Примерное время чтения: 6 минут
104

Уберечь от рокового шага. Кто помогает подросткам и их родителям

В кризисные моменты звонок на номер телефона доверяя может помочь посмотреть на ситуация под иным углом
В кризисные моменты звонок на номер телефона доверяя может помочь посмотреть на ситуация под иным углом / JESHOOTS / pixabay.com

Мало что может быть для родителя страшнее, чем видеть своего ребенка в буквальном смысле «на краю пропасти», не имея представлений о том, почему это происходит. По статистике Челябинского областного центра социальной защиты «Семья» только за 2021 год на Детский телефон доверия поступило 245 суицидальных обращений, 120 из которых – от самих детей.

Специалисты уверены: любые изменения в поведении подростков, и уж тем более разговоры об уходе из жизни – повод обратиться за поддержкой к специалистам. Из-за чего дети решаются на роковой шаг и почему идти к психологу нужно всей семьей, рассказала заместитель директора по методической и опытно-экспериментальной работе Челябинского областного центра социальной защиты «Семья» Светлана Пакулина.

«У родителей внутри все обрывается»

- С какими проблемами при работе с детьми и подростками центр сталкивается чаще всего?

Светлана Пакулина: Сегодня мы наблюдаем две основные тенденции: во-первых, не сокращается число попыток уйти из жизни среди подростков 12-17 лет; во-вторых, все чаще мы имеем дело с жертвами буллингового отношения в школах, которое порой выходит на совершенно абсурдный уровень.

 - С чем, на ваш взгляд, связана такая распространенность буллинга?

 - Во многом это результат крушения воспитательного подхода в образовании. Сегодня школа ориентируется на «оказание услуг». Это западный тренд, который разрушает привычные взаимоотношения «учитель-ученик», убирает из них диалог. При этом многие родители по-прежнему возлагают воспитательную функцию на учителей, в результате чего ребенка толком не воспитывают нигде. Тревожно, что буллинг - битва уже не отдельных семей, а целых ученических коллективов и даже образовательных учреждений.

- Что делать родителю, если ребенок говорит: я не хочу жить?

 - Все зависит от отношений между детьми и родителями. Даже в благополучных семьях они бывают «дистантно-наблюдательными», без присутствия доверия. Особенно часто мы видим это в контексте сексуального воспитания, когда мамы и папы и хотели бы, но не могут обсудить с ребенком важные вещи.

Когда ребенок говорит, что больше не хочет жить – у родителей внутри все обрывается, подкашиваются ноги, и часто просто не находится нужных слов, чтобы адекватно и без лишних эмоций обсудить ситуацию. Для таких случаев с 2010 года  на федеральном уровне работает бесплатная линия Детского телефона доверия 8-800 -2000 -122.

Важно честно признаться себе, что трудно, больно и страшно даже думать о сказанных ребенком словах. И предложить сделать звонок на линию. Уточнить, нужны ли вы в это время рядом, или, наоборот, ему лучше побеседовать с психологом наедине.  А после - обсудить то, что сказал специалист. Как родитель, я бы начала с этого.

Специалисты телефона доверия готовы помочь подросткам в ситуациях, когда кажется, что
Специалисты телефона доверия готовы помочь подросткам в ситуациях, когда кажется, что "все пропало". Фото: Челябинский областной центр социальной защиты «Семья»

Пережить вместе

 - Если все обошлось, и подросток успокоился, насколько необходимо дальнейшее психологическое консультирование?

 - Если ребенок сделал оговорку или заговорил о смерти, а тем более если он попытался причинить себе вред (даже незначительный) – поработать с психологом однозначно важно. И в первую очередь – родителям!  Начинайте с себя.

Даже мысли о причинении себе вреда с высокой вероятью говорят о том, что дома не все ладно, что ребенок не чувствует достаточной защиты и поддержки внутри семьи. Это вовсе не значит, что родители виноваты и плохо справляются! Однако это сигнал: в детско-родительских отношениях есть «тонкие места» и, может быть, даже трещины, которые не хочется замечать, сохраняя прошлое благополучие. Задача психолога не осуждать или учить, «как надо», а подсвечивать то, что изнутри ситуации не всегда заметно.

Важно понимать, что разовым обращением такие проблемы не решаются. Необходимо грамотное семейное сессионное консультирование, дабы понять, что мешает ребенку или, наоборот,  найти то, что будет ресурсно по отношению к нему. Меняя понимание ситуации, родители меняют отношения  с детьми, встают рядом  с ними, чтобы вместе пережить трудный момент. Это значительно снижает риски повторных попыток.  

 -  Сотрудников для такой работы готовят специально?

 - Сегодня дефицит экспертов и кадровая «текучка» – одна из самых острых проблем области. Особенно это касается психологов, которых просто нет! Даже если молодые специалисты приходят, после вуза, их практические навыки нуждаются в серьезной доработке. Нам необходимо иметь сильные методические кадры, выходить на курсы повышения квалификации, причем курсы практикоориентированной направленности. Это  то, что мы делаем в своем центре.

В этом плане нас очень вдохновляет опыт обучения у коллег из Петербурга (АНО «Партнерство каждому ребенку»). За последние два года 15 наших специалистов прошли повышение квалификации по работе с психологической травмой (в том числе у детей), познакомились с новыми практиками, техниками и инструментами поддержки семей в кризисе. Три психолога освоили программу для тренеров, чтобы в дальнейшем самостоятельно обучать как сотрудников центра, так и специалистов всех территорий  Челябинской области. Сейчас этот опыт очень помогает нам  в работе.

- Какие нововведения принесли наиболее заметную практическую пользу?

- Помимо прочего, нам очень пригодилась идея петербургских коллег по разработке чек-листов в практике оказания различных видов социальных услуг. На региональном уровне систематически  фиксируется и хранится вся информация о случаях, когда подростки пытаются уйти из жизни. Регулярно проводятся межведомственные заседания в Министерстве социальных отношений, при Уполномоченном по правам ребенка, на которых эти случаи разбираются. В частности рассматривается, то, как каждой семье помогают выходить из кризиса, каковы причины произошедшего с ребенком и каковы перспективы оздоровления отношений. Однако до недавнего времени не существовало единой формы сбора межведомственных данных от специалистов. Не имея структурированной информации, невозможно проводить грамотную аналитику, следовательно, не видно и четких путей правильного решения проблемы.

После обучения у коллег из Петербурга был разработан авторский чек-лист предоставления исчерпывающей информации по суицидальной попытке несовершеннолетних. Это дало возможность выстраивать логичный и понятный план сопровождения семей. А, значит, в перспективе - уберегать еще больше детей от опасного шага.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах