4582

Каждый шаг как подвиг. Врач о том, как на земле встречают космонавтов

АиФ-Челябинск №19 11/05/2016
Космонавты переживают сумасшедший стресс, но всегда счастливы, что вернулись на Землю живыми.
Космонавты переживают сумасшедший стресс, но всегда счастливы, что вернулись на Землю живыми. фото из личного архива Игоря Атманского

Профессор, доктор медицинских наук, завкафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Юугму, единственной доктор из Челябинской области в составе бригады врачей, ответственных за приземление космонавтов.

Лана Литвер, «АиФ-Челябинск»: Как вы оказались в составе бригады?

Хирург Игорь Атманский: Всё вышло случайно. Меня пригласил командир бригады неотложной медицинской помощи военно-воздушных сил России Виктор Мальков. Он проходил у меня обучение на сертификационном курсе по ортопедии и предложил поработать. Я отправил пакет документов и забыл, если честно. И вот в один прекрасный день мне позвонили и сказали вылетать в Упрун (военный аэродром в Увельском районе.- ред.), откуда направимся в Казахстан. Общий сбор всех бригад по поиску космонавтов происходит в Караганде. Там на брифинге обозначают район и чёткое время посадки капсулы.

 - Большой район посадки?

- Приличный, порядка 50 квадратных километров. И вы должны понимать, что нелётной погоды просто не бывает. Однажды была страшная метель, ничего не видно, мы полтора часа сидели в вертолёте с заведённым двигателем и ждали минутного окошечка, чтобы взлететь. Наши пилоты - сумасшедшие мастера. Вовремя не успеешь подняться на определённую высоту или чуть выше - это грозит обледенением, вертолёт камнем упадёт. Но космонавты уже летят к земле, и пилоты должны доставить бригаду на точку.

Или однажды капсула приземлялась в туман. Там просто молоко, мы аппарат потеряли. Летали кругами, потихоньку снижались, осматривались. Это страшно: три вертолёта вслепую летят рядом, можно друг друга и не заметить, задеть.

- А если ясная погода?

- Космическое тело входит в стратосферу, загорается. Раскрывается парашют. Мы с земли видим огромный купол, примерно 100 квадратных метров, и он несёт маленькую чёрную горошинку. Капсулу ведут два наших самолёта, на разных высотах контролируют снижение. Когда до земли остаётся чуть больше метра, мы видим яркую вспышку, из сопел вырывается огонь - это включаются двигатели торможения. Как правило, капсула приземляется не в одно касание. Она ещё несколько раз прыгает и потом останавливается.

Однажды был очень сильный ветер, парашют уволок аппарат в реку, рядом даже вертолёт не мог сесть. Капсула плавала в реке, воздуховоды забивались льдом. Чтобы космонавты не задохнулись, спасатель прыгнул в реку на парашюте и больше часа, пока шёл вездеход, руками отгонял лёд от этих воздуховодов. Получил жестокое обморожение, но космонавтов спас.

Съезжать с детской горки

- Когда аппарат приземлился, к нему сразу бегут врачи?

- Нет. Первыми к капсуле подходят «энергетики» - так называют команду специалистов, которые открывают люк.

- Космонавты выбираются сами?

- Они сами отстёгиваются, но выбраться из люка наверх, на специальную площадку, им помогают, конечно. А уже сверху они аккуратно съезжают вниз по металлическому жёлобу, похожему на детскую горку. Космонавты могут двигаться, просто им очень тяжело. Представьте, они вдруг почувствовали вес своего тела после 200 с лишним дней невесомости.

Это огромная перегрузка. Может случиться, например, коллапс - сосуды резко расширяются, нет обратного венозного кровотока, сердце без крови работать не может. Это состояние, угрожающее жизни.

- Вам приходилось с этим справляться?

- Бог миловал, нет. Из капсулы космонавтов несут на руках, сам человек сразу идти не может. Усаживают в кресло неподалёку. Им очень трудно, они к этому моменту не спали 16-18 часов: сначала подготовка к от-стыковке на космической станции, потом спуск по спирали, несколько витков по орбите, чтобы спускаться плавно. Плюс резкая нагрузка при приземлении. Им очень и очень непросто, но они улыбаются.

- Это дисциплина?

- И ещё радость, что они живы, что полёт завершён. Они уже могут разговаривать, интервью дают короткие - вы видели наверняка по телевизору. В этот момент к ним подходим мы, доктора. В нашей бригаде терапевт, реаниматолог, травматолог. С каждым - медсестра. Беглый осмотр длится минут 15. Опрашиваем и осматриваем каждого. Моя задача - определить, нет ли травм, нужна ли неотложная помощь. Если проблем по моей части нет, я занимаюсь закреплённым за мной космонавтом.

Все космонавты, на моё счастье, прилетали целыми. Но вот у коллеги, который отвечал за американского туриста, случалось - парню было совсем худо, тошнило его, пришлось ставить капельницу.

- Туристу?

- Да, космическому туристу. Только очень состоятельные люди могут себе позволить. Они проводят на орбите дня три: улетают с одним экипажем, возвращаются с другим. Их, конечно, готовят к сумасшедшим перегрузкам, но это всё равно непрофессионалы.

- Они проклинают космос?

- Совсем нет! Они прилетают, конечно, зелёные, но очень счастливые, что приземлились живыми. Благодарят Бога за то, что они почувствовали этот драйв. Я бы тоже полетел, если бы у меня было столько денег.

Сгорали и не долетали

- Вернёмся к космонавтам. А им предлагают алкоголь за прилёт? Условные пять грамм?

- Это не самое хорошее средство. Космонавты в принципе непьющие люди. Если человеку, ведущему здоровый образ жизни, да ещё после приземления предложить алкоголь… Нет. Хотя в качестве антистрессового препарата можно было бы.

- А у них стресс?

- У них сумасшедший стресс. Представьте: капсула стукается о землю, подпрыгивает. Снова стукается, опять подпрыгивает. Это очень жёстко. Последний раз капсула стукнулась так, что сопла тормозного двигателя были просто смяты. Конечно, они чувствуют этот удар. И сама по себе процедура спуска из космоса на землю - это тоже стресс. История развития космонавтики знает случаи, когда наши до земли не долетали. Капсула разгерметизировалась или не выдерживала обшивка, и они сгорали там. Или если не сработал двигатель торможения - удар о землю будет такой же жёсткий, как если бы «Мерседес» врезался в стену на скорости 100 км/час. Никто не выживет. Поверьте, космонавты и без алкоголя очень счастливы, что прилетели.

- А после интервью им разрешают поспать?

- К сожалению нет. После коротких интервью спасатели несут космонавтов в палатку. Несут, потому что им нельзя делать резких движений. Пред-ставьте, вы легли и всю ночь проспали. Лежали девять часов и вдруг резко встали. У вас закружится голова. А тут не то что ночь - 100 дней, а то и 150! У некоторых и 300. Если человек после этого резко подпрыгнет и начнёт что-то делать… Представляете? Дичайшая слабость. Каждое движение, которое нам кажется простым, для них - сверхусилие, потому что тело приобрело гравитацию. Он в космосе делает рукой взмах и ничего не поднимает, а здесь поднимает целую руку! Это серьёзно.

Растянуть внутренние силы

- А что происходит в палатке?

- Мы снимаем с космонавтов скафандры, раздеваем, обтираем их, переодеваем, обеспечиваем компрессию. На них надето специальное компрессионное белье «Кентавр». Мы вручную затягиваем и регулируем давление в этом костюме исходя из общего состояния и рекомендаций личного доктора космонавта, чтобы обеспечить адекватный венозный возврат и не допустить коллапса, о котором я вам рассказывал.

Игорь Атманский (на фото слева) единственный доктор из Челябинской области в составе бригады врачей, ответственныйх за приземление космонавтов.
Игорь Атманский (на фото слева) единственный доктор из Челябинской области в составе бригады врачей, ответственныйх за приземление космонавтов. Фото из личного архива Игоря Атманского

Они в палатке немного отдыхают. Они могут уже пройти несколько шагов. Их заносят в вертолёт, чтобы лететь в Караганду на официальный брифинг. Летят они ещё лёжа, в Караганде их подвозят к зданию аэропорта, и вот там они уже самостоятельно идут. Там пресса, камеры, официальные лица...

- Но их же можно торжественно привезти на креслах?

- На инвалидных креслах? Космонавтов? Ну что вы! Они же герои. Они победители. Герои не могут приехать на пресс-конференцию в инвалидных креслах. Я думаю им тяжело, но они идут. Это ещё один подвиг, я бы сказал.Вообще, моё впечатление от космонавтов - это очень мужественные люди. Держатся очень просто. Я с вопросами не приставал - надо дать возможность отдохнуть. Когда начинается брифинг, работа нашей бригады заканчивается.

- Быстро. А было такое ощущение: «о, отличная работа, даже делать ничего не пришлось»?

- Нет, было ощущение, что мне чертовски повезло. Я всё это время нахожусь в напряжении: вдруг что-то случится! Представьте, есть кусочек резиночки. Её можно растянуть вот так - и с ней ничего не будет. Можно растянуть ещё - и опять ничего не будет. А можно растянуть ещё чуть-чуть - и всё, она порвётся. Никто не знает, на какую величину растянули резинку - я имею в виду внутренние силы организма, резервные возможности, уровень стресса, который надо пережить.

- Вы же его осмотрели, измерили давление...

- Мы же не знаем: космонавт улыбается, показатели в норме, но вдруг он напряжён до предела и достаточно чихнуть - и всё посыплется? По опыту прошлых посадок мы можем говорить, что в 99,9% случаев будет всё благополучно. Но одна сотая процента на кого выпадет - никто не знает. Я могу только молиться, чтобы этого не случилось.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах