Примерное время чтения: 8 минут
191

«Люди в тёмном». Историк моды о том, почему южноуральцы не любят выделяться

Раньше с модой всё было понятно: что-то появлялось на рынке, и все покупали это что-то – сапоги-чулки, джинсы клёш, юбки-трапеции.
Раньше с модой всё было понятно: что-то появлялось на рынке, и все покупали это что-то – сапоги-чулки, джинсы клёш, юбки-трапеции. / Дмитрий Овчинников / АиФ

В Челябинск приехали эксперты «Института развития индустрии моды Beinopen» и рассказали о том, как делать моду на Урале. Но нужна ли челябинцам эта самая мода? Тем более в эпоху пандемии, когда многие перестали ездить на работу и перешли на удалёнку?

Что вообще сегодня в тренде? Кто моднее и стильнее – Челябинск или Екатеринбург? Об этом нам рассказала организатор мероприятия, историк моды, искусствовед, телеведущая, дизайнер, основатель собственного бренда Елена Ермаковишна.

Кто наряднее и моднее?

– Челябинск не очень яркий город, очень сложно заставить его жителей добавить в одежду цвет, – говорит Елена. – Горожане привыкли к ограничениям и строгим рамкам, поэтому предпочитают удобную одежду немарких тонов. У них нет никаких запросов на супердизайн, главное – чтоб одежда и обувь служили максимально долго. С одной стороны, это вполне объяснимо: Челябинская область промышленная, здесь всегда было много заводчан, а для тяжёлого, монотонного труда на заводах нужна максимально функциональная униформа. В Екатеринбурге в советское время было больше заводской интеллигенции и, соответственно, выше культурная потребность. Екатеринбург всегда был чуть моднее, чуть наряднее. Там первая неделя моды прошла в 2000 году, а в Челябинске – в 2008-м. И они всегда на десятилетие впереди.

CHEL.AIF.RU: А когда вообще на Южном Урале появились первые зачатки моды?

Елена Ермаковишна: Перед революцией. Моду того времени хорошо отражал традиционный уральский заводской костюм. Отличала костюм разных сословий лишь дороговизна тканей, а по крою он оставался одинаковым. Однако в отличие от крестьянского костюма в заводском более заметно влияние городской моды (например, шлейфы на сарафанах). Верхнюю одежду для мужчин и женщин кроили по одним и тем же лекалам, различалась она только особенностями декора. Купцы расшивали свою одежду золотой нитью. В конце XVIII века начинает издаваться первый модный русский журнал, так челябинские модницы узнают, что носят в Европе и столицах России. В начале XX века в Челябинске появляются магазины готового платья – пассаж братьев Яушевых, магазин Валеевых (ныне здания картинной галереи и «Молодёжной моды») и другие.

Вместо одежды – униформа

То есть после революции, когда заработали заводы, мода в регионе сошла на нет?

Южный Урал тогда жил в страшном голоде, поэтому людям было совсем не до моды. Жёны торговой и промышленной элиты, врачи и другие представительницы истеблишмента, которые могли себе позволить, шили копии нарядов героинь Любови Орловой у портных. А хорошую мастерицу, как хорошего врача, передавали из рук в руки, по личным рекомендациям. В 1938 году в Москве открылся первый дом моделей. Затем они появляются в Ленинграде, Киеве, Минске, Екатеринбурге, Новосибирске. В 1961 году открывается дом моды в Перми, а в 1964-м – в Челябинске.

Тогда уже, наверное, шили в промышленных масштабах?

Да, в 1960 году в Челябинске открыли «Уралшвейпром», куда входило около 50 предприятий из Челябинской, Оренбургской, Омской, Тюменской, Свердловской, Курганской областей. В стране «Уралшвейпром» был вторым по объёму выпускаемой готовой продукции после Москвы. Кроме швейных фабрик в эту систему входили НИИ швейной промышленности (ЦНИИшвейпром), конструкторско-технологическое бюро, завод по изготовлению средств малой механизации для оборудования швейных фабрик и ГУП «Челябинский дом моделей “Уральские зори”». Вся отрасль насчитывала свыше 20 тысяч (а по некоторым данным 30 тысяч) специалистов, от швей до скорняков. Много было художников-модельеров. Дважды в год Общесоюзный дом моделей создавал основные коллекции в двух вариантах. Первый вариант служил образцом для промышленности и передавался на местные фабрики. Региональные дома получали от общесоюзного методические рекомендации (тенденции, силуэты, цвета) и с учётом климата и региональных особенностей разрабатывали свои коллекции и внедряли их производство на местных фабриках. Например, художник разрабатывал мужское пальто, приезжал на фабрику в Чебаркуль и обсуждал с технологом на производстве множество моментов, а затем модель пальто уходила в производство. За каждой фабрикой и ассортиментом закреплялся отдельный художник. Второй вариант коллекций Общесоюзного дома моделей разрабатывался для показов за рубежом, до фабрик он не доходил.

Государство было заинтересовано в развитии лёгкой промышленности?

Иначе бы оно не вкладывало в неё такие деньги! В 1964 году для Челябинского дома моделей и челябинского филиала ЦНИИ­швейпром построили целое здание (пр. Ленина, 57). Ателье при фабриках оснащались по последнему слову техники. В Челябинском доме моделей дважды в месяц проходили дефиле, ради этого собиралась вся челябинская богема, до 200 человек.

Времена варёнок и спортивок

А потом наступили лихие 1990-е…

…и лёгкая промышленность встала. Не было госзаказов, сбыта и снабжения. Выжили те предприятия, которые смогли встроиться в рыночную экономику. Общесоюзный дом моделей на Кузнецком мосту как-то выживал в виде ателье. Из 60 художников-модельеров осталось всего шесть. Челябинский дом моделей в 1997-м был преобразован в «Уральский центр моды» и до начала 2000-х ещё как-то жил, шил униформу для ресторанов. Он продолжал работать как ателье, но, по сути, его история закончилась. Дом быта на Васенко по этажам раскупили предприниматели. Именно поэтому сегодня, не имея одного собственника, они не могут провести полноценную реконструкцию.

Как выживали фабричные специалисты? Ведь они оказались без работы.

Пустились в свободное плавание. Организовали кооперативы: шили джинсы и варёнки, спортивные штаны с тремя полосками. «Челноки» стали возить в Челябинск одежду из Турции, Польши и Китая. А пока они возили ширпотреб, в Москве начали открываться первые бутики. В Челябинске первыми продавать модную брендовую одежду стали в «Доме быта», «Гостином дворе», «Покровском пассаже» и бизнес-доме «Спиридонов». Для публики попроще в 1998 году появились «Никитинские ряды» под центральной площадью города. Вспомните, на каждом районном рынке были целые поля из раскладушек с секонд-хендом. Это была такая же материальная помощь Европы и США, как и куриные окорочка. И все ждали чуда. Люди верили в сверхъестественные силы (секты, Кашпировский и т. д.), в удачу и лёгкий заработок (МММ). И конечно, конкурсы красоты. В Челябинске первый конкурс красоты проходит в 1988 году. В 1991-м очередной такой конкурс собрал уже 1 500 зрителей во дворце спорта «Юность». Открывались первые модельные агентства – Models, «Светлана» и «Эксклюзив», который дал миру Ирину Шейк.

Норка – на выброс?

Раньше с модой всё было понятно: что-то появлялось на рынке, и все покупали это что-то – сапоги-чулки, джинсы клёш, юбки-трапеции… Сегодня моделей одежды такое изобилие. Как разобраться, что модно, а что нет?

Идите на онлайн-курсы для стилистов. Можно просто обратиться за помощью к стилистам, их сегодня много, в каждой примерочной «работают». Мода будет сильно меняться. Это вторая или третья индустрия по загрязнению природы в мире. Люди потребляют больше, чем им нужно. Я адепт осознанного потребления и всегда говорю, что будущее – за качественными, долговечными вещами. А это как раз те, что выпущены в 1990-е и в 2000-е. У нас в детстве был такой кружок штопки и шитья, мы доводили до ума свои потрёпанные вещи. Этот тренд возвращается.

Значит, норковые шубы нужно выбросить?

Их можно красиво переделать, перешить. Присматривайтесь к экологичным товарам, пуховикам, тканям. Полиэстерные синтепоновые вещи долго разлагаются.

Как вы считаете, пандемия повлияла на моду?

Пандемия и экономический кризис сделали людей чуть беднее, они перестали покупать итальянские бренды, которые могли себе позволить ещё пять лет назад. Зато стали интересоваться местными марками. Это хорошая тенденция. Грустно, что почти все производства тканей закрылись. Есть мнение, что магазины одежды будут закрываться, потребитель приноравливается покупать всё через интернет. Если бренд не представлен в онлайне, он пропадает. Пандемия приучила нас к удобной одежде, преимущественно спортивной. Представить 20-30 лет назад, что мы пошли на работу в кроссовках, – да ни в жизнь! При этом есть контрдвижение на суперъяркую, вычурную позицию с пайетками, перьями, яркими аксессуарами, потому что людям хочется праздника, они засиделись дома.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах