80

Запутавшееся сердце Олега требует срочной операции

«Ищите хирурга сами, у нас таких специалистов нет», - сказали зарёванной будущей маме. Ни одна из клиник, в которую звонили родители, не гарантировала положительного исхода операции такой крохе. Диагноз с описанием дефектов его сердечка занимал в медкарте длиннющую строчку. Если отбросить сложнейшие медицинские термины, то беда с сердечком случилась такая: главные сосуды, снабжающие его кровью, были перепутаны местами.

Олежке было пять дней от роду, когда в сопровождении реанимационной медсестры он вместе с мамой прилетел в одну из городских больниц Санкт-Петербурга к профессору Любомудрову. У этого хирурга золотые руки, счастьем было и то, что доктор брался за столь сложную операцию. Работа ювелира-часовщика под дулом пистолета, наверное, проще. Не каждый способен так рисковать.

Чужие в Питере

Поскольку семья Деккер не была прописана в Питере, то операция для новорождённого Олега становилась платной - 180 тыс. руб. В 2003 г. это была огромная для семьи сумма. Деньги заняли у друзей, знакомых, родственников. С долгами после расплачивались почти четыре года. Но в день, когда операция была назначена, оказалось, что нужно ещё 9 тыс. руб. налога на добавочную стоимость. Будто мама покупала партию колготок для перепродажи на рынке. Пятидневный мальчик на одной руке, сумка с пелёнками в другой, вокруг чужой, незнакомый город и отказ в спасении единственного ребёнка из-за НДС, про который забыли сказать. Театр абсурда!

- Ну идите на какой-нибудь завод, там попросите денег, - посоветовали в кассе клиники.

Какой завод, когда ночевать неизвестно где? Через несколько дней родственники собрали недостающую сумму и прислали в Питер денежный перевод. Ребёнок чудом выжил в эти дни без врачебной помощи.

Операция длилась 6 часов, потом реанимация, где Олежку едва можно было разглядеть сквозь многочисленные провода и трубки, помогающие ему цепляться за жизнь. Первые три дня мальчику не зашивали разрезанную грудину: надо было наблюдать работу сердца и в случае опасности немедленно оперировать заново. Через 10 дней крошечного пациента перевели в палату, более он не имел права занимать реанимационную койку. Таков регламент. «Внимательно наблюдайте за дыханием», - наставляли маму. После кормления мальчик заснул, и оказалось, навсегда. Пока мама добежала до медсестры, а та позвала врача, пока врач добежал… В общем, Олег пребывал в состоянии клинической смерти 15 минут.

- Это, оказывается, очень много, - тихо рассказывает мама Олега. - Сына спасли, но он стал заметно отставать в развитии. До трёх лет не ходил. До четырёх с половиной не говорил.

Некоторые врачи уверяли, что Олег будет глухонемым. Открыто советовали маме родить себе нового, здорового ребёнка, пока её не бросил муж, испугавшись трудностей. Наталья ненавидит такие советы и все более разочаровывается в нашей медицине.

Дубль два

Олегу сейчас 8 лет, он хорошо ходит, бегает, лазает, как все мальчишки в этом возрасте, умеет читать и считать. Только вот говорит плохо. У него будто каша во рту. Но родные да и друзья-сверстники его всё же понимают. Он часто устаёт и может мгновенно заснуть прямо там, где только что играл. Мальчик очень хочет ходить в школу, но учится на дому: у Олега дрожат руки, он не может писать без посторонней помощи. Иногда в мышцах бывают болезненные эпилептические судороги. Короче, после клинической смерти к кардиологическому диагнозу добавился ещё и неврологический.

Сердце Олега требует новой операции. Оказалось, что из-за сужения сосудов оно работает с напряжением, бьётся часто-часто, как заячий хвостик, и от этого увеличено в размерах. В 8 лет у него сердце 12-летнего подростка. В этом минусе есть и свой плюс. Искусственный клапан сердца можно поставить взрослого размера и уже не менять его по мере роста ребёнка. Ещё требуется стентирование сосудов сердца. Проще говоря, их надо расширить с помощью специальных приспособлений, которые остаются внутри навсегда. Операция опять требуется сложная. Но волшебного доктора Любомудрова уже нет в Питере. Ему предложили работу в престижной клинике в Кувейте. Доктор написал через Интернет своим пациентам, что за границей его талант оценён по достоинству и морально, и материально. За рубежом нет национальной программы «Здоровье», как в России, там просто есть высококлассное оборудование и медстраховки, гарантирующие пациенту доступность любого лечения. Любой врач поймёт доктора Любомудрова.

Олегу Деккеру не берутся помочь в России, но могут помочь в Германии. Стоит операция в Берлинском детском кардиологическом центре 40 тыс. евро. 15 тыс. из них выделил немецкий благотворительный фонд, необходимо ещё 25 тыс. евро. И срочно. Время работает против мальчика, его сердце бьётся на пределе своих возможностей.

«AиФ Доброе сердце» начинает сбор денег на операцию Олегу.

 

ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ

Для тех, кто решился поддержать подопечных Благотворительного фонда газеты «Аргументы и факты», мы публикуем банковский счёт.

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце», номер счёта 40703810940170358401 в АКБ "Промсвязьбанк"(ЗАО), ИНН 7701619391, БИК 044583119, номер корр./сч. 30101810600000000119, для программы «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается).

Образец заполнения бланка

 


Валютные переводы

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце»

101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42

ИНН 7701619391, КПП 770101001

JSCB "Promsvyazbank" (CJSC)

Moscow, Russia, SWIFT: PRMSRUMM

Доллары США (USD) N 40703840240170358401 with

Deutsche Bank Trust Company Americas,

New York, NY, USA

SWIFT: BKTR US 33

Account No. 04410090

ЕВРО (EUR) N 40703978840170358401 with

Deutsche Bank AG

Taunusanlage 12, 60325 Frankfurt/Main Germany

SWIFT: DEUT DE FF

Account No 10094751040000

Телефон/факс (495) 221-56-28, dobroe@aif.ru

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах