25

С опасными отходами надо работать серьёзно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 10/02/2010

За всё время развития советского, а затем и российского атомного проекта, в стране накопилось громадное количество радиоактивных отходов (РАО) - более 500 миллионов тонн. Десятилетиями эту проблему практически не решали.

В 2008-2009 годах специалисты-атомщики взялись за поиск ответа на "больной вопрос" утилизации РАО и разработали закон об обращении с подобными отходами. Заместитель генерального директора Госкорпорации "Росатом" Евгений Вячеславович Евстратов рассказал в интервью "РИА Новости", какие у нас проблемы с РАО, что из себя представляет законопроект и как он поможет нам освободиться от опасных отходов.

Всё на законные рельсы

- Евгений Вячеславович, в январе Госдума приняла законопроект по обращению с радиоактивными отходами в первом чтении. Зачем понадобился такой закон, и что в нём особенного?

- Это первый законопроект в нашей стране, посвящённый обращению с радиоактивными отходами (РАО). Конвенция по обращению с РАО у нас есть, а вот федерального закона, который бы не фрагментарно, а целостно решал весь комплекс вопросов по обращению с РАО, никогда не было на протяжении всего периода развития отрасли. Законопроект был разработан по поручению правительства страны, то есть правительство поставило задачу Росатому предложить решение по такой чувствительной для населения и общественности теме, как обращение с радиоактивными отходами. Кстати, мы не намерены останавливаться только на этом законе. Впереди у нас закон по обращению с облучённым (отработанным) ядерным топливом (ОЯТ), по выводу ядерных объектов из эксплуатации. С принятием этих законов будут переведены на чёткие, прозрачные законодательные рельсы все вопросы в области ЯРБ и РАО. Кстати, закон по ОЯТ мы планируем уже в этом году внести в правительство, закон по выводу находится в разработке.

Замечу, что закон по РАО отличается тем, что в нём появляется законодательно закреплённый тезис, которого не было ни в каких нормативных актах РФ - обязательность захоронения радиоактивных отходов. В разных бытовых или научно-технических беседах слово "захоронение" употребляется, но законодательно его до сих пор нигде не закрепили. В законе присутствует ещё один важнейший момент - обязательность обеспечения финансовыми ресурсами полного цикла обращения с РАО. Производители радиоактивных отходов обязаны заплатить за полный цикл обращения с ними.

- То есть принятие закона обязывает Росатом оплачивать весь цикл обращения с РАО?

- Совершенно верно. С принятием закона предприятия Росатома - наработчики РАО - будут обязаны оплачивать весь цикл обращения с вновь образующимися РАО вплоть до их окончательного захоронения. Это принципиальная позиция в законе. До принятия закона Росатом ведомственными рычагами решал вопросы по утилизации РАО на предприятиях отрасли, теперь эту норму мы хотим закрепить законодательно. То есть, вновь образующиеся РАО должны быть переработаны, кондиционированы и отправлены на захоронение. В отношении накопленных со времён "холодной войны" РАО (а это примерно 85-90% всего объёма РАО) мы будем в каждом конкретном случае определять, можно ли их извлечь. Если можно, то извлекаем, кондиционируем и отправляем на захоронение. Если извлечь по тем или иным причинам нельзя (это связано с большими рисками для персонала и окружающей среды), то оставляем на месте и создаём дополнительные барьеры безопасности. И здесь предусмотрено несколько источников финансирования - как средства предприятий и федеральный бюджет, так и средства зарубежных источников, например, в рамках международной программы "Глобальное партнёрство".

В законе вводятся две новые категории РАО. Первая - очень низкоактивные РАО (ОНАО). Где пройдёт граница таких низкоактивных отходов, зависит от того, какими будут федеральные нормы и правила. Их принимают органы регулирования безопасности, которых в России несколько. Мы надеемся, что в качестве ориентира будут выбраны подходы, рекомендованные МАГАТЭ. А МАГАТЭ выделяет ОНАО в отдельную категорию, которая не требует специальных мер по обращению. Вторая категория - это отходы уранодобывающего производства. В неё попадает тот материал, который в больших объёмах вынимается из земли, а потом (а это сотни тысяч кубометров пустой породы) в огромном количестве попадает в категорию РАО. Хотя эти отвалы просто извлекли из земли и ничего с ним не делали. То есть, проще говоря, это первичные урановые "хвосты". Их "запасы" в России достигают примерно 70 млн тонн.

Тарифы единые для всех

А вот с действительно опасными отходами нужно серьёзно работать. Наша цель в отношении более чем 500 миллионов тонн накопленных в РФ РАО - их окончательная изоляция без последующего извлечения. Мы хотим поступить так со всем объёмом отходов, которые сегодня хранятся на более чем 1,5 тысячи объектах и площадках в стране. Для решения этой глобальной задачи финансовое обеспечение является важнейшим элементом конструкции, выстроенной в законе. Он прописывает обязательность платежей производителей РАО за отходы. Предполагается, что Правительство РФ само выберет орган, который будет утверждать тарифы на обращение с РАО. Тарифы станут едиными для всех, так что производитель РАО будет жить в конструкции по выбору: либо заплатил и забыл, либо за свои средства нанимай специализированные организации и приводи РАО в соответствие с требованиями национального оператора. В любом случае, в конечном итоге, РАО необходимо сдать национальному оператору по обращению с РАО на окончательную изоляцию. Кстати, национального оператора по обращению с РАО также определит Правительство РФ.

- То есть получается, что Росатом не будет влиять на тарифообразование в этой сфере?

- Нам предлагали в своё время включить тарифы в зону своей ответственности. Мы от этого отказались. Это - наша принципиальная позиция: пусть такие тарифы определяет независимый орган, к примеру, Федеральная служба по тарифам (ФСТ). Это позволит нам избежать как конфликта интересов, так и обвинений, допустим, в необоснованном завышении тарифов. В случае с ФСТ же никто не сможет обвинить эту службу в ангажированности с атомной отраслью.

Решать будет правительство

- Есть ли сегодня ясность, кто будет национальным оператором? Это может быть одна из специализированных структур Росатома - компания "РосРАО"?

- Однозначного решения пока нет. Безусловно, на предприятиях РосРАО сосредоточено большинство профессионалов в этой чувствительной сфере. Но, напомню, что вопрос определения национального оператора - это прерогатива Правительства РФ.

Помимо национального оператора, правительству предстоит также разделить предприятия-производители РАО на две категории - регулярных или нерегулярных. У нас уже существует определённый перечень организаций, эксплуатирующих в стране ядерные и радиационно-опасные объекты. В этом документе около 100 организаций, из которых около 60 - это компании в структуре Росатома. Ещё 40 относятся к девяти другим органам управления, в том числе к Минпрому, Минздраву, ФМБА, Минобороны, Роснауке, РАН. Эти организации мы также считаем регулярными производителями РАО. По закону же, регулярные производители РАО отчисляют определённую плату в специализированные накопительные (резервные) фонды Госкорпорации "Росатом". Порядок начисления и использования этих средств также будет определён Правительством РФ.

- Зачем нужна такая схема?

- Всё просто. Далеко не все деньги будут нужны национальному оператору на текущее обращение с поступившими к нему РАО. Ведь есть расходы и будущих периодов, и мы считаем, что оставлять эти средства у национального оператора неправильно. Они должны находиться у органа управления, который и будет ставить задачи по созданию объектов окончательной изоляции, в целом контролировать деятельность национального оператора. И выдавать ему средства на строительство пунктов окончательной изоляции, контролировать их использование.

Сегодня есть две конструкции: по вновь произведённым РАО, когда появятся утверждённые уполномоченным органом тарифы, платежи будут включать в себя средства на весь цикл обращения с ними. По накопленным отходам (а львиная их доля была создана в ходе реализации оборонных программ ещё во времена СССР) на сегодня часть средств предусмотрена в ФЦП "Обеспечение ядерно-радиационной безопасности", но естественно, все мероприятия, которые необходимо сделать с накопленными РАО, эта программа не покроет.

- Сколько объектов захоронения РАО предполагается создать в России?

- Пока мы ведём речь об организации семи объектов окончательной изоляции. Регионы их предполагаемого размещения назвать пока не могу, потому что ещё идёт работа. Однако одним из важнейших документов, которые должны появиться после принятия закона по РАО, станет первичная генеральная схема размещения таких объектов изоляции. Её также будет утверждать Правительство РФ, но в согласовании схемы мы планируем задействовать и общественность, и региональные власти. Безусловно, к этому вопросу будет привлечено внимание общественности. Забегая вперёд, скажу: мы готовы к любому конструктивному взаимодействию с общественными организациями вплоть до организации контроля со стороны Общественной палаты при Президенте РФ.

Рубеж назван - 2025 год

- Вообще, сколько подзаконных нормативных актов потребует принятие этого закона?

- Первым нормативным актом после принятия закона должно быть Постановление Правительства РФ по определению национального оператора по обращению с РАО. Это совсем несложный документ, но на его согласование уйдёт какое-то время.

В целом, помимо утверждения национального оператора, в 2010 году мы планируем активизировать работу по специальным резервным фондам. Потому что, как только появится национальный оператор по обращению с РАО, мы должны будем обозначить то место, где будут аккумулироваться средства для затрат будущих периодов. Сегодня на предприятиях РосРАО мы оценили методологию первичной регистрации хранящихся на объектах бывших "Радонов" радиоактивных отходов и классификации хранилищ. Таким образом, мы фактически успешно провели инвентаризацию РАО. Следующий шаг (вне зависимости от сроков выхода федерального закона) - мы собираемся внутри Росатома провести подобную инвентаризацию по концерну "Росэнергоатом" и крупным комбинатам: "Маяку", СХК и ГХК. Мы намерены целиком проинвентаризировать технологии переработки и хранения РАО на предприятиях отрасли. А главное, при необходимости, если это не вписывается в единую государственную систему захоронения РАО, мы готовы будем приостановить часть строящихся объектов. Ко всему нужно подходить рационально, и нам нужно будет определить оптимальное число таких пунктов хранения.

- В какой срок Росатом предполагает решить проблему РАО?

- У нас есть рубеж 2025 года, к этому сроку мы планируем 80% накопленных РАО привести к критерию приемлемости для окончательного захоронения. Но до этого, к 2015 году мы намерены превысить объёмы захоронения накопленных РАО над объёмами образования отходов от текущей деятельности, то есть прекратить саму конструкцию накопления отходов. И, я думаю, общественность нас в этом поддержит.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых