aif.ru counter
45

Вопрос ребром: вымрут или выживут?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 02/07/2008

Семью этих вынужденных переселенцев из Казахстана Россия встретила далеко не хлебом-солью. Уже на протяжении 8 лет они просто пытаются выжить.

- Я маленький человек, и государство меня не видит, - плачет Зоя Александровна Литвинова. - Что мне сделать, чтобы увидело? Вый-

ти на площадь и сжечь себя принародно? Как еще достучаться до государства? Как доказать, что я маленькая часть этого огромного механизма с его конституционными гарантиями?..

Она, вынужденная переселенка, вместе со своей престарелой матерью и больной дочерью уже на протяжении 8 лет пытается добиться признания у государства. Признания и права на нормальную жизнь.

Очередь на 117 лет

По неудобной лестнице поднимаемся на 5-й этаж общежития Уральской государственной академии ветеринарной медицины в Троицке. Комната 521. Обшарпанная коричневая дверь, и за ней - 16 квадратов жилого пространства, точнее, даже не жилого, а загроможденного мебелью, техникой, одеждой. Здесь живут три женщины, стойкое бабье трио, набившее оскомину местным чиновникам. На троих у них одно спальное место - диван, на котором спит 22-летняя дочь Юля. 67-летняя Антонина Игнатьевна на ночь устраивается на полу, а сама Зоя умещается на узенькой скамеечке кухонного гарнитура... На троих и одна работа, и один воз проблем.

- У меня родители были русские, их в свое время отправили на освоение целины в Казахстан. В конце 90-х жить русским в Казахстане стало невозможно, - вспоминает, вытирая слезы, 42-летняя Зоя Александровна. - Нас тогда просто хотели убить. Местные милиционеры разбираться не стали, сказали: "Нам проще вас посадить, чем искать виноватых". И мы решили бросить всё и уехать в Россию. Тем более надеялись на гостеприимную родину.

Оставив добротный домик в пригороде и трехкомнатную квартиру в Джетыгаре, семья Литвиновых поехала на Южный Урал. Государство обещало таким, как они, дать статус, жилье - да много всего. Но вместо этого - полное безразличие. Хотя нет - единовременное пособие размером 83 рубля 49 копеек.

- Все думают, что переселенцам всё дают, - усмехается Зоя и нервно комкает бумагу. - Может быть, и дают. Но эта история не про нас...

По приезде тогдашняя администрация выделила комнатку в общежитии через ветеринарный техникум, пообещав в течение пяти лет пусть и скромное, но всё же свое жилье. Правда, обещания остались со старой властью. При новой дело замялось. Сейчас в Челябинской области таких, как Литвиновы, - 415 человек, в Троицке - 30. Литвиновы в очереди 117-е. К слову, в этом году на область выделили лишь 1 жилищный сертификат.

- То есть с такими темпами нам ждать всего 117 лет! - нервно смеется женщина. - И при этом каждый год нам необходимо подтверждать статус, обновлять документы. Зачем? Мы с этим вопросом обратились в администрацию. Нам ответили: "Пересчитать вас, чтобы знать, сколько вас еще осталось, а сколько вымерло..." Неужели ждут, чтобы вымерли? Судя по отношению - да...

Против судебной системы

Со временем горемыки обжились. Бывшая учительница Зоя Александровна не гнушалась никакой работы: работала вахтером, кондуктором, уборщицей - нужно было выживать.

- Вы не представляете, что это такое - чувствовать себя бомжем, - закрывая потухшие глаза рукой, говорит Зоя. - Даже сейчас, работая, мы получаем копейки...

С минимальной пенсией матери и их двумя зарплатами вахтерш в месяц на каждую из Литвиновых получается чуть больше тысячи рублей. За квартиру, точнее, комнатку под крышей, приходится отдавать 1200.

- Но в суде говорят, что у нас всё нормально, мы живем хорошо, - в очередной раз расстраивается Зоя Литвинова. - Тут нам еще работодатель бойкот объявил.

Связанная трудовым договором с общежитием, Зоя Александровна имеет право на комнатку. А вот если работодатель - академия - откажется от ее услуг, она просто окажется на улице. Причем именно такая ситуация сложилась несколько лет назад. Правдолюбку, обившую пороги всех местных чиновников, начали выживать. По словам женщины, против нее сейчас вся судебная система.

- Сначала меня попытались уволить, - рассказывает Литвинова. - Выгоняли с милицией. Причем причины, несмотря на то что я справлялась с обязанностями, нашли самые смешные. Один за другим посыпались выговоры. Каждая смена тогда для меня была как война. Пришлось себя защищать, отстаивать свои права. Возможно, согнись я перед системой - и всё пошло бы иначе. Но я решила идти до конца.

На столе, стульях, на полу в маленькой комнатушке, где живет эта женская семья, кипы документов по всем делам. Мыкаясь по судам, бывшая учительница и сегодняшний вахтер стала подкованной в юридических вопросах.

- Спасибо академии, что "отправила" меня учиться, - говорит она. - Волей-неволей мне пришлось поступить в Троицкий энергостроительный техникум на заочное отделение. Сейчас учусь на юриста. И даст бог, к окончанию смогу отстоять права своей семьи.

Прощаясь с нами на своем рабочем месте, вахте общежития, Зоя Литвинова устало вздыхает:

- У нас нет надежды на государство, на то, что оно поможет. Все говорят, что в России вся беда в том, что в законе есть дырки. Но, на мой взгляд, причина в другом - многие просто прикрываются законом и конституционными гарантиями.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых