aif.ru counter
179

«Убережём завод». Кто мешает нормально работать челябинскому предприятию?

Один из инцидентов произошёл на Челябинском опытном заводе. За разъяснениями мы обратились к генеральному директору завода Михаилу САМОНОВУ.

СТРАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

– Что же всё–таки произошло 9 февраля на предприятии?

Для начала следует пояснить, что по уставу в совете директоров нашего завода всего пять человек, в том числе мой брат Александр САМОНОВ и я, как генеральный директор. Совет обладает правом назначать и снимать генерального директора – для этого необходимо, чтобы соответствующим образом проголосовали четыре члена совета.

Это законный путь. А вот как всё происходило незаконно. Вечером в понедельник, 9 февраля, в 20 часов на предприятие ворвались люди, вооружённые дубинками. Произошедшее записывали камеры наблюдения, так что с доказательствами проблем нет. Вместе с этими неизвестными людьми появились два других члена совета директоров – Рустам ШАРИПОВ и Александр ЧУДИНОВ. В то время вместе с братом я находился на предприятии, пришлось задержаться по работе. В грубой форме нам заявили, что на заводе теперь новый генеральный директор – Вадим ШУРУПОВ, совершенно посторонний человек. И вся эта компания потребовала от нас немедленно покинуть территорию. Мы в ответ, конечно же, вызвали полицию.

Кстати, Шурупов приходил на завод и раньше с каким–то странным человеком, который постоянно терялся на территории. Сейчас–то я понимаю, что он просто высматривал, как можно проникнуть на предприятие.

А как реагировал трудовой коллектив на происходящее?

У проходной собралась целая толпа наших работников – некоторые пришли на ночную смену (их, кстати, не пропускали на территорию), а другие были просто встревожены ситуацией. С завода всех выгнали, кроме двух охранников, которые успели позвонить начальнику охраны и сообщить, что их удерживают. Потом телефоны их были выключены, и ни до кого дозвониться уже было нельзя.

А чем визитёры подкрепили свои действия? Показали ли какие–либо бумаги?

Шурупов продемонстрировал мне бумагу о смене генерального директора с печатью ИФНС Ленинского района. Я считаю, этот документ и позволяет мне утверждать, что речь идёт о попытке рейдерского захвата.

Дело в том, что свой пост я занял в июле 2014 года, так что очень хорошо знаю, каков порядок вступления в должность и отстранения от неё. Как я уже указал выше, необходим протокол заседания совета директоров, где четыре из пяти директоров проголосовали бы за досрочное прекращение полномочий прежнего гендира, а потом избрали бы нового. Затем с этим протоколом и подлинниками документов учредителей, то есть уставом, свидетельством о постановке на налоговый учёт и свидетельством о регистрации, следует отправиться к нотариусу и заполнить там соответствующую форму.

Без указанных документов нотариус заверять форму не имеет права. А я точно знаю, что учредительные документы территорию завода не покидали и не могли быть у Шурупова. Тем не менее форму они заполнили и сдали в ИФНС.

Как же дальше развивались события?

Была реальная опасность, что сейф вскроют и похитят документы, которые позволят придать подлогам видимость законности. Поэтому прямо ночью я поехал в отдел экономической безопасности и противодействия коррупции, где и изложил все факты. Потом вместе с полицией вернулись на завод, вошли в административное здание. Там мы увидели разбросанные документы, вскрытые двери и обнаружили также, что из моего компьютера изъят жёсткий диск. Своего диска лишился и компьютер руководителя центра акционерной собственности.

А как удалось разобраться с вооружёнными людьми?

Постепенно они все сами покинули завод. Хочу сказать, что это было не какое–то частное охранное агентство – просто непонятные люди, без спецодежды и документов. А Шарипова, Чудинова и Шурупова мы тоже заставили покинуть завод. Предприятие возобновило работу.

ЧТО НЕ ТАК С ДАТАМИ?

Тем не менее до полного спокойствия, наверное, ещё далеко?

К сожалению, да. Я подал также заявление в следственный комитет. Интересно, что буквально накануне выступал губернатор Челябинской области, указывая на необходимость ужесточить наказание за рейдерские захваты, и чуть ли не в тот же день произошёл инцидент на нашем предприятии.

Как действовали в дальнейшем правоохранительные органы?

Шарипова, Чудинова и Шурупова вызвали в отдел экономической безопасности и противодействия коррупции. Там они показали протокол заседания совета директоров от 29 января 2015 года, где фигурировали уже совсем другие люди – Шарипов, его сын, брат, Чудинов – ну и меня оставили в этом списке. Плюс к этому – протокол общего собрания акционеров от 28 августа, где якобы и поменяли совет директоров. Но по закону об акционерных обществах внеочередное заседание, где переизбирают совет, должно быть назначено за 70 дней. Наше очередное собрание акционеров состоялось 27 июня 2014 года, так что тут явная нестыковка сроков: переизбрание совета назначено до его избрания.

Почему же, если, как вы считаете, документы сфабриковали, не поставить дату, которая бы соответствовала этим правилам, а не противоречила бы закону?

Да, меня это тоже поначалу поставило в тупик. Но затем я понял, в чём дело: по новому закону с 1 сентября 2014 года на всех заседаниях акционеров должны присутствовать либо нотариус, либо представители реестродержателя. Поэтому эти люди, пытающиеся захватить наш завод, решили поставить более раннюю дату.

Кстати, и после 28 августа, когда якобы состоялось это собрание, у нас проходили заседания совета в прежнем составе – на документах стоят подписи Шарипова. Как же он их ставил, если, по его заверениям, состав поменялся? Я все эти факты изложил следственному комитету. В результате решается вопрос уже о возбуждении уголовного дела. Дело передано на областной уровень, в курсе региональное контрольное управление, профсоюз.

ГОТОВИТСЯ НОВАЯ АТАКА?

По вашему мнению, какую цель преследует та сторона? Ведь, если исходить из ваших слов, на руках у них маловато козырей?

Понимаете, проблема в том, что в нашем законодательстве нет даже такого понятия, как рейдерский захват. И разные личности этим пользуются. Предприятие можно просто ограбить. Оформить документы, дело подаётся в суд, а это дело не быстрое – за это время можно просто расхитить всё имущество.

Прошла информация, что у завода задолженность.

Да, ситуация непростая, но вопрос мы урегулировали на областном уровне. Главное – нам удалось сохранить предприятие и коллектив. Собиралась рабочая группа, мы достигли соглашения, что ежемесячно завод будет отчислять более 3 млн рублей.

Но ситуация, в которой оказалось предприятие, потребовала создания дочернего предприятия – торгового дома, через который проходили финансовые потоки. Также у торгового дома имелась кредитная программа, необходимая для нормальной работы предприятия. По предложению Шарипова директором торгового дома назначили Чудинова. Когда у нас начался конфликт, платежи стали задерживаться, возникли также проблемы с кредитованием. Я в итоге, конечно, решил вернуть прежнего директора, за что меня обвинили в превышении полномочий, хотя я просто решил не допустить закрытия и разворовывания завода. Думаю, что сейчас готовится атака и на торговый дом, о чём я уже предупредил правоохранительные органы.

Но как же быть с утверждением ваших оппонентов, что вы подали заявление о банкротстве предприятия?

Не отрицаю. Я исполнил обязанность, возложенную на меня ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Невыполнение этой обязанности было бы нарушением закона. Это решение было согласовано с кредиторами. Работники боятся самого слова «банкротство», а между тем мы рассчитываем на реабилитационную процедуру банкротства – внешнее управление либо финансовое оздоровление. Но это решать уже не мне, а кредиторам предприятия. Ни о каком закрытии завода, разумеется, речи не идёт. Только о сохранении и развитии предприятия. А свои истинные намерения показали те, кто решился на рейдерский захват и подлог. Надеюсь, завод мы всё–таки убережём.

На правах рекламы

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах