Примерное время чтения: 6 минут
105

Чтобы не провалиться под землю. Эколог – о восстановлении и защите природы

В Челябинской области много озёр, но это не значит, что водоемам не нужна защита.
В Челябинской области много озёр, но это не значит, что водоемам не нужна защита. / Екатерина Степанюк / АиФ

Многие территории Южного Урала, пострадавшие от техногенного воздействия, ждут восстановления. Но менять придётся не только ландшафт, но и людей, которые и на озёрах, и в лесу относятся к природе потребительски. Об этом наш разговор с экологом, общественником, педагогом-организатором Виталием Полторацким.

Грунт дрожит и горит

Эльдар Гизатуллин, chel.aif.ru: Считается, что на Южном Урале довольно много территорий, пострадавших от техногенного воздействия.

Виталий Полторацкий: Сам я как уроженец города Копейска очень жду проекта рекультивации территорий в Копейском городском округе. Здесь много болевых точек. Например, у Старокамышинска до сих пор не получается потушить отстойник углеобогатительной фабрики - до сих пор случаются возгорания. Если помните, мы с экологами-общественниками выезжали на такие места вблизи озера Курочкино.

По идее Челябинск должен развиваться не только в северо-западном, но и северо-восточном направлении, но этому мешает то, что территория вокруг Копейска сильно пострадала от шахт, выработок. Там сейчас сильная деформация ландшафта. Природа, конечно, может медленно восстанавливаться, но бросать этот процесс на самопоток нельзя. Там ведь много провалов – в 2015 году рядом с заводом Кирова обрушились миллионы тонн грунта. Знаете, что угроза обрушения была и для домов в посёлке Роза рядом с Коркинским разрезом. Движение слоев идёт – за процессом следят, поставили маячки. Надо что-то делать с этой территорией – и некрасиво выглядит, и в плане практическом это нехорошо. Не надо ждать, когда земля и в прямом, и в переносном смысле уйдёт из-под ног.

- А в России и других странах есть примеры такой успешной рекультивации?

- В США в прошлом веке удалось спасти Великие озёра, которые долгое время страдали от техногенного загрязнения. Но нам надо свои озёра спасать – да, их у нас много, более 3 тысяч, но использовать можно далеко не все.

Милостей уже не дождёмся

- Удалось ли решить проблему старых очистных сооружений в Чебаркуле?

- К сожалению, пока нет. По-прежнему работают старые очистные, которые воду очищают не по нормативам – стоки идут сначала в озеро Табанкуль, затем в Теренкуль, потом в Кисегач. Но этой схемы недостаточно для полной очистки.

Жители Чебаркуля уже выступили с призывом провести полномасштабный экологический мониторинг и начать комплексную работу по спасению озера Чебаркуль, других. Ремонтировать очистные сооружения надо практически везде.

- Вы принимали участие в Водном форуме, который состоялся в этом году. Чем он оказался полезным?

- Мы пришли к выводу, что людей надо воспитывать. В рамках форума провели субботник и собрали огромное количество мусора по берегам и в воде. Даже если около озера нет какого-то предприятия, водоём испытывает колоссальную рекреационную нагрузку. И многие люди, к сожалению, своей природе совсем не помогают. А ей, повторю, надо помочь.

Возьмем для примера отходы. Есть отходы первого класса – это ртутные лампы, которые природа просто не сможет никак сама переработать. Второй класс – это электролиты, аккумуляторы. Для восстановления тут понадобится 30 лет. Есть третий класс – нефтепродукты, покрышки: нужно будет не менее 10 лет. Наконец, бытовой мусор исчезает где-то за 3 года.

Я убеждён, что старый лозунг: «Не надо ждать милостей от природы – взять их у неё наша задача!», надо уже давно переиначить на «Не надо ждать милостей от природы после всего того, что мы с ней сделали».

- Один стоматолог как-то мне сказал, что самая плохая вода в Волгограде, а вот на Южном Урале, мол, еще более-менее…

- Ситуация везде разная. А самое главное, нет настоящего мониторинга, анализа. Так нашли в Коркинском районе вблизи Шумаков ртуть в скважине, но так никто и не выяснил, откуда она там. Пробурили другую скважину и успокоились, но не факт, что ртуть в глубине не мигрирует в слоях. Поймите, я призываю не наказать кого-то, а понять процессы, быть к ним готовыми.

Хотя иногда и наказать, конечно, следует. В своё время обнаружили в Каштакском бору канаву со стоками, которые идут прямиком в реку Миасс. Общественники подняли шум. В администрации района нам отвечают: «Это ливнёвка». А мы потом проверили – течёт и зимой, в 30-градусный мороз! Какая там может быть ливнёвка, если вода не замерзает? И по-прежнему ведь течёт.

Или же был случай, когда обнаружили стоки от больницы №9 в Ленинском районе Челябинска – канализация шла в озеро Смолино, рядом с пляжем. Лабораторию вызывать долго – тем более, что там качнули и перестали. Я не поленился, сам набрал воды из стока, провёл анализ и убедился, что это канализация.

Чему учат в лесничестве?

- По-прежнему не утихают споры и вокруг Челябинского городского бора – ему всё ещё грозит опасность из-за вырубок и новых объектов строительства?

- Бор можно назвать номером один в списке особо охраняемых территорий. Ведь это островок реликтовых боров, которые когда-то тянулись через весь Урал. Конечно, люди резко реагируют на все угрозы его существованию – и правильно делают!

Так было и в прежние времена. Уж не знаю, легенда это или нет, но когда-то на территорию бора хотели строить завод, но тогдашний первый секретарь Челябинского обкома Николай Патоличев позвонил Сталину и убедил его, что бор надо сберечь, а для завода найти другое место.

Сейчас большие споры вызывает расширение улицы Худякова. Я, честно говоря, не понимаю, зачем это делается. Все равно движение по расширенной улице упрётся потом в «бутылочные горлышки» уже существующих дорог. Почему бы не рассмотреть вариант реверсивного движения? Тогда и расширять, и вырубать не надо.

- Вы занимаетесь с детьми в школьном лесничестве. Для чего нужны такие организации? Готовите кадры? Или это элемент общего воспитания?

- Профессиональная подготовка приветствуется – может, кто-то из ребят и поступит в профильный вуз. Им пригодятся знания, полученные в лесничестве – умение измерять деревья, определять виды рубок, учиться уходу за лесом, борьбе с вредителями.

Но можно привлекать и остальных ребят – например, к уходу за посадками в городе. Кстати, мы развиваем и артистические способности – они пригодятся на презентации, и спортивные – проводим занятия по ориентированию. А в целом, разумеется, речь идёт и о воспитании. Скажем, некоторые у нас любят включать громкую музыку на озере. Зачем?

- Причём музыку совсем не расслабляющую…

- Верно. Да и лучше вообще без музыки. Пусть люди лучше природу послушают. Мы и этому ребят учим.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах