Примерное время чтения: 7 минут
192

Владлен Феркель: «Челябинск топчется в правильном направлении»

По мнению Владлена Феркеля, по площади Революции можно водить экскурсии - вокруг много интересных зданий.
По мнению Владлена Феркеля, по площади Революции можно водить экскурсии - вокруг много интересных зданий. АиФ

Владлен Феркель – в челябинских кругах фигура известная. Журналист, издатель, преподаватель, один из авторов книг о достопримечательностях Челябинска. Он рассказал, была ли в 90-е свобода слова, нужны ли сейчас людям книги и почему Челябинск непривлекателен для туристов.

Для развития нужна цель

Анна Львова, АиФ-Челябинск: Говорят, в 90-е годы в журналистике была полная свобода…

Владлен Феркель: Расскажу об одном случае. Когда начался конфликт между Петром Суминым и Вадимом Соловьёвым, наш художник Серёжа Сафьянов сказал: «Давай сделаем политическую карикатуру с ними обоими». А мы в то время как раз получали областные дотации – на бумагу и другие мелочи, как молодёжная газета. И, значит, выходит выпуск – звонит начальник областного управления печати Юрий Фёдоров: «А зайди-ка ко мне». Говорит, звонил Соловьёв, сказал, чтоб ваша газета больше ни копейки не получила. «Видеть её не хочу, знать не знаю».

Я о чём? Свобода была не очень-то и полной. Денег-то не было. Что такое независимое издание? Это когда у меня условно 100 тысяч подписчиков, и даже если пять из них остались недовольны, остальные всё равно заплатят деньги и возьмут продукт. Как только ты начинаешь работать на того, кто платит, о свободе можно забыть.

- А сейчас?

- А сейчас профессия журналиста окончательно потеряла какой-либо интерес.

- Потому что журналистов постепенно вытесняют блогеры?

- Журналист – это профессия. Блогерство – это самодеятельность. У журналистов есть филологический кругозор, они худо-бедно умеют излагать мысли. А блогеры – что вижу, о том и пою. Увидел чёрный орех и написал: «В горсаду растёт чёрный орех». И что из этого? Что такое чёрный орех? Зачем он здесь растёт? Кто его посадил? В профессию нужно попасть – иметь или образование, или талант.

- В чём причина? Поменялись люди, запросы общества?

- Запросы читателей изменились. Ленты в соцсетях: короткие тексты, как можно больше фотографий. Буквы уже различать народ перестаёт. Под них и подстраиваются блогеры. Культура чтения умирает.

- Сколько книг вы издаёте в год? Кого печатаете?

- До 200. Авторы делятся на три категории. Во-первых, учёные, которым нужно периодически издаваться. Во-вторых, любимые мною графоманы, им хочется выразиться. Изредка люди пишут воспоминания, это интересно. Книжки на продажу делать нереально. Их сегодня покупают в лучшем случае детям, а детская книжка – бизнес окученный. Чтобы это было выгодно, тиражи должны быть миллионные. А куда их потом в Челябинске?

- Вы увлекаетесь архитектурой Челябинска, краеведением. Как считаете, город движется в верном направлении?

- Он топчется в правильном направлении, я бы сказал. Проблема любого города – недостаток ресурсов, чтобы его поддерживать в хорошем состоянии. В Челябинске стали делать замечательные маленькие скверики, несчастной набережной опять занялись. Другой вопрос: ну по­строили, а через год что с этим делать? Сквер имени Чайковского приводили в порядок лет 8-10 назад, постепенно он пришёл в полную негодность. Год назад опять сделали, но мы уже видим, как там вытерся лак на лавочках – опять нужна работа.

Для развития нужна цель. Например, Челябинск как центр туристической сферы. Чтобы приехавший в город остановился, обомлел и не шевельнулся, пока его за руку отсюда не уведут.

- Такое возможно?

- А почему нет? В Челябинске очень много интересных мест. Нетуристический город он по трём причинам: нет гостиниц, общепита и транспорта. Когда я в молодости работал в бюро путешествий, к нам каждую неделю приезжали автобусные группы: из Кустаная, Уфы, ещё какие-то. Их надо разместить, накормить несколько раз в день, провести экскурсии. У нас это сделать негде. И не потому, что всё так плохо. А потому что это требует вектора вложения денег. А где их взять? В той же Барселоне приезжаешь – везде даблдекеры (двухэтажные автобусы. – прим. ред.) с открытым верхом: заплатил 20 евро и катаешься по всему городу весь день с пересадками.

О спекулянтах

- Какие три места в Челябинске нуждаются в том, чтобы власти обратили на них внимание?

- Площадь Революции давно нуждается в том, чтобы её привели в человеческое состояние. Она в пять раз больше Красной площади в Москве. По ней можно водить экскурсии. Здание бывшего Центрального гастронома напротив, которое никто не латал с момента строительства. Магазин «Ритм» тот же.

На набережной стоит здание промышленного модерна – бывшая электростанция. Была безумная идея – не просто посадить на участке деревца, которые через год сломают, а сделать там архитектурный музей под открытым небом. Привести его в порядок.

Ну и набережная по ту сторону Миасса (от «Родника»). Были какие-то проекты, но пока это место дикое. А народу там живёт много. И два парка – Курчатовского и Калининского районов.

- Урбанисты нужны?

- Их надо запретить как класс.

- Разве они не заставляют власть шевелиться?

- Нет, они спекулянты. Недавно молодые ребята заявили, что пересчитают деревья в Челябинске. А вы хоть знаете, как эти деревья называются? Что вы будете считать? То есть им просто нужно было выцепить деньги через кабинет молодёжной политики, чтобы их освоить, а кончится это всё ничем. Ну посчитаете вы деревья – и что дальше? А как вы в зарослях считать будете – с какой толщины станете считать за дерево? Де­ревья на балансе города стоят. За ними нужно ухаживать, поливать. В этом есть смысл.

- Что у нас есть такого своеобразного, челябинского, чего нет в других уральских городах?

- Екатеринбург и Пермь очень эклектичны. Это какие-то коммунальные квартиры. Стоит полуразваленный домик, рядом три огромные «свечки», потом пятиэтажка панельная. Нет единого образа города. У нас же на любой вкус: хочешь увидеть архитектуру советских времён – вот она. Хочешь XIX век – есть. Те же пятиэтажки в районе Плеханова – все немного разные, и в каждой что-то есть.

Чем хороши уральские города? Те же Верхнеуральск и Троицк сохранились практически в первозданном виде и прекрасны своей архаичностью. Потрясающая архитектура, очень спокойные люди. Троицк – удивительное место. Вышел – и можно зависнуть около любого дома, потому что это старина, которой хочется любоваться.

- Нужно старину сохранять или пора уже освободить площади? Тот же «немецкий квартал» в Металлургическом районе...

- Из «немецкого квартала» надо выселить жителей, провести капремонт и вернуть людей обратно. Эти десять домов красиво смотрятся именно вместе. Но сохранять их никто не будет. Зачем вкладывать деньги в двух- и трёхэтажки, если можно снести и построить высотки?

Досье


Владлен Феркель родился в 1957 году в Магнитогорске. Окончил ЧПИ по специальности «динамика и прочность машин». Трудился в челябинском автоцентре «КамАЗ». С 1988 года работает в региональных и федеральных СМИ, возглавлял ряд изданий, преподавал. Директор издательства «Цицеро». Автор более 40 художественных, учебных научных, краеведческих книг.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах