139

«Рожденные в СССР». Режиссер хочет снимать своих героев до их 70-летия

Три среза поколения

По аналогии с английским сериалом Майкла Аптеда «От 7 и старше» в 1989 году уроженец Челябинска, выпускник ВГИКа Сергей Мирошниченко начал проект «Рожденные в СССР».

 

Сергей Мирошниченко

 

 

27-летние ребята, чьи истории вошли в 1-й фильм, были разными по воспитанию и социальному положению, но схожими в своих взглядах на мир.

Через 7 лет съемочная группа отыскала их, и новый фильм раскрыл мир подростков. Когда участникам проекта исполнилось по 21 году, проект получил особую социальную окраску, так как его герои перестали жить в одной стране, между ними образовалась социальная пропасть.

- Сколько сейчас рожденным в СССР?

- 28 лет.

- Когда начинали снимать «Рожденных в СССР», понимали, что это проект всей жизни?

– Нет. Понимать ценность проекта стал, когда начал снимать уже 14-летних. Это был фильм о том, легко ли быть молодым в переломный момент истории – в конце 90-х. Теперь я понимаю и то, как важно сохранить этот проект, передать его в надежные руки, уверен, что снимать этих героев нужно до их 70-летия.

- Вы употребили слово «герои», а кого считаете героями нашего времени?

- У меня есть несколько рядов героев. Один ряд – это люди, которые старше меня, мои, так сказать, учителя, такие как актеры Георгий Жженов, Леонид Оболенский, писатели Александр Солженицын, Юз Алешковский. Второй порядок – это мои сверстники, такие как дирижер Валерий Гергиев или Владимир Путин. А 3-й ряд – я снимаю молодежь - «Рожденных в СССР». Я наблюдаю три среза.

- О Гергиеве и Путине вы сняли фильмы. «Валерий Гергиев. Сумерки богов» вышел на экран. А какова судьба документального фильма о Владимире Путине?

- Его нигде не показали. Я делаю некоторые картины, которые лежат на полке. Это не проблема.

- Как вам работалось с Путиным?

- Он очень сильный герой. Это личность, сильный руководитель. Иногда снимаешь людей, а они не могут мыслить в кадре, не способны на парадоксальные вопросы находить ответы. Он способен. У него есть функциональная готовность принимать решение ежеминутно. Я хорошо помню одну вещь, которую отметил: при встрече с Путиным каждый человек держал бумажку наготове, так или иначе просил денег. Приедет Путин, надо что-то у него подписать.

Так было у Ельцина. Ельцин был добрым человеком, много чего подписал. Иногда не читал, а Путин все читал, успевал прочитывать по диагонали. Таким я его помню по 1999 году, когда снимали фильм. Еще помню, как он ответил на вопрос: «Что теряешь, когда приходишь во власть?» - «Свободу».

- Еще раз спрошу: есть ли у нынешнего времени свои герои, кроме Валерия Гергиева, которого вы назвали, и Владимира Путина?

- Валерий Гергиев непроходная личность. Есть Юрий Шевчук, может быть, мы будем делать что-то вместе, Саша Петров аниматор, получивший Оскара за фильм «Старик и море». Это мои друзья. Я очень рад, что у меня такие друзья: Юра Арабов, Александр Николаевич Сокуров. Это те люди, с которыми мне комфортно быть.

Мы не слышали мата

- На простых людей улицы вы обращаете внимание?

- Конечно, я люблю простых людей. С удовольствием наблюдаю их жизнь. Но думаю, что сейчас Россия нуждается в лидерах. Обычных людей снимает очень много кинематографистов-документалистов. Даже стараются снять человека полумаргинального состояния. Мне кажется, что пора обращать внимание на людей необычных, на тех, кто перешагивает планку, на тех, за которыми хочется идти.

У меня был разговор с хранителем Красногорского архива кино, она сказала, что потеряно 10-15 лет летописи, именно потому, что снимали людей чересчур обычных. Много выпивающих, говорящих на кухне различные глупости и все остальное. Много снято падения человеческого и нет выдающихся конструкторов, архитекторов, художников - некого хранить. А ведь потомки всегда оценивают предыдущие поколения по личностным вершинам.

- В нашей газете есть такой проект «Назад в СССР». Люди ностальгируют по СССР, вспоминают молодость, все хорошее, что было с ними в те годы. Что вы вспоминаете об эпохе СССР?

- У меня много воспоминаний, потому что большая часть моей жизни прошла в бывшем Советском Союзе. У меня там были любовь, детство, отец фронтовик, мама, которая была чудесным человеком, и соседи, у нас был фантастический двор. Мне очень жалко ощущения 60-х, когда была вера людей в то, что они делают что-то хорошее и в стране, и в мире. Это ощущение победителей, освободившихся от пут.

Я называю это так: «Улица Свобода, бывшая улица Сталина». У нас во дворе по ул. Свободы, 145 была беседка, где мужики – интеллигенты и рабочие – играли в домино. Мы, дети, никогда не слышали мата. Что произошло с нами сейчас? Помню первое проявление национализма. Началась война Израиля с Египтом. К моему другу Фиме Вольбергу подошел человек и сказал: «Фима – ты еврей». А Фима ответил: «Я – русский». И они начали драться. Не было у нас во дворе ни евреев, ни русских, никого - была общность. Плохо, что появился раздор и противостояние людей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах