aif.ru counter
69

Круче Каменской

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 28/01/2009

Днём челябинский милиционер борется с преступностью, а по ночам пишет книги.

В уголовном розыске подполковник милиции Михаил Маслов работает уже 20 лет. Через его руки прошла не одна тысяча дел. Некоторые и стали основой "Личного дела майора Савранского".

Чтобы попасть к начальнику угро, нужно подняться на пятый этаж неприметного серого здания районного УВД и пройти через прокуренный коридор мимо комнат, где допрашивают задержанных. Кабинет начальника уголовного розыска УВД Курчатовского района на писательский мало чем похож. На казенной стене - фотографии Валерия Пустового и Владимира Высоцкого в роли Глеба Жеглова, несколько дипломов, на столе - стопки отчетов, документов, толстенный талмуд "Сборник статей к 10-летию со дня смерти Ленина" 1934 года издания, пачка сигарет да пол-литровая кружка кофе - для вдохновения.

Он один из нас

Вечером, после окончания рабочего дня, когда мы пришли, Михаил Викторович писал очередной рассказ. Как обычно - о раскрытии преступления. На этот раз его литературный "подопечный" - Володя Савранский - занимается делом по 111 статье УК "Нанесение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти". И распутывает он преступный клубок как обычно профессионально, со свойственными ему юморком и цинизмом.

- Да он у нас круче Насти Каменской! - заливисто смеется подполковник Маслов. - Она просто умница, а этот еще пьяница, бабник, бесшабашный - настоящий мужик. Он не шаблонный опер, высосанный из пальца, который должен вызывать стойкую гордость за нашу милицию, и к которому доверия у людей просто нет! Он один из нас, настоящий милиционер, со своими слабостями и характером!

Почти все рассказы подполковника Маслова, в литературной среде известного под псевдонимом Виктор Ковыль, основаны на реальных событиях и расследованиях. А за 20 лет службы их было немало. Правда, в основном видеть приходилось людское несчастье: убитых горем родителей, потерявших детей, или детей, оставшихся сиротами...

- Не такая уж у нас работа веселая, - констатирует писатель в погонах. - Что может быть веселого в раскрытии убийств? Так что рассказы приходится украшать.

Впервые маститого опера потянуло к перу несколько лет назад. По полушутливой просьбе друзей детства он начал описывать истории, происходящие с ним самим и с его коллегами и подчиненными. Днем раскрывал преступления, а ночью или урывками в выходные писал. С легкой руки автора появилось больше 90 рассказов. А в 2007 году, в издательстве "Аркаим", тиражом в 5 тысяч экземпляров вышла книга "Личное дело майора Савранского". Новинка, продаваемая в Москве и Питере, разошлась в считанные дни.

Родился с кокардой

В рабочее время писатель-милиционер руководит бригадой из 42 человек. Пока подполковник Маслов рассказывал о творчестве, к нему не один раз заглядывали подчиненные: кто за советом, а кто с отчетом.

- В уголовном розыске работают голимые фанатики, - уже без улыбки отмечает Михаил Маслов. - Здесь не дают жилья, рабочий день, равно как и неделя, ненормированный, платят мало. Так, оперуполномоченный угро получает около 14 тысяч рублей, а младший лейтенант - 7-8 тысяч! Но как бы мы ни ругали свою работу, каждое утро идем сюда с удовольствием. Понимаете, здесь мы жизнь не зря проживаем.

И так он рассуждает уже на протяжении 20 лет.

- В моей семье милиционеров никогда не было. И я никогда не хотел носить погоны, - вспоминает Михаил Викторович. - Но всё-таки родился я милиционером. Есть в семейном альбоме одна фотография. Мне на ней всего четыре года. Я стою в серой дурацкой шапочке. С кокардой на лбу! Ну и кем я мог стать?

В 1988 году 25-летний Михаил Маслов попал по путевке комсомола в милицию. Начал оперуполномоченным уголовного розыска в УВД Центрального района. Да так в милиции и застрял. Правда, на несколько лет всё же увольнялся.

- Просто у каждого свой путь, - попивая из пол-литровой кружки горячий кофе, философствует подполковник. - И мне, видимо, нужно было уйти, чтобы понять, что я потерял и где мое место.

"Язык - это не феня!"

в отличие от своего создателя, Савранский из милиции вряд ли уйдет - даже на месяц. Книжному герою кризис нипочем. Ругнет раз-другой власть и снова будет раскрывать преступления и разбираться с криминальным миром. Кстати, про ругань. Язык милиции и преступников почти один и тот же, но в своих рассказах подполковник Маслов позволяет Савранскому и остальным героям только крепкое, ядреное словцо, а вот фени, свойственной милицейско-детективной литературе, на страницах его рассказов нет.

- Язык должен быть русским, а не уголовным, - рассуждает Михаил. - Иногда мы забываем, что русский язык - это не феня. Это язык Пушкина, Гоголя, Лермонтова.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых