aif.ru counter
553

«Мамы не видят берегов». Психолог – о родительском влиянии и запретах

Специалист со стажем советует больше играть с ребёнком вместо того, чтобы водить его на многочисленные курсы чтения и письма.
Специалист со стажем советует больше играть с ребёнком вместо того, чтобы водить его на многочисленные курсы чтения и письма. © / pixabay.com

Почему не надо учить ребёнка в три года английскому языку и ментальной арифметике? Что делать, когда чадо требует прекратить его контролировать? И чем больна современная цивилизация?

Практикующий психолог с 27-летним стажем, детский писатель Катерина Мурашова приехала в Челябинск на «ПАПА МАМА ФОРУМ», который собрал две сотни человек. В перерывах между лекциями для родителей она рассказала корреспонденту АиФ-Челябинск, какие ошибки совершают родители.

Зайка, это не депрессия

Мария Карелина, АиФ-Челябинск: Вы практикующий психолог. За 27 лет работы характер жалоб поменялся? Ваши пациенты меняются?

Катерина Мурашова: Конечно. Есть общие жалобы: «Он меня не слушается», «Мы с мужем развелись, как на ребёнка это повлияет?» Но есть новое. Допустим, как вернуть ребёнка из виртуального мира. Стали приходить подростки, жалуются на «депрессию». Они себя сами продиагностировали, диагноз описывают строчками из Википедии.

– А у них и вправду депрессия?

– Клиническая депрессия – это когда человек лежит, но попу себе подтереть не может. Понимает, что надо, но не может. Но современные подростки описывают то, что в XIX веке называли хандрой. Причём хандрил только высший класс, крестьяне и революционеры не хандрили, им некогда было.

– А почему стало больше пациентов с «депрессиями»?

– Много свободного времени, погружённости в себя. В обществе культивируется идея, что у человека есть чувства. Когда я росла, у нас не было чувств. Мы не рефлексировали. Мы никогда не думали, чего бы хотели, чтобы нам родители купили. Мы знали, что они не купят. У нас не было чувств и желаний. Нас интересовали две вещи: действия и фантазии. «Давайте на каток сходим и там будем играть в хоккей». Если бы меня тогда спросили: «Что ты делаешь?» – я легко бы ответила. А если бы спросили: «Что ты чувствуешь?», я бы удивилась и не поняла вопроса. А сейчас это поставлено во главу угла. И люди не столько действуют, сколько пишут в Инстаграме о том, что они чувствуют. Это те сопли, которые жуёт современная цивилизация. Современное общество культивирует: «меня должны любить».

– Разве не важно человеку называть свои чувства, понимать их?

– Это привносит в жизнь новые краски. Но как только человек научился фиксироваться на чувствах, не на том, что делает, а что чувствует, этого становится очень много. А если он при этом не делает ничего важного (не сочиняет музыку, не гребёт на байдарке), то чувства начинают расти. И такой человек приходит к своим родителям и говорит им: «У меня апатия и депрессия». Всё имеет свою цену.

– Что вы говорите таким детям?

– «Зайка, это не депрессия».

– Назовите главные черты нынешнего молодого поколения.

–  Молодёжь, с одной стороны, чувствует собственную ценность, они понимают, что они уникальны, они личности. А с другой – они очень не уверены в себе. У них нет ощущения, что мир готов под них лечь. У тех, что постарше (которым под 30), было ощущение, что «всё будет по-нашему». Эти – растерянные. Но из этого поколения родится что-нибудь интересное и красивое.

«Разворачивайся и уходи»

– Когда должна кончаться родительская опека и контроль над ребёнком?

– Контролировать прекращаем тогда, когда он «постучался к вам». Он может сделать это в 11 лет или не делать до 17 лет. Я прекратила полностью в 15 сына контролировать.

– Что должен сказать ребёнку родитель? Как он должен поступить?

– Ребёнок, который запросил эту пресловутую самостоятельность («Я уже не ребёнок»), должен быть проинформирован взрослым. «Ты ни черта не можешь, до сих пор кровать не заправлена, и сам себе пельмени сварить не можешь. Вот когда ты будешь всё это делать и ещё и деньги зарабатывать – тогда и будем с тобой разговаривать», – вот так нельзя. Надо так: «Я тебя услышал», развернуться и уйти. И начать пересматривать договор «взрослый – ребёнок» на «взрослый – взрослый». Собака в какой-то момент понимает, что щенки готовы жить самостоятельно. Медведица иногда держит пестунов – медвежат прошлого выпуска. Но в какой-то момент она понимает, что всё, вот теперь повзрослели. И человеческие мамы должны это понимать. Но мы – стайные животные, в отличие от медведей. Поэтому наши человеческие мамы не видят берегов.

– Родительское влияние. Насколько оно сильно сейчас в современных детях? Мама же знает, как лучше, плохого не посоветует...

– Мама не знает, она выросла в другом обществе. Рычаги контроля либо совсем исчезают, либо становятся манипулятивными: «Ты не забываешь, что мы платим за твою учёбу?» А вот информировать ребёнка нужно всегда: «Я мать твоя, у тебя от меня половина генотипа. Вот такой у меня жизненный опыт. Вот как я это вижу. Вот что я считаю». И здесь точка. Разворачивайся и уходи. Надеясь на то, что в каких-то реакциях вы с ребёнком совпадаете.

– Часто родители делают первый выбор за ребёнка?

– Сейчас очень часто. Много детей «я не знаю, чего хочу».

– А что может делать любящий родитель с таким ребёнком?

– Показывать людей на своём месте: друга-актёра, приятеля детства, который держит пирожковую, водителя троллейбуса, который любит свою профессию. Попросить, чтобы они поговорили с твоим ребёнком 15 минут. И у него сложится вектор, куда идти. Он поймёт, что значит «человек на своём месте». Он поймёт, как это выглядит.

«Играйте с ребёнком»

- Скажите, до какого возраста родителю нужно успеть поставить границы и рамки: что в семье разрешено, что запрещено. И оправдана ли такая доктрина воспитания, когда родители снимают все запреты?

– Рождается ребёнок и видит, что все вокруг – это обслуживающий персонал. Первый год его жизни подтверждает это мнение. Хочет есть – его кормят, хочет на ручки – его берут. В год он выходит из кровати и начинает исследовать мир. И слышит: «нельзя», «не тронь», «не лезь», «отойди». Ребёнок впервые сталкивается с тем, что мир другой. Он думает: «Кажется, в этом мире не всё для меня, тут что-то можно, а что-то нельзя». Это грандиозный инсайт для мозга полуторагодовалого ребёнка. И он переходит на следующий этап развития. На этом этапе начинает работать биологическая программа. Она работает у всех детёнышей высших млекопитающих: у щенят, котят, медведей, морских котиков. Это исследовательская программа установления границ. Нельзя ли сделать, чтобы «можно» было побольше, а «нельзя» – поменьше? Нельзя ли сдвинуть границы?

На приём к психологам приходят с такими жалобами: «Ещё две недели назад был нормальный ребёнок. Я говорила «пошли» – он шёл. А сейчас кричит «неть!» Может, он заболел?» И я отвечаю маме, что у него начала работать эта самая биологическая программа. Главный вопрос ребёнка «Как оно будет?» Он исследует реакцию человека, выдавшего запрет.

Американцы провели эксперимент. А что если ребёнка воспитывать, не ограничивая его познавательную активность? Набрали две группы. В одной устанавливали границы, а в другой – разрешали всё, запретов не было. Когда измерили интеллект, получилось, что у «свободных» айкью зашкаливал. Выводы: «Безфрустационное воспитание помогает выращивать более умных людей». И моментально Америка отреагировала, особенно средний класс. Было выращено одно безфрустационное поколение. Эти дети пошли в школу и изменили её: они не были готовы согласиться с учителем. «Всем сидеть? А почему сидеть? Мне удобнее стоя!» Эти дети любили и умели учиться, у них был не задавлен исследовательский инстинкт. Они прекрасно отучились в колледжах, потом они пошли работать, куда хотели, быстро стали маленькими начальниками. И тут случился сбой на уровне межличностных отношений. Пришло время создавать семью. Они прекрасно вступали в отношения, но выстроить их сами не могли. Они не чувствовали другого человека. Как думаете, почему? Да потому что они не слышали в полтора года: «Заткнись. Убери свой барабан. Папа спит». Им никогда не ставили границы, им всё дозволяли. Они не были обучены изменять своё поведение под других. Честные американцы опубликовали и это исследование. Вот почему так важно устанавливать границы.

- Педагоги при поступлении в первый класс требуют, чтобы ребенок умел читать и писать. Это оправдано? И как вы относитесь к буму всевозможных школ раннего развития?

– С трёх до семи лет наступает самый прекрасный возраст – развитие креативности у ребёнка, он переходит к поиску причинно-следственных связей: «А почему оно так?» Креативность – это умение давать нестандартные ответы на стандартные задачи. В школе его будут учить искать стандартные ответы на стандартные задачи. Это единственный период развития креативности, другого нет. Если здесь не заладилось, то уже не заладится. И очень жаль, что этот промежуток от трёх до семи родители норовят сожрать за счёт обучения раннему чтению и письму. Очень высока тревожность родителей, они не представляют себе, в каком мире будут жить их дети.

Нормальные дети имеют ограниченное количество энергии. А им говорят: вот натуральный ряд чисел, английский алфавит, русский, нотная грамота, таблица умножения, вот ещё тебе ментальная математика. Он тратит энергию. Не надо с трёх лет развивать левое полушарие. Оставьте это школе. Просто играйте со своим ребёнком в ролевые игры. Отвезите его на вокзал, в аэропорт, покажите, как всё работает, продемонстрируйте химические опыты. Киньте сюда всю свою собственную креативность. Чем больше вы играете, тем больше он развивается.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах