492

Сельский агроном стал наследником Сергея Герасимова

Фото: А. Фирсов

В грузовике уместилось наследство мэтра отечественного кинематографа Сергея Герасимова и его красавицы-жены, актрисы Тамаре Макаровой, которую после одного фильма иначе, как Хозяйкой Медной горы не называли.

Груз принимал местный агроном Борис Красноперов – только благодаря ему столь ценные вещи и проделали столь длинный путь, от дачи Герасимова до деревни в Челябинской области. В селе Кундравы уникальным вещам предстояло обрести последнее пристанище – именно здесь был создан уникальный музей, который периодически посещают самые известные актеры советского кино, воспитанники Сергея Герасимова.

Сцена в 19 тысяч гектар

По родной деревне Борис Красноперов разгуливает в модном пальто нараспашку, с красным шарфом и в фетровой шляпе. Просто герой из фильма. Да и все на селе знают, что это настоящий кинокадр. И мнение односельчан, поначалу тыкавших пальцем, нашего героя не волнует:

- Пусть тыкают! Когда музей создавался, я все свои старые вещи выбросил, так как не смог больше в них ходить. Я ведь с людьми кино общаюсь, актерами, режиссерами, должен соответствовать. В Бога я не верю, а они для меня как боги!

Как же получилось, что простого агронома и великого режиссера связала многолетняя дружба? Ведь южноуралец не только стал наследником Герасимова, но и снялся в одном из фильмов.

Началось же все еще при жизни Сергея Герасимова. Как-то, в ноябре 1982 года, Борис Красноперов увидел по телевизору передачу с участием легендарного земляка. Герасимов с большим чувством вспоминал родные места, озеро Чебаркуль, где любил купаться. Кстати, другое южноуральское озеро – Кисегач – стало местом для съемки фильма «Журналист». Здесь до сих пор показывают место, где произнесен был знаменитый кинодиалог: «Что такое счастье?»

- На самом деле Герасимов родился в деревеньке Десятилетие, рядом с Кундравами, - рассказывает Борис Красноперов. – Там была у его дяди целая усадьба с большим садом и мельницей. Мельницу я сам еще помню. От сада давно уже ничего не осталось. А от усадьбы – дом, который разваливается на части. Деревенька уж больно махонькая, где уж тут создавать музей! Но и Кундравы право на известного земляка имеют – именно в приходской книге Кундравинской церкви есть запись о рождении маленького Сережи.

Мэтр ответил на письмо, которое пришло из родного края. Завязалась переписка, а потом состоялось и очное знакомство, переросшее в многолетнюю дружбу. Сергей Герасимов даже пригласил Бориса сыграть эпизодическую роль приезжего революционера в своем последнем фильме «Лев Толстой». Первая прогонка роли состоялась в гостях у режиссера.

- Понимал, что там и супруга Сергея Аполлинариевича будет, как же прийти без цветов? – вспоминает Борис Красноперов. – Подумал, что розы ей и так постоянно дарят, поэтому купил ведро ромашек. Как вошел к ним, так и бухнулся на колени с цветами: «Вам, Хозяйке Медной горы!» И роль прекрасно прогнал – Герасимов жену позвал, чтобы ей продемонстрировать мои способности. Но при Тамаре Федоровне я засмущался, сбился. И уж потом на съемках она, игравшая жену Толстого, специально уходила с площадки, чтобы меня не смущать.

На съемках был и другой забавный эпизод. Чешский актер все допытывался у Бориса, откуда он и в каком театре играет, да какого размера там сцена. Наш самородок не утерпи и брякни: «Сцена большая – аж 19 тысяч гектаров!» Дело в том, что в родной деревне Борис, как и все, крестьянствовал – поле и было его сценой.

- Пусть я и агроном, а с детства о кино мечтал, - рассказывает Красноперов. - У меня с другом было по две общих тетради, куда заносили фильмы, которые видели и имена актеров. Даже в армии вел эти тетради. В итоге число фильмов дошло до 1 тысячи 800. А потом бросил, посчитал игрой в детство. Но все в памяти сохранилось – Герасимов называл меня ходячей энциклопедией. К искусству я всегда был неравнодушен – скажем, до 26 лет пел тенором. Сейчас-то уже не пою, а вою! А когда-то даже на Тульском телевидении выступал с номером, когда жил в тех краях.

Хотя дальше актерская карьера Бориса как-то не задалась, отношения с Герасимовым и Макаровой он поддерживал вплоть до смерти мэтра. Знали его и близкие родственники режиссера, так что экспонаты для музея пожертвовали от всего сердца.

Жив и дух, и духи

Музей хранит не только уникальные вещи, но и сведения, о которых мало кто знает – например, то, что брат режиссера служил в армии Колчака.

Но наибольшее впечатление производят, конечно, экспонаты, которые помнят прикосновения Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Вот, к примеру, бильярдный стол с дачи.

- Начальство тут одно заходило, - рассказывает Борис Красноперов. – Увидели бильярдный стол и загалдели сразу: «О-о, сейчас поиграем!» Я им: «Хрен вам! Это экспонат!»

Такая строгость для Бориса естественна – он ведь не только создатель и директор музея, но и друг той кинематографической семьи. Бережет каждый экспонат – будь то старые, растрепанные книги из личной библиотеки режиссера или трость, подаренная Герасимову самим Чарли Чаплиным.

Настоящий алтарь для Красноперова – уголок  Тамары Федоровны, в которую он, по собственным словам, до сих пор немного влюблен. На полочке под зеркалом щетки и духи Хозяйки Медной горы – они до сих пор пахнут.

Воссоздан и кабинет Сергея Аполлинариевича. Даже фото под стеклом на письменном столе лежат точно на тех же местах, что изначально. На шкафчике рядом фуражка, подаренная донскими казаками режиссеру после премьеры «Тихого Дона». Не хватает, правда, сейфа, в котором после смерти обнаружились партбилет режиссера и пленка фильма «Комиссар» - это была единственная сохранившаяся копия фильма, ставшего легендарным. Герасимов сохранил пленку на свой страх и риск.

- Помню, когда приехал сюда Сергей Никоненко, один из 211 учеников Герасимова, то попросил разрешения посидеть за этим столом, - говорит Борис Красноперов. – Я ответил: «Ну, тебе-то можно!»  Он посидел этак, положив голову на руки, и вдруг как заплачет! Я к нему: «Да что с тобой?» Он вскочил: «Эх, всю душу ты мне вытряс!» И выбежал…

Эмоции не могли сдержать многие из учеников Сергея Герасимова – в 2005 году к 100-летию режиссера многие из них приехали в Кундравы. Интересно, что, дабы не ударить лицом в грязь перед столичными гостями, из бюджета области было срочно изыскано 9 миллионов рублей, чтобы построить хорошую дорогу к музею.

- Меня потом бабушки еще долго ругали: «А что же в наш переулочек-то дорогу пробить не смог?» - смеется Красноперов.

О лебедях и фуфайках

Для односельчан Красноперов действительно не только чудак в шляпе, но и авторитет. Печется не только о дорогах и культуре, но и об экологии. Вот уже несколько лет на местном пруду отдыхают лебеди. Один из местных жителей как-то подстрелил лебедя.

- Я его за грудки взял, говорю: «Что же ты, гад, делаешь? Не совестно тебе в красоту-то стрелять?» - до сих пор вскипает, вспоминая эту сцену, Красноперов. – Вот с той поры, слава богу, лебедей у нас не трогают. Правда, они сами кого хошь тронут – если плавают, все гуси и утки сразу на берег, боятся царских птиц!

Главный сельский кинокадр и сам для небольшой деревни словно экзотическая птица. Побывал в советские времена не только в Москве у артистов, но и за границей, написав о своих впечатлениях целую книгу «Брудершафт с Европой». Говорит, что и наряд городской носит не потому, что деревни стыдится, а бескультурья не переносит:

- Ох и насмотрелся на совок за границей! Стыда не оберешься! Увидит какая-нибудь Маня из наших туристов, как шампиньоны на противне жарят,  кричит на всю площадь: «Поглядите, они поганьки тут жарють!» Или купят пеньюар и утром выходят в таком виде в ресторан!

За бескультурье винит Красноперов и коммунистов, и попов. А критический настрой приобрел, изучая историю – еще в юности его учитель говорил, что лишь Бог знает историю на пятерку, а Красноперов – на четверку. В оппозиции он и к прежней власти, и к нынешней.

- Беда в том, что нас всегда учили умирать – за Ленина, Сталина там или еще кого, а жить-то нас не учили! – объясняет главный сельский кинокадр. - Отсюда и тупость, и серость. Все в серых фуфайках, а если одному досталась синяя фуфайка, он и рад! Да и властям не надо, чтобы у нас были настоящие граждане. Я смеялся, когда услышал, что на пропаганду патриотизма выделили в свое время 500 миллионов рублей. Это, если разделить на все население России, по 1 рублю 63 копеек на брата! Вот на такие деньги они хотят воспитать патриота!

Так и живет Борис Красноперов. Немного, конечно, играет, но в целом куда более искренен, чем многие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах