242

Хроники ковида. Как Челябинская область прожила год под знаком пандемии

Южноуральцы стали повсеместно носить маски только во время второй волны эпидемии.
Южноуральцы стали повсеместно носить маски только во время второй волны эпидемии. pixabay.com

Год назад, в январе 2020-го начала нарастать паника из-за тревожных новостей из Китая о стремительном распространении нового опасного вируса.

Как все начиналось

24 января в России был введен первый запрет, связанный с новой инфекцией: Роспотребнадзор рекомендовал российским туристам воздержаться от посещения Китая «до стабилизации эпидемиологической ситуации».

В этот же день власти Франции официально подтвердили наличие двух зараженных коронавирусом. Это были первые заболевшие в Европе.

30 января Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку коронавируса «чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение».

Думается, подавляющее большинство людей тогда не восприняли эти новости как опасность лично для себя. Многие полагали, что коронавирус – что-то вроде знакомых нам «свиного» или «птичьего» гриппа, эпидемии которых мало чем отличались от эпидемий обычного сезонного гриппа. Дальнейшее развитие ситуации показало, что новый вирус люди недооценили.

Уходим на «удаленку»

В феврале и марте новая болезнь начала стремительно распространяться по миру. Быстро выяснилось, что с коронавирусом шутки плохи: он дает тяжелые осложнения в виде пневмонии, особенно опасен для пожилых и людей с хроническими заболеваниями. 25 марта президент Владимир Путин в первом видеобращении к россиянам на фоне пандемии объявил нерабочими дни с 28 марта по 5 апреля.

Затем 2 апреля в своем втором видеообращении Владимир Путин заявил о продлении карантинных мер до конца месяца. Также он уточнил, что региональные власти смогут сами решать, какие дополнительные меры им следует предпринять для предотвращения распространения коронавирусной инфекции.

31 марта губернатор Челябинской области Алексей Текслер подписал приказ об ужесточении карантинных мер. Выйти из дома разрешалось только в ряде случаев (до аптеки, магазина, вынести мусор, выгулять собаку). Закрылись все крупные торговые комплексы, кинозалы, театры, парикмахерские и т.д. Школы, офисы, государственные организации перешли на удаленный режим работы.

Жесткий карантин

«На улицах почти нет прохожих, возле школ и детсадов не слышно детских голосов, количество машин на дорогах на порядок меньше, чем обычно», – так «АиФ-Челябинск» описывал новую реальность.

Также 2 апреля сотрудники ГИБДД Челябинской области закрыли границы региона в связи со сложной эпидемиологической ситуацией. На границах области сотрудники ДПС проверяли все транспортные средства.

«На время обязательной самоизоляции все водители и пассажиры возвращаются по месту жительства, исключение делают лишь для тех транспортных средств, которые двигаются транзитом через Челябинскую область, а также для грузовиков, которые везут продукты питания или товары первой необходимости», – рассказали «АиФ-Челябинск» в пресс-службе ГУ МВД России по Челябинской области.

Напомним, что первый случай заболевания ковидом в Челябинской области был зафиксирован 21 марта.

«Сегодня подтвердился первый случай заболевания коронавирусом в регионе. Это молодой человек из Миасса, который вернулся из поездки в Испанию. Сразу по приезде у него были взяты анализы, он был изолирован», – сообщил губернатор Алексей Текслер.

На 2 апреля на Южном Урале был официально подтвержден уже 21 случай коронавирусной инфекции.

«Хватит панику наводить»

Согласно распоряжению губернатора, уже с 6 апреля к работе могли приступить предприятия непрерывного цикла, а также магазины, торгующие товарами первой необходимости, оптика, зоомагазины, автосервисы.

В регионе в апреле и мае продолжал действовать режим самоизоляции, но большинство организаций стали постепенно возвращаться из онлайна. С середины мая работодатели активно выводили сотрудников с «удаленки» на офисные рабочие места. Как сказала сотрудница одной из коммерческих фирм, «нам надо зарабатывать, мы не можем так долго получать одну «минималку».

Отдельный вопрос – активное ковид-диссидентство граждан. Недовольство режимом ограничений, как правило, выплескивалось в соцсетях. Люди не хотели ни носить маски в общественных местах, ни ограничивать себя в прогулках и общении.

«У нас от туберкулеза больше людей за сутки умирает, чем от этого вируса, и он кстати намного заразнее. И хватит уже панику наводить. Если кто не заметил: у нас стабильно раз в два-три года какая-нибудь зараза вылезает. То свиной, то куриный грипп», – возмущалась челябинка Яна в паблике «Послушано ЧТЗ».

«В выходные, казалось, горожане окончательно забыли о пандемии. В Тракторозаводском районе рядом с Птичьим рынком торговлю вновь развернули старьевщики и пенсионеры. Продавали все, кроме товаров первой необходимости. В толпе лишь единицы были в медицинских масках», - писал «АиФ-Челябинск» в середине мая.

Между тем, число заболевших прогрессивно росло. Именно в мае ежедневный прирост заболевших достиг 100 человек. Количество смертей в области на 19 мая с начала эпидемии составило 22 человека.

Первые штрафы

Летом, с наступлением хорошей погоды, южноуральцы еще больше расслабились. Стало ясно, что для полноценного соблюдения масочного режима одной сознательности мало. Нужны меры принуждения, то есть штрафы.

Статистика показывала: идет взрывной рост числа заболевших ковидом. На 1 мая в Челябинской области было 578 случаев COVID, а на утро 16 июня – уже 5131. За полтора месяца количество заболевших выросло почти в 10 раз!

После аппаратного совещания в мэрии Челябинска, где шла речь о нарастании эпидемии, начались активные проверки соблюдения масочного режима. 17 июня полицейские уже выписывали штрафы челябинцам, пришедшим в магазин без медицинской маски.

В этот же день патрули ГИБДД проверяли документы водителей личных автомобилей и наличие у них медицинских масок. Наряды полицейских на остановках общественного транспорта проверяли пассажиров маршруток, «безмасочным» выписывали протоколы об административном правонарушении.

Эпидемия только начинается

Кстати, еще летом врачи предостерегали: эпидемия только начинается, а больницы уже работают в авральном режиме.

Профессор кафедры терапии института дополнительного профессионального образования ЮУГМУ Владимир Антонов сказал тогда в интервью «АиФ-Челябинск», что число заболевших растет потому, что вокруг много бессимптомных пациентов, которые разносят инфекцию, но сами не болеют. Кроме того, люди тотально не соблюдают элементарные правила профилактики.

«Все это говорит о том, что при таком отношении к болезни на плато по заболеваемости мы не выйдем никогда. Люди ходят по магазинам, ездят в транспорте без масок. Их представление о болезни меняется, когда они попадают к нам в стационар, но уже поздно», – сказал Антонов.

Тем не менее, к середине августа ситуация относительно стабилизировалась. Ежедневный прирост заболевших был меньше 100 человек, много пациентов выписывались из больниц. Например, 11 августа в регионе было выявлено 88 новых случаев заболевания, четверо пациентов скончались. Из больниц выписали 60 человек.

В августе начали постепенно снимать ограничения, введенные в связи с эпидемией. Губернатор Алексей Текслер с 19 августа разрешил проведение массовых мероприятий: зрелищных, спортивных, публичных – при условии соблюдения санитарно-эпидемиологических требований.

«Больница переполнена»

Триггером, если можно так сказать, второй волны коронавируса стало возвращение учебных заведений с дистанта. Школа – это большое скопление людей, где невозможно соблюдать так называемую социальную дистанцию. А дети – зачастую бессимптомные носители коронавируса. Начали массово болеть и педагоги, и родители школьников.

Пришла та самая вторая волна: с массовой заболеваемостью, очередями на КТ и в поликлиниках, скандальным приказом минздрава «не выезжать скорой на отравления», авральной работой в «красных зонах».

«Восьмой день лежу с температурой, и уже началась одышка, врач-терапевт давала заявку в скорую, а результата нет. Уже три дня жду, чтобы увезли на компьютерную диагностику! Сын звонит в скорую, чтобы узнать, когда приедут? Мать задыхается!»  – жаловалась жительница Магнитогорска Елена.

«Коллега лежит в инфекционном отделении с температурой, поражение легких 44%. Лежит в коридоре больницы еще с тремя такими же, больными как он. Больница переполнена», – написал челябинец Владислав Манаков. Подобными сообщениями осенью были заполнены все городские паблики. Число ковид-диссидентов в соцсетях заметно поубавилось.

Нарастание эпидемии можно проследить по цифрам летальности от COVID. В сентябре в статистику ковидной смертности в регионе Росстат включил 335 человек, в октябре – 1005 человек, в ноябре – 1387 человек. Общих данных по 2020 году пока нет.

К позитивным новостям, несомненно, относится старт массовой вакцинации населения - ровно через год после начала эпидемии. Как сообщили в областном минздраве, до конца февраля в Челябинскую область поступит 151 580 доз вакцины, которые будут использованы в полном объеме. Но вряд ли кто-то сегодня ответит на вопрос – как долго еще нашим дресс-кодом будет медицинская маска?

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах