Примерное время чтения: 6 минут
170

Скелеты в шкафу и сейф с музыкой. Что можно увидеть в музее медицины

Руководитель музея Николай Алексеев у бор-машины советского периода, которую многие вспоминают с ужасом.
Руководитель музея Николай Алексеев у бор-машины советского периода, которую многие вспоминают с ужасом. / Эльдар Гизатуллин / АиФ

В вузах Южного Урала, как и по всей стране, идут вступительные экзамены. Некоторые молодые южноуральцы решили стать врачами. Возможно, на их решение в своё время повлиял визит в уникальный музей истории медицины, который открыт при городской клинической больнице №1 Челябинска. Об экспозиции рассказал руководитель музея истории медицины, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ Николай Алексеев.

Долой дрова – спасай леса!

Эльдар Гизатуллин, chel.aif.ru: Как появился такой необычный музей? Поводом стал особый экспонат или некое событие?

Николай Алексеев: В 1967 году умер выдающийся врач Пётр Тарасов. Оставил много вещей, книг, которые завещал городской клинической больнице. Сначала решили сделать мемориальный кабинет, затем родилась идея музея больницы. Экспонаты постепенно накапливались, и в 1998 году решено было создать уже музей медицины. У нас уже 16 тысяч 470 экспонатов. Когда я пришёл на нынешнюю должность, меня больше всего интересовали первые врачи – XVIII и XIX веков. Об одном из них, Василии Жуковском, организовавшем первую в Челябинске больницу, написал целую книгу.

- А правда ли, что некоторые тогдашние врачи были довольно богатыми людьми?

- Можно сказать, что занимались бизнесом. Например, Корнелий Покровский работал одно время в Златоусте, потом познакомился с дочерью Жуковского, женился, переехал в Челябинск, возглавил городскую больницу. Но в 1842 году попался на мошенничестве и от должности его отстранили. Долгое время было неясно, что же тогда случилось. В архивах в Уфе мне удалось найти ответ – оказывается, в то время купцы перегоняли гурты скота. Для прохода надо было иметь справку о том, что скот не болеет сибирской язвой. И Покровский согласился выдать такую справку за деньги. Купец пожаловался губернатору, поднялся скандал.

Сам Корнелий – личность в любом случае примечательная. У него были в собственности питейные заведения на хуторе Михайловском, который сейчас затоплен Шершнёвским водохранилищем. Занимался врач и добычей золота, одним из первых доказывал, что необходимо начать добычу каменного угля на Урале, чтобы сберечь леса, которые изводили на дрова.

Среди экспонатов музея - образцы лекарств, старинные врачебные инструменты и исторические фотографии.
Среди экспонатов музея - образцы лекарств, старинные врачебные инструменты и исторические фотографии. Фото: АиФ/ Эльдар Гизатуллин

- Среди экспонатов есть и газеты, где врачи рекламировали свои услуги – так было принято?

- Да, до революции работало немало частнопрактикующих врачей. В газетах их объявления занимали целые страницы. Были строгие правила для публикации – нельзя было указывать недостоверные данные, сообщать лишь о своей специализации, а женщины-врачи должны были указывать свой пол. В ту пору очень распространен был сифилис – и многие врачи рекламировали свои услуги в лечении этой болезни.

- А почему аптечный сейф, тоже экспонат музея, снабжен музыкальным сигналом?

- До революции в аптеках с наркотическими средствами было не так строго. Как и с ядами. Известно, что в 1902 году сын-подросток врача Антона Новицкого погиб, случайно выпив яд. Поэтому и были такие сейфы, который музыкой предупреждали, что их открыли.

Отработать надо было 6 лет

- Выпускники-медики той поры считались востребованными специалистами?

- Конечно. И тогда, как и в советское время, была система распределения. Если учился за счёт казны, то обязан был 6 лет отработать по распределению – как правило, в армии или сельской местности. Наш известный врач и градоначальник Александр Бейвель работал в селе Воскресенское – правда, лишь 3 года, так как вспыхнула эпидемия тифа, и его перебросили в Челябинск.

У нас в музее есть наборы, которые дарили всем выпускникам-медикам – инструменты общей практики, а также для вскрытия.

- Вы сами почему решили стать медиком?

- Врачебной династии за спиной у меня нет, родители были обычные работяги. Учился я хорошо и с тремя друзьями решил поступать в мединститут. Они не поступили, а я прошёл. Правда, потом после армии один товарищ всё-таки поступил. Мы тогда не только учились – я, например, в составе стройотряда возводил жилые дома в деревне, а также с другими студентами строил новые здания мединститута на улице Воровского. Мы, например, вбивали скобы в канализационные люки.

После работал в Чесме. Освоил там и трепанацию, и ампутацию конечностей. Могу с уверенностью сказать, что на моём счету несколько не просто пролеченных, но и спасённых людей.

Дети иногда падают в обморок

- Школьники и студенты приходят в музей на экскурсии?

- И школьники, и студенты. Дети потом пишут в книге отзывов: «Хочу стать медиком!». Хотя реакции случаются разные. У нас тут есть банки, что называется, «с уродцами». Первые экспонаты ещё в 30-х годах собирал врач-патологоанатом Николай Арнольдов. Некоторые маленькие посетители после их разглядывания едва в обморок не падают. 

А вот среди студентов встречаются случаи просто «дремучести». Спрашиваю, кто из врачей стал известным писателем? Далеко не всегда могут ответить: «Чехов, Булгаков».

- А какие экспонаты обычно привлекают всеобщее внимание?

- Те же банки «с уродцами», образцами поражения тканей. Или же бор-машина с ножным приводом. Её ещё до 60-х годов прошлого века использовали в армии. Видимо, считали, что солдат должен всё вытерпеть, так как боль от работы такой машины была сильная. Впрочем, от приводной бор-машины советских времён тоже – обороты были небольшие, а чем медленнее вращение, тем больнее.

- Поражают и некоторые фотографии…

- Это стенд, посвящённый Ашинской катастрофе. Самые страшные снимки мы, конечно, не выставляем. Есть у нас и экспонаты, посвящённые воздействию неблагоприятной экологии на организм человека – так уж получилось, что находятся они рядом с банками с формалином.

Есть экспонаты, которые, может, не производят столь сильного впечатления, но они не менее интересны. Например, старые медицинские книги, которые обнаружили на чердаке дома в Кыштыме. Или же гербарии – раньше в каждой аптеке должна была быть комната для лекарственных трав. Если такой комнаты не было, разрешения на открытие аптеки не давали. Каждый наш экспонат – это страница истории медицины, и надеемся, что кто-то из наших гостей впоследствии прославит своё имя как врач.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах