Примерное время чтения: 6 минут
289

Со «Снеговиками» было бы красивее! Почему у нас нет рынка искусства?

Строительные леса превратили храм на Алом поле в арт-объект.
Строительные леса превратили храм на Алом поле в арт-объект. Из личного архива

После долгого перерыва вновь заработали выставки. Нередко картины художников из столицы и из-за рубежа привлекают больше внимания, чем творения южноуральских мастеров. Но среди специалистов мнение о работах многих наших мастеров высокое.

Наш земляк, который сейчас живёт в Москве, коллекционер Виктор Новичков давно собирает произведения челябинских художников – он уверен, что многие из этих картин достойны самых престижных мировых выставочных залов.

«Сборная команда» ХХ века

Корреспондент АиФ-Челябинск Эльдар Гизатуллин: - Частью вашей коллекции является живопись челябинских художников. А можно ли говорит о каких-то особенностях именно челябинской живописи? Ценится ли она? И вообще есть ли региональные школы в этом виде искусства?

Виктор Новичков: - Так легли исторические карты, что Челябинск, имея самую куцую из уральских миллионников ( Екатеринбург, Пермь, Уфа) культурную историю, создал в 20 веке отличную «сборную команду» в области живописи и скульптуры. Ничем не хуже, а на мой вкус по многим параметрам даже лучше, чем у соседей. До войны в городе жил Николай Русаков — очень крупный художник – возможно, самый крупный на Урале в тот период. Многие работают и сегодня — Константин Фокин, Павел Ходаев, Зайнулла Латфуллин, Александр Данилов. Беда Челябинска в полном неумении создавать собственный культурный нарратив и продвигать его вовне. Здесь мы смотримся абсолютно убого на фоне конкурентов. Интерес к региональным, локальным практикам — один из главных трендов мирового искусствоведения. И в этом большой шанс для таких городов как Челябинск. К сожалению, не похоже, что это кого-то здесь интересует.

- Вы однажды сказали, что челябинцы опасаются остального мира. Почему? В чем это выражается?

- Эта фраза не имела отношения к жителям города. Я имел в виду отдельных местных функционеров в сфере визуального искусства, особенно современного. Они живут в своем мирке, окружив его баррикадами бесконечных жалоб на безденежье и равнодушие окружающих. Искусству всегда не просто, но мне кажется, что в их устах - это прикрытие собственных косности, низкого профессионализма и обыкновенной лени. Сегодняшнее плачевное положение города на культурной карте страны в области визуального искусства это во многом их заслуга.

- Были ли случаи, когда вам удавалось спасти работы челябинских художников — не от забвения даже, а от физического уничтожения?

- Такое случалось не раз. Многие работы хранились в ужасающих условиях, и их приходилось реставрировать. Были работы, которые собирались выбросить, поскольку наследники считали их неинтересными или малоценными. Это на самом деле большая проблема, когда после смерти художника остаются сотни работ и неизвестно что с ними делать. Какого-то понятного рынка искусства в таком городе как Челябинск не существует, коммерческих галерей нет, музей один и ему такие архивы негде хранить, да это и не его функция. Я всегда говорю и художникам, и друзьям- коллекционерам: ваш долг заранее позаботится о судьбе своих собраний, иначе их участь будет плачевна.

Чудеса в жанре «Алисы»

- Почему в своё время вы стали собирать картины именно на тему «Алисы в Стране чудес»? Причины в детстве?

- «Алису в Стране чудес» я прочитал впервые в 35 лет, так что к детству это увлечение не имеет отношения. В 1988 году, оказавшись в Лондоне, мне удалось продать пару советских изданий «Алисы» местному дилеру. За большие, по тем временам, деньги. Этот прозаический эпизод и послужил триггером начала собирания «Алисы». За более чем тридцать лет я составил самую большую в стране коллекцию всего, что связано с книгой.

Предмет моей особой гордости — оригиналы иллюстраций выдающихся художников Калиновского, Митурича, Ващенко, Гороховского, Шульгиной и других. Англичане считают русских иллюстраторов Алисы лучшими в мире, а уж они знают толк в этом деле.

- Не могли бы рассказать о том, как к вам попали рисунки фронтового друга вашего отца? Чем они интересны?

- В начале 2000-х я совершенно случайно обнаружил в мастерской одного московского графика большую пачку фронтовых рисунков Юрия Цишевского. Он был военным другом моего отца, в советское время работал главным художником журнала Юность. Такие вещи всегда интересны своей временной и ситуационной аутентичностью.

Среди зарисовок нашёл несколько, на которых есть и отец. Я эту находку приписываю чудесам в жанре «Алисы», поскольку изначальной причиной моего визита в мастерскую было желание приобрести иллюстрации к книге. Недавно я передал архив работ Юрия Цишевского в Екатеринбургский музей истории города. Его сотрудники, заметив мои посты в соцсетях на эту тему, сами установили, что Цишевский до войны работал Свердловском книжном издательстве и проявили инициативу. Это ещё раз к вопросу о том кто как относится к своей малой родине.

- Вы как-то упомянули, что в детстве у вас дома было много детских книг, а сейчас немало людей собирают именно детские книги советских лет — не репринты, а оригиналы. По-вашему мнению, это дань ностальгии или понимание, что именно иллюстрации тех изданий являются настоящими произведениями искусства?

- Советская детская книга — важное явление в культуре 20-го века. В ней есть много настоящих художественных шедевров. Коллекционеры, и не только российские, собирали это всегда. Я знаю несколько выдающихся коллекций советской детской книги как частных, так и институциональных, таких например как в библиотеке Метрополитен музея в Нью-Йорке.

Леса как арт-объект

- Среди работ, на которые вы обратили внимание, есть и кинетические скульптуры челябинцев — например, «Снеговики». Почему о таких работах мало кто знает? Тогда как в Европе многие подобные фигуры украшают города.

- «Снеговики» - это проект челябинских художников: Александра Данилова и Николая Панафидина. Его с успехом показывали на биеннале в московском «Гараже». Я давно дружу и с Даниловым, и с Панафидиным, имею в коллекции их работы. Оба они художники мирового уровня. Обсуждать почему их работ нет на улицах Челябинска, на фоне того как в целом выглядит город, мне кажется пустой демагогией.

- Вы как-то похвалили Челябинск за неожиданный арт-объект — подкрашенные леса на храме Александра Невского. А какие места в городе по-вашему напрашиваются на то, чтобы стать точкой притяжения арт-объектов?

- Я не «хвалил Челябинск», а просто обратил внимание на то, что строительные леса, в которые одели храм Александра Невского, превратили его в живописный и современный арт-объект. Разумеется, строители не ставили такую задачу, но получилось очень красиво.

Точкой притяжения и применения искусства может стать любое место в городе. Но, к сожалению, это не про Челябинск. Тут не до арт-объектов. Я не знаю в публичном пространстве города ни одной площадки, хотя бы 100х100 метров, созданной за последние 30 лет и которая выглядела бы современно, красиво, уютно и продуманно по всем параметрам. От этой вечной недоделанности и недодуманности просто руки опускаются.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах