Примерное время чтения: 10 минут
359

Ванесса Мэй из яшмы. Уральский мастер «пишет» картины камнями вместо красок

"Каменный художник" за работой. АиФ

Светлана и Василий Юшины живут на окраине посёлка Чесма в Челябинской области. Василий Петрович – «каменный художник»: вместо красок на его картинах цветные уральские минералы. Рассказываем, где мастер берет материалы для своих работ.

Построили дом, посадили деревья

Гости семьи Юшиных будто попадают в сказку: сруб дома как с картинки, рядом - небольшое строение со стенами, украшенными камнями, и крышей из сухих стеблей камыша. «Это погреб», – объясняет Василий Петрович и идет по деревянному настилу в мастерскую. Именно мечта о собственной мастерской стала главной причиной, по которой в 2011 году супруги решили продать дом в самом центре посёлка. Второй причиной были пчёлы: редко, но жаловались соседи на укусы. Поэтому участок Юшины взяли на самом краю села. В общем-то можно было выбрать место в любой другой деревне. К тому моменту им было по 60, оба уже на пенсии, к месту работы не привязаны. Но родная Чесма для них лучшее место на земле.

Даже обычный погреб на подворье мастера украшен камнями.
Даже обычный погреб на подворье мастера украшен камнями. Фото: АиФ

«Тут и настоящая южная степь с её разнотравьем, и сопки, поросшие лесом. Озёр полно. Чуть дальше – Башкирия, горы. В общем, есть всё, что душе угодно. А вот лишних людей нет», – рассуждает Василий Петрович.

Брёвна для сруба Юшины заказали на средства, вырученные от продажи старого дома. За день собрали избу, а потом началось самое интересное – конопатить, утеплять, обживать. Открытый новым веяниям Василий Петрович хотел студию сделать, но дочь-архитектор спустила родителей на землю, нарисовав проект с кухней и двумя комнатами. По нему всё и выполнили.

После того как дом построили, народная мудрость велит дерево посадить. Тем более что дом из стволов деревьев. Раз взял у природы, значит, надо отдать. Так пустырь за домом Юшиных постепенно превратился в рощу. Сейчас там более 250 деревьев, не считая кустарников. Одних только кедров 60 штук. А ещё сосны, липы, дубы, берёзы. Некоторые с 2011 года достигли пятиметровой высоты.

Всё, кроме синего

Василий Юшин за свою жизнь много кем работал - строителем, инженером, проектировщиком, две трудовые книжки исписаны вдоль и поперёк. А увлечение было всегда одно – обработка камня.

«Привезли к нам в Чесму щебень, чтобы мостить дорогу. И я среди груды камней увидел моховой опал. Узнал, с какого карьера привезён щебень, и рванул туда. Взял булыжник, обточил его – и увидел дивной красоты рисунок. С тех пор использую только уральские камни. Пробовал и бразильские агаты, и малахиты из Заира – всё не то», – признаётся мастер.

Одна из картин, на которой видно разнообразие оттенков природного камня.
Одна из картин, на которой видно разнообразие оттенков природного камня. Фото: АиФ

Сейчас Василий Петрович собирает в основном яшму с дорожных карьеров и промышленных отвалов. Камень многолик, многоцветен, непредсказуем. Пока не разрежешь – не узнаешь, какой рисунок внутри. Кто-то картины пишет масляными красками, кто-то пастелью, а он – яшмой. Она даёт все цвета, кроме синего.

Помимо картин, мастер делает небольшие украшения из камня.
Помимо картин, мастер делает небольшие украшения из камня. Фото: АиФ

В мастерской и дома у Юшиных целая галерея каменной живописи. Две картины-фантазии рядом: одна по фильму «Любовник» Валерия Тодоровского, другая – по песням Высоцкого. На них можно смотреть бесконечно, угадывая знакомые сюжеты. Переходим в комнату и видим женщин в красных сарафанах, чем-то напоминающих «Вихрь» Малявина. А добродушное лицо старца, решённое в розовом цвете, – копия фрагмента фрески XIV века «Алипий Столпник» Феофана Грека.

Угадали, какая песня вдохновила работу?
Угадали, какая песня вдохновила работу? Фото: АиФ
Лицо старца повторяет фрагмент старинной фрески.
Лицо старца повторяет фрагмент старинной фрески. Фото: АиФ

Кажется, что картины Василия звучат, как музыка. Да и сам он музыку любит, особенно скрипку. Яшмой изобразил Ванессу Мэй, и это не копия, а авторский рисунок. В сосновой коряге увидел Николо Паганини.

Ванесса Мэй, какой её увидел мастер.
Ванесса Мэй, какой её увидел мастер. Фото: АиФ

«Смотрите, он ведь левша. Скрипку держит в правой руке, – объясняет Василий. – У меня так бывает: иду за камнем, а нахожу какую-нибудь корягу. Или дупло у сваленного дерева, из которого можно сделать рамку».

Фото: АиФ

Приданое для жениха

В 2006 году Василия пригласили к ребятишкам в летний лагерь дать мастер-класс по камнерезному искусству. Жена приехала за компанию. Увидела на соседней площадке мастериц, шьющих тряпичных кукол, и заинтересовалась рукоделием. Когда на следующий год Юшины поехали в Челябинск на знаменитый фестиваль «Урал мастеровой», Светлана узнала о курсах рукоделия в академии культуры и искусств. Курсы были предназначены для работников дополнительного образования. Юшина была единственной студенткой, кто прошёл их для себя.

Поняла, что самое близкое ей по духу – ткачество. Ткацкий станок в то время можно было заказать только в Петербурге. Долго ждали заветную посылку, а когда она пришла, оказалось, что в ней лишь половина деталей. Недостающие части Василий сам выточил и станок собрал. Сейчас он торжественно стоит в центре мастерской Юшиных, рядом с камнерезным станком.

Светлана за станком.
Светлана за станком. Фото: АиФ

Есть у супругов правило: два часа обязательно проводить в мастерской и что-то полезное делать. Пока Василий обтачивает куски камня для картин или украшений, Светлана ткёт. Половички, наволочки, полотенца – всё соткано её руками. И даже… приданое для внука.

«Сейчас жизнь стала другой – времени ткать нет ни у невесты, ни у жениха, – говорит Светлана. – А вещи эти в хозяйстве молодым точно пригодятся. Они гораздо прочнее и практичнее фабричных».

Богатое приданое приготовлено внуку.
Богатое приданое приготовлено внуку. Фото: АиФ
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах