8635

«Верьте в ребёнка!». Педагог-новатор - о «гениях с ЗПР»

Брестель несколько лет проработала учителем начальных классов.
Брестель несколько лет проработала учителем начальных классов. / Надежда Уварова / АиФ

«Верят ли родители в своего ребенка? - такими словами встречает меня педагог-психолог Татьяна Брестель. - Что они сделали для него? Почему повели на комиссию, которая поставила диагноз ЗПР (задержка психического развития — прим. автора)? Он стал неудобен, решили от него «откреститься»?».

Именно с ними, детьми с задержкой психического развития, в основном и работает Татьяна Брестель. А еще — с обычными детьми, которые готовятся пойти в первый класс.

«Нужно заниматься!»

Татьяна показывает документы, которые свидетельствуют: отставание в психоаэмоциональном развитии ребенка  — это не просто приговор, это, по большому счету, большая беда для родителей. Гордость её — воспитанник Слава. Он занимался по методике Татьяны всего один год, и это было больше двенадцати лет назад. Его привела убитая горем мама: в детском саду Славу отправили на ПМПК, которая направила его, поставив диагноз ЗПР, в спецгруппу седьмого вида. Пока женщина лила слезы, ведь у нее единственный, такой любимый и умненький сын, Брестель успокаивала: «Вам самой кажется, что он отстает? Он рассуждает, не как все дети? Его просто надо любить и давать ему посильные задания, чтобы он мог радоваться маленьким успехам. К нему надо найти индивидуальный подход. С ним нужно заниматься!». Протестировав Славу, Татьяна отметила, что ребёнок умный от природы.

За один год занятий с ребенка сняли диагноз ЗПР.
За один год занятий с ребенка сняли диагноз ЗПР. Фото: Скриншот

Слава действительно делал свои первые успехи — пусть медленнее других детей, но читал, считал, писал. В конце учебного года тот же самый состав медико-педагогической комиссии диагноз с ребенка снял. Мальчик отправился в обычную общеобразовательную школу. Мама ног под собой не чуяла от радости. Ребенок учился хорошо, педагоги восхищались его нестандартным мышлением и четкой, грамотной речью. После 9 класса Слава поступил в Челябинский профессиональный колледж. А, закончив его, был приглашен на преподавательскую должность. Параллельно молодой человек поступил в педагогический вуз на факультет информатики. И сейчас, в возрасте 18 лет, молодой человек преподает столярное дело, которое сам освоил в колледже, и зоочно получает высшее образование. И он, и его мама до сих пор дружат с Брестель. «Вот так мы и вырастили практически гения с ЗПР», - говорят обе женщины.

«Проблемы не у детей, а у школ»

Татьяна считает, причины неуспеваемости некоторых школьников кроются не в них, в детях, а в самой системе образования. Когда она сама работала учителем начальных классов общеобразовательной Челябинской школы, сделала для себя вывод: недостаточно быть просто учителей, нужно знать психологию. Малыши, пришедшие из-под родительского контроля в новую жизнь, из детских садов требуют не просто внимания. Их надо заинтересовать! Заложить первое отношение к школе — еще до того момента, как они туда попадут. Только так можно добиться, чтобы в старших классах детей не «тошнило» от школы, а им хотелось идти и получать знания. Брестель получила высшее психологической образование, прошла множество курсов, тренингов, а с годами выработала и свою, новаторскую методику работы с дошкольниками.

«Когда я вижу детей с этим диагнозом или подобными, - рассуждает специалист, - я понимаю, что проблема как раз не в детях. Вот пошел мальчик в первый класс. Он не понимает тему, а учителю физически некогда объяснять ему. В классе 30 человек, и педагог работает с теми, кто понял, кто поднимает руку и готов отвечать. Ко мне приходил один первоклассник, который за весь диктант успевал только точку ставить в последнем предложении! И это было в конце первого года обучения, то есть за 9 месяцев школы ребенок ничуть не продвинулся. Он виноват? Нет! С ним лично никто не занимался, его «списали». Не секрет, что сейчас дети должны приходить в школы полностью подготовленными, уметь читать и писать. Родители, например, не стали заниматься, понадеялись на садик или школу. Нет, запомните, за ребенка в ответе родители! Как научили до школы, то и получили». Нет времени самим с ним заниматься, отдайте на подготовительные курсы. Пусть педагог учит! Любите ребенка, инвестируйте в него!».

Эти семилетние дети решают примеры в двух действиях.
Эти семилетние дети решают примеры в двух действиях. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Имя и генетика

Брестель за годы работы выработала еще несколько аксиом неуспеваемости учеников начальных классов. Например, генетика, причем действует это всегда и четко. Папа не любил математику, маме трудно давалась химия — именно по этим предметам будут «неуды» у дочери. Избежать проблемы, конечно, можно. Хоть с генетикой и не поспоришь, но узко специализированные репетиторы положение не спасут.

Для себя Татьяна сделала еще один вывод. Даже имя ребенка может нести на себе будущие успеваемость или неуспеваемость. Допустим, назвали в честь покойного прадеда, который был неграмотным. Родители, сами того не желая, «утяжелили» ребенку усвоение материала. «Ко мне приводили девочку, которую назвали в честь Лии Ахеджаковой, - вспоминает Татьяна. - Ей не давалась математика. Позже я вычитала где-то, что и у актрисы были проблемы с этим предметом».

Бывает, ребенку просто не нравится первая учительница. Интерес малыша тухнет, когда он натыкается на безразличие педагога. Брестель говорит, дети моментально считывают, относится ли с душой Мария Николаевна к ним или просто зарабатывает в школе деньги. Бывает, ребенок боится — поднять руку, сделать помарку, выйти к доске, отвечать на вопрос при других детях. И с этим нужно работать. Как и другие проблемы, всё решаемо.

«Диагнозы в нашем обществе принято считать печатью, штампом на судьбе человека, - рассуждает Татьяна. - Сколько судеб погубили все эти определения «седьмой вид», ЗПР. А на самом деле просто с ребенком не занимались, не любили его, не вкладывали сердце. 90 процентов страхов — выдумка. Они победимы».

В поддержку учителей

Брестель объясняет: не учителя в школах плохие, а сама система не доработана. Или, наоборот, отжила своё.  Педагогам не дают работать так, как они мечтают, идя в школу. На самом деле никому ненужная писанина отнимает массу времени у учителя. А у него ведь ещё есть семья, дети, которым тоже надо уделять внимание. 

Педагог, подавленный системой, впадает в депрессивное состояние, из которого уходит порой в серьёзные заболевания. В прошлом веке профессия учителя была в почёте, его уважали родители и дети. Сейчас этого нет. Многие учителя сами нуждаются в психологической помощи. Речь не о десятке, а о тысячах учителей по всей стране, которые находятся в гнетущей ситуации. «Что делать? - Размышляет специалист. -Ввести в систему образования такую психологическую службу, которая будет организовывать для них выездные тренинги за город во время каникул в обязательном порядке. Во время таких мероприятий учителя смогут освободиться от застрессованности, получить квалифицированную помощь специалистов и возвращаться на своё рабочее место с горящими глазами, полными энтузиазма, позитива. Ведь они проводят с нашими детьми очень много времени. Учитель – важное звено во всей цепи образования. Он, как маяк, для наших детей. От него во многом зависит, будут дети любить учиться или нет, и как сложится их жизнь в будущем. Министерству Образования следовало бы продумать, как помочь нашим учителям, всем тем, кто работает с детьми. Важно, чтобы между учителем и родителем было взаимопонимание. Ведь учителя очень много для них делают. В классах по тридцать детей, это огромная нагрузка для педагога. Родители дома с двумя-тремя не могут справиться. В каком обществе мы хотим жить: в процветающем или загнивающем? Образование закладывает это общество. Поэтому современное образование надо спасать!».

Сказки для детей и взрослых

Татьяна говорит, многие школьные проблемы помнит из своего детства. Не шла у нее, например, геометрия. Летом, после окончания 6 класса, она взяла себя в руки и изучила самостоятельно всю программу по геометрии за год. Сидела, читала, понимала, разбиралась. Но не все школьники готовы на такие трудовые подвиги. Поэтому есть взрослые, которые готовы им помочь.

Главное — не разочаровать этих дошкольников в учебе, уверена Татьяна.
Главное — не разочаровать этих дошкольников в учебе, уверена Татьяна. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«На моих занятиях я использую сказкотерапию, - открывает секрет успеха Брестель. - В мои сказки на новый лад верят и взрослые, и дети. Они учат не только посчитать количество пирожков в корзинке Красной Шапочки, но и понять какие-то гораздо более важные вещи, научиться добру, сопереживанию. И приобрести этот интерес — тягу к знаниям».

Важно, говорит педагог, развивать у малышей пространственное, образное мышление. Сейчас один из ее учеников, 6-летний Кирилл, уже самостоятельно воспроизводит геометрическую постройку в трех проекциях. А это — программа старших классов школы. Пятилетняя Ева и шестилетняя Катя решают примеры их двух действий, которые будут проходить в школе в третьем классе.

У детей с рождения заложен огромный потенциал, уверена Татьяна. Его надо развивать. Дети не знают усталости, их энергию необходимо направлять в конструктивное русло. И тогда вырастет поколение детей, которое будет общество развивать, внедрять новейшие технологии, изобретать новые приборы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах