Примерное время чтения: 7 минут
304

Ракета взорвалась недалеко от казармы. Как челябинец за космонавтами следил

В высоту ракета может сравниться с 30-этажным домом.
В высоту ракета может сравниться с 30-этажным домом. / Сергей Судоргин / Из личного архива

Космическая эра началась в 60-х годах прошлого века, но её очарование сказывается до сих пор. Полёты обеспечивали не только конструкторы, но и рядовые работники – в том числе, служившие по призыву. Среди них был и житель города Златоуста, который недавно опубликовал свою уже 19-ю книгу.

Писатель Владимир Логинов видел практически всех легендарных космонавтов, общался с Сергеем Королёвым, проявлял плёнку выхода Алексея Леонова в открытый космос и был свидетелем крушения лунной программы СССР.

Вот только в итоге на творчество вдохновил его не только космос, но и история.

Космонавты спрашивали, мы отвечаем

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: - Как получилось, что вы попали на Байконур? Сами попросились – это ведь были 60-е годы, расцвет космонавтики…

Владимир Логинов: - Попал туда по призыву – из Челябинской области нас было несколько человек. На Байконуре и присягу принимал, и школу сержантов заканчивал. Служили мы непосредственно на стартовой площадке. Видел всех космонавтов первой волны – Юрия Гагарина несколько раз. И девушек тоже, их было пять человек, включая Валентину Терешкову. Наши казармы и гостиничные домики космонавтов располагались рядом.

- Получается, вся их жизнь проходила у вас на виду?

- Ну, совсем уж постоянно следить за ними было некогда – служба всё-таки, обязанностей хватало. Помню, что у них был большой спортивный плац – космонавты там занимались по утрам. Часто уезжали в Подмосковье. Спортзал у них в гостинице был замечательный – мы сами туда ходили, даже пробовали вращаться на центрифуге. Буфет в гостинице ещё хороший был – мы там вино покупали, потому что больше негде было.

- А в чём состояли конкретно ваши обязанности?

- Сам я служил в военном телецентре, куда космонавты приходили выступать. Я был художником-оформителем. Однажды мне поручили написать портреты основателей космонавтики – Циолковского, Цандера, других. В том числе, и Сергея Королёва. И вот как-то пишу я его портрет, вдруг заходит сам Королёв, посмотрел на мою работу. Спросил, откуда я, кем намерен быть дальше, после службы. Ушёл, а потом приходит ко мне полковник и говорит, что Королёв велел замазать потрет. Я расстроился: «Ему не понравилось?». А полковник пояснил – Королёв, мол, сказал: «Когда я помру, вот тогда портреты и пишите!».

Позднее я нашего великого конструктора видел ещё несколько раз – даже в форме генерал-лейтенанта, хотя обычно Королёв ходил в гражданской одежде.

- А с Гагариным довелось пообщаться?

- Я его видел, но не общался – мы же для космонавтов, можно сказать, пацанами были, а они совсем уже взрослые. Обычно говорили: «Здравия желаю!», и не мы их расспрашивали при случае, а они нас, но совсем обычные вещи, как и Королёв – откуда родом, как служба идёт и всё такое.

Космонавты регулярно приходили к нам в телецентр, чтобы посмотреть фильмы. Кстати, фильм «Белое солнце пустыни» впервые показали у нас, и уже потом просмотр этой картины перед стартом стал традицией. И многие другие картины у нас показывали ещё до проката – за фильмами мы летали в Ташкент, Фрунзе.

Горжусь тем, что в телецентре мы проявили плёнку выхода Алексея Леонова в открытый космос. На показе этой плёнки было много космонавтов, присутствовал и Королёв. Помню, как после демонстрации все выпили по рюмке спирта.

- Наверное, это был особенный телецентр – работал лишь на Байконур?

- Конечно. Трансляция шла не на всю страну, а лишь для своих. На интервью однажды приходила Терешкова – совсем молодая девчонка. Вместе с ней была её дублёрша Валентина Пономарёва. Девушки-космонавты постоянно ходили или в платьях, или в женских костюмах – в форме я их не видел.

Впечатлений от того времени много. Понимаете, Байконур – это был целый мир. Свои школы, детские сады. Появился целый город. Но самое большое впечатление оставила непосредственно стартовая площадка. Разве забудешь ракеты высотой с 30-этажный дом! Её привозили по частям , а потом собирали в специальном цехе, причём цех был на грани фантастики – всё специалисты в белых халатах.

- Говорят, что на космодроме не обходилось без аварий…

- Чего уж скрывать, аварии были – речь ведь идёт о сложнейшем оборудовании. Пока служил там, взорвалась одна из ракет, которую хотели отправить на Луну. Наши казармы были всего в полутора километрах от стартовой площадки – взрывной волной выбило все стекла! Потом спать пришлось в шинелях, ведь зима на дворе.

Но это были единичные случаи. Меня переполняла гордость, когда я воочию видел, какую технику может создавать страна. Позднее о тех годах я написал документальную повесть «Байконур».

Хазары ушли в Дагестан

- Казалось бы, после службы на космодроме вы должны были увлечься фантастикой, а вы сделали выбор в пользу истории – почему?

- Так уж получилось. История меня давно интересовала. После армии работал в телецентре в Челябинске, затем в милиции, а когда переехал в Златоуст, трудился художником-оформителем на разных предприятиях. Кстати, с ракетами всё равно оставался связан – работал и на нашем машзаводе.

Но меня всегда занимал домонгольский период Руси – я изучал документы, читал учёные труды. Накопились свои мысли, интересные факты, которые я решил изложить уже в художественной прозе. У меня вышло уже 19 книг.

- Чем же два вас интересны именно те древние времена?

- А тем, что чем-то ситуация напоминала современную. На это я обратил внимание, когда писал роман «Рыцарь из Таматархи» - о князе Мстиславе Владимировиче Тмутараканском, младший брат Ярослава Мудрого. Он правил в Крыму. Европа тогда, как и в нынешнее время, боялась крупного славянского государства на востоке. А Византия была прообразом США – при помощи подкупов соседних народов старалась ослабить Русь.

Это интереснейшие страницы нашей истории. От Тьмутаракани сейчас осталась разве что пословица в нашем зыке, а это было сильно княжество. Князь Мстислав владел не только родным языком, но и греческим, и тюркским, так как рядом жили хазары – их потомки впоследствии образовали некоторые народы Северного Кавказа.

Всем интересующимся рекомендую посетить краеведческий музей в Темрюке – это и есть древняя Таматарха. Там есть немало любопытных экспонатов.

Книги вкуснее с виноградом

- Получается, история вас привлекает больше, чем космос?

- Дань фантастике я тоже отдал. Написал книгу «Дети Галактики» - там, в числе прочего, речь идёт о пещерах под Таганаем, которые тянутся на многие километры. Я слышал о таких версиях и решил использовать в книге – почему бы не дать волю фантазии?

- А правда ли, что ваша жена выделяет часть средств из своей пенсии на издание ваших книг?

- Правда. Лариса Леонидовна, моя жена, также мой первый читатель и корректор. А я, в свою очередь, помогаю ей в саду. Мы уже 25 лет выращиваем виноград – когда поспевает урожай, я организую так называемый «виноградный стол». Привожу в нашу златоустовскую библиотеку виноград, угощаю всех желающих, а заодно знакомлю со своими книгами. Надеюсь, в августе, к очередному урожаю, самоизоляция закончится, и можно будет собрать любителей моих книг. А пока сидим по домам, читайте побольше книг!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах