76

Не курить и крутиться. Яков Кехтер в 90 лет рвется на работу даже в каникулы

Фото: А. Фирсов

 В недавние новогодние каникулы челябинец Яков Кехтер вышел на работу куда раньше, чем многие другие горожане. В этом факте не было бы ничего удивительно (мало ли у нас трудоголиков), если не то обстоятельство, что будущим летом нашему герою исполняется 90 лет, между тем как до сих пор он работает на заводе «Челябинскстальконструкция».

Америка помогала яйцами

Трудовая биография Якова Кехтера началась еще в колхозе далекой казахстанской деревни – 10-летним мальчиком он участвовал в прополке. В деревне было немало немцев – не поволжских, но тоже приехавших в свое время в Россию по призыву Екатерины Второй. Население было смешанное – жили тут и русские, и казахи, работавшие обычно пастухами. Пасти, кстати, приходилось не только овец и коров – заводили селяне даже верблюдов.

На войну Якова не забрали, числился в брони. Но покинуть родные места все же пришлось – зачислили парня в стройбат и отправили в Липецк. Надо было срочно демонтировать тамошнюю доменную печь для эвакуации в Челябинск.

- Сказали мне: «Будешь монтажником!», - вспоминает Яков Кехтер. – Все детство и юность был у самой земли, а тут пришлось лезть под небеса. Ни о каком обучении и речи не было – дали резак, раза два показали, как им пользоваться, и вперед! Сроки поставили самые жесткие, фашисты ведь наступали. Работали без выходных и управились мы за два месяца.

В Челябинск состав прибыл в январе 1942 года. Буквально на глазах на пустыре начал вырастать завод, на котором немцу из Казахстана пришлось протрудиться, как оказалось, более 70 лет. Рабочий день начинался в 8 часов. В 7 часов рабочих будил гудок, в 7.30. было уже два гудка, а в 8.00, когда все уже должны были быть на месте, – три. Рабочий день продолжался 12 часов. Один выходной полагался два раза в месяц.

- Нелегко, конечно, но условия были неплохие, - говорит Яков Кехтер. – Кормили нас хорошо, было свое подсобное хозяйство, где разводили свиней, коров, так что мясо ели каждый день. В меню также были картошка, капуста, свекла. Привозили продукты от союзников, из Америки – копченая горбуша, яичный порошок, свиная тушенка. В столовой вместе со всеми кормилось и начальство, так что готовили на совесть.

Рабочим выдавали также махорку, а зимой и по 100 граммов спирта – если развести водой, получалось пол-бутылки водки. Днем, конечно, никто не пил, брали обычно домой, к ужину. Обеспечивали рабочих и спецовкой. Жили в бараках – по 20 человек в одной большой комнате. Потолки были низкие, зато в помещении всегда было тепло – поставили кирпичные печки. Семейные делали загородки из досок.

Вместе с обычными рабочими были на заводе и поволжские немцы из числа трудоармейцев – работали-то вместе, а жили отдельно, в своем охраняемом поселке за колючей проволокой. Кстати, самому Якову его немецкое происхождение никогда в упрек не ставили, а вот трудоармейцам пришлось несладко – одного офицера даже сняли с фронта и отправили работать в тыл. Сами же поволжские немцы, наоборот, стремились бежать на фронт, чтобы сражаться с фашистами.

Когда пришла Победа, на радостях дали всем целых два дня выходных. Гуляли дома да в гостях – город было далековато. До бараков от завода почти по нынешней трамвайной линии ходил паровоз с тремя платформами – вот и весь общественный транспорт.

Победа принесла облегчение и в труде. Прежде работали почти везде лишь вручную, использовали лошадей. Когда строили доменную печь, использовали лишь один башенный кран, который передвигался на полозьях при помощи трактора. Лебедки были ручные – чтобы их привести в движение, требовались усилия четырех человек. Единственная электролебедка полагалась только лучшей бригаде. Затем постепенно начала поступать трофейная техника из Германии – Якова сразу определили на кран.

А чуть позднее, первому из цеха, дали и отпуск – Яков поехал в родную деревню. Там встретила его страшная бедность. И в глубоком тылу жизнь в войну была не сахар – женщинам приходилось не только работать в поле, но и постоянно вязать носки, теплые вещи, отправляя их на фронт. А из всех мобилизованных мужчин вернулся лишь один, да и то без ноги.

Украина соблазнила

Вернувшись на завод, Яков Кехтер с него уже не уходил. С 1963 года стал механиком, а сейчас работает мастером по ремонту оборудования. Был, правда, один перерыв в трудовой биографии – когда вышел на пенсию, сманили родственники на один год в Украину. Но не выдержал – вернулся в Челябинск.

- И когда меня спрашивают про Германию – отчего, мол, не переехал, я отвечаю – зачем, я ведь даже на Украине не прижился! – смеется Кехтер.

Свои секреты долголетия и активности наш герой не скрывает – он никогда не курил, пил умеренно. До сих пор каждое утро делает гимнастику. Есть еще один совет – чем больше крутишься, тем лучше.

Своими навыками, опытом Яков Кехтер охотно делится с другими. Вот только новое поколение вызывает у него только огорчение.

- Если сравнивать рабочих поры моей молодости, времен СССР и нынешних, то это просто день и ночь! – сокрушается старый рабочий. – Сейчас молодежь любые причины ищет, чтобы не работать. Был случай, когда муж больничный взял, чтобы с ребенком сидеть, а жена его работает! Это что такое творится-то? Разве мужчина может так поступать? Нет, работать сейчас не любят – приходят, нахватаются кой-каких знаний и увольняются. Прежде каждый новичок приходил с уже готовой специальностью, ему надо было всего-то пару-тройку советов дать, показать, что к чему. А сейчас… приходят, ничего не умеют!

Но пока Яков Кехтер готов научить всякого – и обстоятельно. Совсем не так, как его в свое время учили, встретив липец. Сейчас ведь не война – и слава Богу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах