Примерное время чтения: 6 минут
430

Жестокие дети. Девочку из Челябинской области затравили в соцсети

Это произошло в одной из школ Челябинской области. Девочка подвергалась травле (буллингу) со стороны одноклассников в течение нескольких лет. В какой-то момент процесс выплеснулся в соцсеть: подростки создали сообщество «Буллинг Даши Семёновой» (имя изменено). В школе не придали этому факту никакого значения.

Учитель был в курсе

Даша – вполне адекватная девочка, но некоторые особенности здоровья ограничивают её двигательную активность. Она хорошо учится в школе, получает дополнительное образование. Подруг у неё практически нет. При этом Даша нравится мальчикам, чем и вызывает зависть одноклассниц. Несколько лет они эпизодически подкалывали её, но с началом учебного года травля вышла на новый виток. В группе класса в соцсети был создан чат под названием «Буллинг Даши Семёновой». Сообщения читал не только весь класс, включая саму Дашу, но и классный руководитель.

«Даша полная неудачница. Я не понимаю тех, кто вообще с ней общается. Она же дура», – начала тему неформальный лидер класса. «Она такая же медлительная, как и её мама. И так же странно одевается», – написала в ответ подруга. Оскорбления сыпались одно за другим.

Своей маме девочка ничего не рассказывала. Правда всплыла лишь тогда, когда кто-то из родителей увидел этот чат и отправил Дашиной маме скриншот переписки. Тогда она попросила дочь показать все чаты, в которых та подвергалась буллингу. Даша сначала отказывалась, говоря, что за пределы виртуальной реальности это не выходит. За несколько лет травли она смирилась с ситуацией и, видимо, считала её нормой.

Сначала родители обратились к классному руководителю, потом к директору. И везде натолкнулись на глухую стену непонимания: «Буллинг был всегда, это же дети, что вы от них хотите».

Дашина мама обратилась к уполномоченному по правам ребёнка в Челябинской области Евгении Майоровой. На следующий день омбудсмен приехала в школу.

– Оказалось, что замдиректора по воспитательной работе прошла курс школьной медиации. Но она совершенно не понимает сути методики разрешения подростковых конфликтов. Если школьника оскорбляют, разве учителю может быть всё равно? – возмущена Евгения Майорова. – Я спросила, как у них ведётся работа по профилактике буллинга. Ответа не получила. Ситуация с Дашей ни в каких служебных документах отражена не была, ей просто не придали никакого значения.

Медиаторы здесь больше не живут?

– Буллинг происходит каждый день в любом классе, так как всегда находятся ученики, которые получают от этого удовольствие, – прокомментировала по нашей просьбе учитель одной из челябинских школ. – Родители часто не знают, по­скольку в подростковом возрасте отношения со взрослыми перестают быть доверительными.

Между тем не прекращённая вовремя травля может привести к весьма печальным последствиям. Даже в лучшем случае, если её объект стойко перенесёт все нападки и будет терпеть до получения школьного аттестата, душевную травму он получит. Или замкнётся в себе, или станет вести себя агрессивно с близкими, однокурсниками.

– Все случаи попыток суицида или насилия, о которых мы узнаём из прессы, начинаются с буллинга, – констатирует факт руководитель «Независимой ассоциации образования и развития детей» Андрей Горланцев. – Не бывает случаев, когда учитель о травле ничего не знает. Всегда знает, но молчаливо соглашается, думая, что само пройдёт. Соцсети – это вообще новый тренд. Скорее всего, случаи кибербуллинга, подобные Дашиному, были и раньше. Но за пределы школы в Челябинской области это выплеснулось первый раз.

Горланцев вспоминает, что давно настаивал на внедрении в южноуральскую систему образования медиаторов, которые работали бы по принципу скорой помощи, выезжали в точки конфликта.

– Психологи в школах загружены бумажками и отчётами, они с такой работой не справляются, даже если их обучить, – считает наш собеседник. – Раньше у нас так и было: три человека ездили по школам, разруливали конфликты где-то в рамках гранта, где-то на волонтёрских началах. Добивались того, чтобы им дали постоянную ставку, но столкнулись с невозможностью «оцифровать» плюсы такой работы для детей, педагогов и родителей. В итоге этих медиаторов переманило министерство образования, науки и молодёжной политики Краснодарского края.

– Сейчас любые наши попытки объяснить эту ситуацию будут выглядеть как оправдание, а нам оправдываться не в чем. Работа с буллингом ведётся, и немалая, – сообщила пресс-секретарь министерства образования и науки региона Светлана Платонова. – Эта тема стала главной на областном родительском собрании. Я как мама приходила на собрание в школу, и нам рассказали, по каким признакам в поведении ребёнка понять, что он подвергается травле.

Опрошенные нами учителя рассказали, что тема «Как защититься от кибербуллинга» стала самой популярной у семиклассников при выборе тем для проектных работ.

– С момента работы в аппарате уполномоченного мне дважды пришлось столкнуться с темой буллинга, – говорит медиатор Наталья Коркина. – Первый случай был с четвероклассником, на которого навесили ярлык хулигана. Важно понимать, что объект буллинга вовсе не обязательно как-то неправильно себя ведёт. Он может просто идти не в общем темпе с классом – быть шустрее или, наоборот, медлительнее всех. С тем случаем мы разобрались довольно легко, потому что все в школе: и учитель, и психолог, и директор с завучем – по­шли нам навстречу. В случае с Дашей мы такого встречного движения со стороны школы не наблюдаем. Психологическую помощь ребёнку и его родителям уже начали оказывать.

Что делать родителям

Понять, что ребёнок подвергается травле, можно по его нервозному состоянию или депрессии. Поговорите с ним, скажите, что у вас нет желания контролировать его, но вы можете дать дельный совет. Объясните, что отвечать на кибербуллинг не нужно вовсе. Самое правильное – забанить травящего. На любое сообщение можно пожаловаться администрации соцсети.

Узнав о том, что ваш ребёнок стал объектом систематического буллинга со стороны сверстников, прежде всего поговорите с классным руководителем и школьным психологом. Если вы почувствовали с их стороны поддержку и понимание, как решить проблему, следуйте вместе намеченной стратегии.

Если вы столкнулись с равнодушием со стороны школы, можно обратиться к уполномоченному по правам ребёнка в Челябинской области по телефону +7 (351) 264-24-35 или оста­вить сообщение на странице "ВКонтакте". Кроме того, можно обратиться в Областной центр диагностики и консультирования по телефону 8 (351) 232-00-57, там тоже занимаются проблемами школьной медиации.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах