Примерное время чтения: 7 минут
962

Тянуть нельзя. Онкогинеколог – о шансах при четвёртой стадии рака и вакцине

Валерия Саевец (слева) вместе с коллегами вырезает у пациентки пятикилограммовую опухоль.
Валерия Саевец (слева) вместе с коллегами вырезает у пациентки пятикилограммовую опухоль. Пресс-служба Минздрава Челябинской области

Недавно в Челябинской области онкогинекологи успешно провели уникальную операцию - удалили опухоль матки весом пять килограммов. Заведующая онкогинекологическим отделением Челябинского центра онкологии и ядерной медицины Валерия Саевец – одна из тех, кто оперировал пациентку. Врач рассказала корреспонденту АиФ-Челябинск о возможностях современной медицины и о том, как предотвратить отдельные разновидности раковых заболеваний.

Ждала до последнего

Олеся Горюк, АиФ-Челябинск: Прочитав об операции по удалению пятикилограммовой опухоли, пользователи интернета писали комментарии: как врачи допустили рост саркомы до таких размеров? Ходили даже слухи, что это из-за пандемии…

Валерия Саевец: Пандемия тут абсолютно ни при чём. Я вам больше скажу: когда пациентка к нам пришла, мы не сильно удивились. Привыкли оперировать женщин, которые откладывают лечение до последнего. Насмотрелись и на саркомы, и на опухоли яичников по 20-30 сантиметров. Что касается этой пациентки, она работает учительницей. То есть у неё оплачиваемый больничный. Каждый год проходила медкомиссию, знала, что была миома, которая стала перерождаться во что-то нехорошее. Но были ученики, преподаватель хотела довести класс до выпускных экзаменов.

Она пришла к нам, потому что невозможно уже было ни есть, ни в туалет ходить. Саркома занимала весь малый таз и брюшную полость. Сдавливала печень, желудок, диафрагму, селезёнку. Размер опухоли был больше, чем девятимесячная беременность. Причём у нас есть снимки КТ, которые это доказывают. Пациентка, пока ждала анестезиологов, лежала на боку, чтобы легче было дышать. Конечно, если бы она пришла раньше, и сама бы меньше мучилась, и нам бы было проще.

– Как проходила операция?

– Бригада из трёх врачей работала два с половиной часа. Едва начав, обнаружили, что саркома вся пронизана сосудами – не только основными, но и множеством мелких. Собственно, за счёт них она и доросла до таких размеров. Одно неосторожное движение хирурга привело бы к обильному кровотечению. В прошлые годы мы каждый сосудик разрезали и перематывали, а сейчас очень быстро пережигаем их ультразвуковым аппаратом.

Принимали решения на ходу, потому что стандартных алгоритмов действий при опухолях таких размеров нет. Главный принцип – не раздробить, вынуть целиком. Если бы в кровь попали частицы опухоли, дальнейший прогноз мог бы быть крайне неблагоприятным. Пришлось делать большой разрез, чтобы вынуть саркому одним блоком.

Хирург часов не наблюдает

– Два с половиной часа за операционным столом – это много или мало?

– Моя первая эндоскопическая операция заняла четыре часа. А сейчас мы её делаем за 40 минут, потому что наработан опыт. Оперирую в среднем дважды в день, а иногда и трижды.

Очень правильно, что нас делят по разным направлениям. Специалисты широкого профиля – это явление спорное. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом, своей локализацией. Только так можно повысить скорость, а она важна, учитывая, что пациент лежит под наркозом.

Будильника в операционной, естественно, нет. Работаем столько, сколько нужно. Когда я прихожу на операцию, забываю обо всём. Мы между собой шутим: операционная лечит. Наступает такая концентрация внимания, что не вспоминаешь про себя, – все мысли только о том, как сделать максимально хорошо для пациента. Усталость возникает потом, когда ты вышел. Понимаешь, что нога затекла и спину свело.

– В СМИ два года назад освещалась ещё одна успешно проведённая вами операция, за которую вы получили национальную премию по репродуктологии.

– Там у молодой женщины был рак вульвы. Если просто вырезать поражённые участки, останутся рубцы, и пациентка не сможет жить половой жизнью. Челябинский профессор Александр Владимирович Жаров, работавший в нашем онкоцентре, придумал, как решить эту проблему, разработал свою методику и даже получил патент. Суть в том, что с задней поверхности бёдер берётся кожа, из неё формируются лоскуты. Из этих лоскутов формируются половые губы, которыми обшивается влагалище. Косметический эффект получается такой, что искусственные половые губы почти неотличимы от настоящих. Сейчас операции «по Жарову» делают не только у нас, но и в других больницах.

– Надо же, мужчина придумал как помочь женщине остаться женщиной!

– Профессия врача не имеет пола. Это относится не только к онкогинекологии, но и к любой другой специализации. Я как доцент кафедры онкологии ЮУГМУ работаю с начинающими докторами, и среди них немало мужчин. А в онкологическом торакальном отделении у нас успешно работает девушка, хотя эта специализация считается одной из самых сложных.

От возбудителя рака есть вакцина

– Что стало темой вашей кандидатской диссертации?

– Я исследовала лечение тяжёлых форм рака шейки матки (РШМ). Раньше было принято лечить их или химиотерапией, или хирургией в сочетании с лучевой терапией. А мы с моим научным руководителем попробовали соединить все три компонента. Оказалось, что такая тактика более эффективна. И общая выживаемость, и безрецидивная выживаемость увеличились.

– Теперь только так и лечите?

– Сейчас у нас есть клинические рекомендации, разработанные российским минздравом. К каждой стадии процесса прописаны чёткие стандарты лечения. Причём стадии имеют много маленьких подгрупп, которые меняются в зависимости от размера опухоли. Разница может быть в один миллиметр, и это уже другая тактика лечения.

– Не обидно, что вы исследовали, трудились – и тут вам спускают указания сверху?

– Здесь совсем другой случай. Все рекомендации основаны на крупных международных так называемых заслеплённых исследованиях. Во всём мире рак шейки матки лечат практически одинаково. Мы горды, что, например, по второй стадии РШМ рекомендации минздрава совпали с нашими выводами.

Что же касается нестандартных случаев, то здесь на индивидуальный подход имеют право исследовательские центры. Челябинский областной центр онкологии и ядерной медицины – не исследовательский центр, а лечебное учреждение. Но у нас для таких случаев предусмотрен кабинет видеоконсультаций, созданный нашим главврачом Дмитрием Михайловичем Ростовцевым. Видеоконсультации – очень перспективное направление, особенно при лечении рецидивов. Там вообще стандартных подходов нет и бывает, и клиницист может ощущать себя как будто в тупике. В таких случаях у нас есть возможность обратиться к ведущим российским научным центрам, которые могут подставить нам плечо.

– Рака шейки матки можно с огромной долей вероятности избежать, если в детском возрасте пройти вакцинацию. Но есть ли эта вакцина в нашем регионе?

– Да, благодаря стараниям первого вице-губернатора Ирины Гехт можно сделать прививку в детских поликлиниках Челябинска.

– Почему условием является детский возраст?

– В 99% случаев РШМ вызывается вирусом папилломы человека (ВПЧ). Большинство мужчин являются его носителями. Поэтому важно сделать прививку от ВПЧ до начала половой жизни, иначе потом она будет неэффективна. Скажу сразу: опасения, что эта вакцина провоцирует бесплодие или невынашиваемость, напрасны. По всем видам вакцины от ВПЧ проведены очень тщательные исследования, она входит в национальный календарь прививок 69 стран. В Австралии благодаря вакцинации рак шейки матки полностью побеждён. Европа не знает третьей и четвёртой стадии этого заболевания. А у нас на высоких стадиях 30% обратившихся пациентов, это очень большой процент. К слову, вакцинация не единственный способ профилактики РШМ.

– Какие ещё способы существуют?

– Ежегодный осмотр у гинеколога поможет выявить так называемый предрак, или, по-научному, цервикальную интраэпителиальную неоплазию. Её диагностирует гинеколог в женской консультации, просто взяв мазок цитологической щёточкой. Предрак лечится консервативно, у него практически стопроцентный благоприятный прогноз.

При подозрении на что-то более серьёзное гинекологи отправляют пациенток к нам в Центр патологии шейки матки. Он начал работать при ЧОКЦОиЯМ в феврале 2020 года. Его цель – ускорить диагностику и выстроить маршрутизацию пациенток. Если раньше они терялись, уходили от нас недообследованными, то теперь получают точные диагнозы и тактику лечения.

Пользуясь случаем, хотела бы обратиться к читательницам: даже четвёртая стадия рака не смертный приговор. Практика показывает, что мы ведём таких пациенток довольно долго. Они живут полноценной жизнью, общаются и работают. Чем раньше вы обратитесь к врачу, тем большего успеха в лечении сможете добиться.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах