Примерное время чтения: 10 минут
281

«Жизнь закладчика - в среднем три недели». Как противостоять вербовщикам

Вербовщики пользуются мессенджерами, чтобы рассылать подросткам предложения о криминальном заработке.
Вербовщики пользуются мессенджерами, чтобы рассылать подросткам предложения о криминальном заработке. pxhere.com

В Кургане полицейские и судьи организовали для подростков необычное мероприятие — посещение судебного заседания, где огласили приговор молодому человеку, пойманному за реализацию наркотиков. 50 школьников увидели за решёткой сверстника, которого судили за несколько эпизодов распространения наркотических средств. Парень, сделавший три закладки (тайник с наркотиками), прямо из зала суда отправился в колонию общего режима на пять лет.

В полиции считают такие наглядные уроки самым лучшим методом закрепления материала о вреде наркозависимости. Кто и как сегодня работает с несовершеннолетними, чтобы они не польстились на криминальный путь заработка?

98% сидят за сбыт

«Жизнь закладчика — в среднем три недели, — приводит ужасную статистику руководитель проекта „ПРО выбор“ челябинка Лариса Сазонова. — Страшно, что невозможно составить портрет закладчика. Это и школьники, и студенты, и пенсионеры».

Самое опасное — что в эти страшные преступные игры попадут несовершеннолетние. Поэтому профилактика в первую очередь нацелена на них. Кураторы проекта, существующего на средства губернаторского гранта и при поддержке уполномоченного по правам ребёнка Челябинской области Евгении Майоровой, объясняют: самое страшное — школьники не понимают, что обратной дороги нет. Не получится быстренько заработать и снова стать добропорядочным гражданином. Преступный синдикат (а вербовщиков можно назвать именно так), как правило, расположен за границей. Они не отпустят из своей хватки новую жертву — закладчика. Этот человек для них мусор, расходный материал. Именно поэтому 98% всех сидящих «первоходов» отбывают наказание именно за сбыт психоактивных веществ. Сроки по этим статьям огромные — 10, 15 лет. Причём на условно-досрочное освобождение можно рассчитывать, только проведя в колонии три четверти срока. Если закладчик не попадает в разработку полиции, свои же, кураторы, его сдают или калечат.

«Мы приходим в школу и спрашиваем: кто из вас получал в мессенджер сообщение с предложением высокооплачиваемой работы? — говорит психолог проекта Эльвира Гредина. — Почти все поднимают руки. Ребёнок в такой ситуации остаётся один на один с проблемой. Он сам принимает решение, и возможно, оно окажется неправильным».

По словам психолога, к родителям старшеклассники обращаются крайне редко. «Мы спросили девочек, кто из них, забеременев, расскажет маме. Никто! Ни одна! — говорит Эльвира Гредина. — Поскольку уверены, что здорово получат».

Волонтёры в помощь школьникам

Именно тогда организаторы проекта решили, что лучше них, взрослых, со школьниками будут общаться специально обученные волонтёры. Они же проводят встречи с учителями и родителями. Отобрали несколько десятков студентов, в основном педагогического университета, кто действительно хотел учиться и научить детей не сделать страшную ошибку.

«Многие старшеклассники мечтают заработать, — говорит Лариса Сазонова. — Они видят в Сети, как какой-то молодой человек живёт в Таиланде, снимает блог и только успевает получать денежки. Им тоже хочется всё и сразу, быстро и много. А так в реальности не бывает».

Поэтому возникла идея научить школьников зарабатывать. На каждой встрече в школе проводится игра «Сорок способов заработать деньги». Студенты говорят: чего только не придумывают дети, но это всё законно.

«Волонтёры разговаривают с детьми по душам, — рассказывает Эльвира Гредина. — Например, некоторые родители думают, что, раз проверяют переписку ребёнка и там нет ничего подозрительного, можно не бояться. Но нет, угроза абсолютно над каждым несовершеннолетним. Сейчас есть какое-то „второе дно“ в телефонах — теневая переписка, в которую, как нам рассказали эксперты, несведущий и не попадёт. Не обязательно ребёнок мечтает о больших деньгах, чтобы праздно жить. Есть и абсолютно добрые желания — помочь родителям, у которых проблемы на работе. Или накопить себе на свадьбу. Но результат один — огромный срок по 228-й статье Уголовного кодекса».

Эксперты дают совет родителям — внимательно смотреть, не появляются ли у детей внезапно деньги или какие-то странные предметы. И главное, как бы это банально ни звучало, необходимы доверительные отношения с детьми, постоянный контакт с ними.

«Есть две категории осуждённых, связанных с наркотиками, — те, кто употреблял и кто осуждён за сбыт, хранение и распространение. — рассказывает начальник отдела воспитательной и социальной работы с осуждёнными ГУ ФСИН по Челябинской области Сергей Третьяков. — Для осуждённых с зависимостью работает программа реабилитации. Физическая зависимость у них уже снята за время следствия, суда, иногда и принудительного лечения, а мы работаем с психологической — сделать „перепрошивку“ в голове. Моё мнение: если человек хочет избавиться от зависимости, то сможет. Но нужно кардинально поменять жизнь и круг общения.

Сроки дают немаленькие — от 10 до 20 лет по 228-й статье. Ещё лет 7-10 назад распространена была другая, 158-я статья (кража). Нужно работать с обществом на упреждение. Молодые люди не понимают, что такого совершили, — подумаешь, две-три закладки разложил. На суде зачитывают срок — восемь лет колонии строгого режима. Пошёл заработать 10-15 тысяч, а заработал 10-15 лет.

Отбывают наказание разные люди. Один осуждённый, например, с двумя высшими образованиями, владелец юридической фирмы. Захотел острых ощущений — и вот получил. Или выпускница школы, её родители не отпустили учиться в Питер, решила заработать сама. В итоге отбывает наказание за сбыт наркотиков».

Вот история Светланы, которая отбывает срок 11 лет. Сейчас ей 29 лет:

«Мне стало страшно на следственных экспериментах, когда я ждала приговор, потому что это до 20 лет лишения свободы. А 20 лет — это вся жизнь. — рассказывает Светлана. — Я училась в вузе. Развелась с мужем, осталась с ребёнком на руках. Познакомилась с парнем, он употреблял, но я об этом не думала, потому что сама не употребляла. Он продавал наркотики, и я стала ему помогать. Сейчас моему ребёнку 11, а было три года. Он растёт без меня. Родители забрали его тогда, дали мне время устроиться на работу, восстановиться в вузе, но я не успела. Я не скрывала от сына, за что сижу. Ещё на этапе следствия мысленно топтала дорожку от зала суда до детского сада. Хочется обнять его и не отпускать. Я в жизни сына присутствую каждый день. Он меня спрашивал: „Мама, ты продавала наркотики, от которых умирают люди? Ты больше не будешь так делать? Мы их выкинем на помойку?“ Это страшно. И когда родители спрашивают — тоже».

Советы врача

Что делать родителям, чьи дети пристрастились к запрещённым веществам?

«Лучше не тянуть и сразу обратить к специалистам-наркологам, — советует заведующая диспансерным отделением для несовершеннолетних Челябинской областной клинической наркологической больницы врач-психиатр высшей категории Наталья Юркина. — Задача родителя — выйти на откровенный разговор с ребёнком, уговорить его пойти за помощью к врачу. Можно попробовать начать с психолога, который убедит пройти лечение. В Челябинске можно обратиться в подростковое наркологическое отделение Челябинской областной клинической наркологической больницы по адресу: Челябинск, ул. 40-летия Октября, 32в. Запись по телефону 214-02-12, добавочный 330 (это регистратура). Часы работы с 8:00 до 16:30».

Специалист обращает внимание родителей на то, что не стоит гадать, употребляет ребёнок или нет. Лучше обратиться на приём, где сразу сделают тест на наличие психоактивных веществ в моче. Он бесплатный, как и всё последующее лечение.

Но важно не бояться. Если родитель не хочет, чтобы ребёнка ставили на учёт, можно пройти обследование платно. Хотя с первого раза на учёт и так не ставят, а лишь берут под наблюдение: через три, шесть и 12 месяцев ребёнок приходит на приём, его проверяют, тестируют и, если нет подозрений, снимают с наблюдения. Ребёнок должен осознать, что это в его интересах: учёт у нарколога делает проблематичным получение, например, водительского удостоверения.

«Психиатры и наркологи — такие же врачи, — говорит Наталья Юркина. — Помогут, подскажут, направят. Потому что родители часто бывают потерянными и не знают, куда идти».

Языком цифр

В Челябинской области на учёте у наркологов состоит 331 несовершеннолетний, из них 300 подростков (15-18 лет) и 31 ребёнок (до 15 лет).

В основном на учёте состоят мальчики. Так, если брать данные по токсикомании, на учёте 120 человек, из них девочек — 48.

Если раньше это были в основном дети из неблагополучных семей, то сейчас есть и из обычных. Дело в том, что порой дети используют психоактивные вещества из тех препаратов, которые находятся в доме, в гараже. Они разрешены, находятся в свободной продаже в аптеках и магазинах. Это некоторые продукты бытовой химии. И дети пользуются ими, не осознавая, какой вред своему здоровью наносят.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах