку, наверно, - уверяет Татьяна. - А еще одевалась красиво, то шляпку, то платье. Я и не думала никогда, что ей 72 года, моложе выглядела. На вечера, кому за 50, бегала, как муж умер. Наверно, она за столько лет нормой стала считать сожительство сына с пленницей».

Женщина уверена: сама Катя не пыталась сбежать не только потому, что маньяк на ее глазах убил и расчленил предыдущую пленницу. Все же девушка — выпускница коррекционного интерната для детей с нарушениями интеллекта. Возможно, в какой-то момент времени она свыклась со своим существованием и стала принимать его за норму.

С дома, который стал логовом маньяка, снято объявление «Опечатано». Валентина старается забегать в него, не попадаясь на глаза соседям. Говорят, она и сейчас пыталась ходить в местный храм, но ее выгнали местные прихожанки. Возможно, она искала успокоение и прощение в религии. И мать, и ее сын избежали уголовного наказания: женщину освободили в зале суда еще в прошлом году, не предъявив никаких обвинений, а к Владимиру Ческидову, признанному невменяемым, применят принудительные меры медицинского характера.

Только убитую пленницу и 14 лет жизни Екатерине уже не вернуть.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах