28

Обескровленный Южный Урал

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 30/07/2008

В 2007 году кровь сдали около 100 тысяч человек. Однако заготовленные компоненты крови не покрывают потребностей южноуральских больниц.

В областной ожоговый центр 14-летний Виталий Ваулин поступил несколько дней назад с термическим ожогом 82% кожного покрова тела. Чтобы спасти жизнь парнишки, врачам нужно приложить немало усилий, в том числе сделать несколько переливаний крови. Точнее, даже не крови, а плазмы. Несколько порций для Ваулина врачи достали из холодильника буквально при нас. Осталась "заначка". Еще пара пакетов...

Есть ли дефицит?

Однако, по информации, размещенной на сайте областной станции переливания крови, нехватки донорской крови на Южном Урале нет. К сожалению, сами руководители в силу занятости не смогли встретиться с корреспондентом "Аиф-Челябинск". Живое же общение с врачами из больниц разных районов города показало, что на деле в городе, да и регионе в целом, все обстоит не так уж гладко. Правда, как уверили нас специалисты-трансфузиологи, ситуация нехватки крови для Виталия совершенно исключена. Во всяком случае совсем уж критическим положение пока не назовешь. Правда, тут же оговорились: внимание государства к службе крови и к донорскому движению все же было бы нелишним. Уж больно неутешительные данные дает статистика: в течение последних лет количество доноров в Челябинской области неуклонно снижается. Соответственно, падают и объемы заготовок. К примеру, в 2007 году в области было заготовлено 45 тысяч тонн донорской крови от 100 тысяч человек. Однако этого оказалось недостаточно: на каждую тысячу южноуральцев пришлось всего 14 доноров вместо запланированных 18.

Недокомплект донорских кадров был зафиксирован в большинстве южноуральских городов и сёл: в Пласте, Кыштыме, Верхнеуральске, Еткульском и Увельском районах. Но даже там, где показатели были выше среднего, ситуацию благополучной назвать нельзя. Дело в том, что лучшими донорами считаются люди 20-40-летнего возраста. Но молодежь в ряды доноров не вливается по общеизвестным причинам, а у людей предпенсионного и пенсионного возраста качество крови гораздо хуже. Но, как говорится, уже не до разборчивости. Дай бог, этих-то сохранить.

Сам себе донор?

В ГКБ N9 потребность в донорской крови высока. Ленинский район Челябинска - это средоточие большинства челябинских заводов. Отсюда и большое количество производственных травм. Своего отделения переливания крови в больнице никогда не было.

- Компоненты крови мы заказываем на областной станции переливания крови, - рассказывает Анатолий Ериков, заведующий отделением анестезиологии и реанимации, и.о. заведующего кабинетом трансфузионной терапии. - Цена плазмы - 7773 рубля 20 копеек плюс 385 рублей НДС, а эритроцитной массы -

3225 рублей опять же плюс налог. Объемы требуются большие: кроме травм на производстве, есть еще плановые операции. Нужна кровь и в роддоме.

По словам главного реаниматолога больницы, запас компонентов крови у них всегда есть в кабинете трансфузионной терапии. Правда, за "товаром" иногда приходится ездить в Копейск, Коркино, другие города области.

- Что говорить, количество доноров сократилось вдвое, -

разводит руками врач. - Из общего объема сданной крови около 30% отсеивается после проверки. Причина - гепатит, сифилис, ВИЧ. Вот и получается, что за кровью редких групп приходится ездить в область.

Из-за нехватки донорской крови врачи ГКБ N9 одними из первых в городе стали использовать для плановых операций аутокровь.

- До операции мы делаем у больного забор крови, - поясняет Анатолий Михайлович. - Помещаем в холодильник, а затем уже используем на операции. Сами пациенты охотнее идут именно на такое переливание. Все-таки переливание с донорской кровью - это пересадка чужой ткани. Кстати, есть в технологии и плюс для больницы - в прошлом году на аутокрови мы сэкономили около 200 тысяч рублей.

"Кровавый" парадокс

Парадоксальным в этой ситуации выглядит закрытие отделений по переливанию крови. Так, около полугода назад в одночасье было закрыто отделение по переливанию крови в ГКБ N6. Созданное 35 лет назад, оно было третьим в области по объемам заготовки компонентов крови после областной станции и Магнитки. Огромная армия доноров (в картотеке числилось около 50 тысяч человек) абсолютно безвозмездно сдавала кровь. Ежегодно здесь заготавливалось одной только плазмы более 2 тонн. Покрывая свои потребности, отделение делилось ценными запасами с больницами города.

Сегодня потребности ГКБ N6 в жизненно важном "ресурсе" не уменьшаются. Напротив, растут. Областному ожоговому центру, много лет назад созданному на базе больницы, в ежедневном режиме требуется свежая кровь. Ежегодная потребность в плазме, к примеру, составляет около 2 тонн. Как оказалось в случае с Виталькой, иногда даже распространенной второй группы здесь не хватает. В таких случаях приходится гнать машину через весь город с его пробками, чтобы получить жизненно необходимую дозу плазмы в областном центре, который по договору с Минздравом области поставляет кровь в больницы города. Причем, как показывают маркеры на "порциях", компоненты крови приходят отовсюду: из Свердловской области, Магнитки. Только не из Челябинска...

Трансфузиологи по этому поводу лишь пожимают плечами: по постановлению Правительства о разделении полномочий только государственные медицинские учреждения могут заниматься заготовкой крови. Муниципальные учреждения, к которым относится и ГКБ N6, такие полномочия не получили. Хотя врачи за закрытием видят другую причину: просто не получилось диалога между городом и областью, не сели руководители Минздрава и управления за стол переговоров... И пострадали в этой истории вовсе не медики, большинство из которых после закрытия попросту перекочевало в другие больницы, а донорство как таковое. Донорский потенциал в Металлургическом районе, считают врачи, утерян. Причем утерян не только для района, но и для города...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых