Примерное время чтения: 10 минут
59

Что такое Лагшмивар? Лучший лектор России – о том, зачем нам география

Учитель географии из Челябинска Михаил Ваганов стал победителем Всероссийского конкурса «Лига лекторов» и вскоре получит приз – полмиллиона рублей. Челябинец обошел на конкурсе 5 тысяч участников. Деньги он потратит на развитие своего канала на Rutube, где выкладывает ролики о занимательной географии.

Михаил Ваганов рассказал CHEL.AIF.RU об Отто Шмидте, уникальных разработках России и о том, какую профессию выбрать любителю географии.

Как развивать туризм в Конго

Мария Карелина, CHEL.AIF.RU: Михаил Геннадьевич, география сейчас разве в почёте?

Михаил Ваганов: Да. Вы же смотрите по телевизору «Нэшнл географик»? У нас в такой роли выступает РГО. Русское географическое общество собирает уникальные экспедиции, делает крутые проекты, направленные на популяризацию науки! Это не только Всероссийский географический диктант и Ночь географии. Мой ученик, кстати, придумал во­прос для диктанта. Зачитывал его в прямом эфире Дмитрий Песков, а решал Сергей Шойгу, который является председателем РГО. Вопрос такой: «На острове Сицилия стоит памятник русским спасателям. По какой причине он там оказался?»

– И какой правильный ответ?

– Там в 1908 году было землетрясение, и наши спасатели помогали откапывать завалы. В благодарность итальянцы и поставили памятник.

– У некоторых школьников география разве не стоит в одном ряду с трудами и физкультурой?

– Многое зависит от того, как преподают. Где-то географию ведёт историк. Дали в нагрузочку…

– Сколько часов в неделю в школьном расписании?

– В пятых-шестых классах по часу, в седьмых-девятых – по два. А в 10-11-х классах, если выбрать соответствующий профиль (допустим, социально-экономический класс), будет и три часа в неделю. Там мы изучаем темы, которые я в вузе на третьем  курсе проходил!

В нашей частной школе «Семь ключей», где я преподаю, из 32 девятиклассников ОГЭ по географии выбрали 20. Из предметов по выбору география оказалась самой популярной у девятиклассников.

– Чем на уроках занимаетесь?

– Мы «создаём» собственное идеальное государство, обсуждаем, какую оно будет иметь форму с точки зрения геополитики. Вспоминаем, что у Платона оно было социальное. Допустим, наше государство полуостровное, есть выход к морю, это хорошо. И вот так разбираем по пунктам.

Можем пойти на уроке в любой двор и всё там осмотреть: вот здесь тропинки хорошо проложены, а в соседнем дворе нет лавочек, пенсионеров ущемили…

– Это тоже изучает география?

– Это геоурбанистика. Есть идея сходить в сетевой продуктовый магазин и посмотреть, откуда поступают продукты. Но останавливает возможная реакция продавцов: «А кто это там штрих-коды выписывает?»

Наши дети участвуют в «моделях ООН» (ролевая игра, в которой старшеклассники воспроизводят работу ООН, выступают как дипломаты. – прим. ред.). Мы недавно ездили на Московскую международную модель ООН им. В. И. Чуркина, которая проходит в МГИМО, где готовят дипломатов высокого уровня. Мои ученики там защищали модель «Развитие туризма в Республике Конго после пандемии». Поднимали сайты этого государства на французском языке, переводили и рассуждали, как развить туризм в такой специфической стране. 

Всё к лучшему?

– Что за конкурс «Лига лекторов» от общества «Знание», где вы выиграли грант?

– Нужно было интересно рассказать тему. Было 5 тысяч участников: вузовские преподаватели, коучи, менеджеры. В финал вышли сто победителей. Сначала надо было сделать видеовизитку, потом онлайн-урок на 20 минут записать, затем выступить вживую перед аудиторией. Я в екатеринбургском педуниверситете рассказал про полярника Отто Юльевича Шмидта, как вся страна спасала его экспедицию.

– Чем же вы так зацепили жюри и аудиторию?

– Думаю, многие увидели отражение современной ситуации. Все объединились и бросили силы, чтобы спасти людей, дрейфовавших на льдине.

– Необыкновенное время…

– Да. Роберт Пири ставит флаг на Северном полюсе, Нан­сен на лыжах Гренландию переходит, Амундсен достигает Южного полюса. А Россия в аутсайдерах, хотя мы самая северная страна. В начале века, понятно, нам было недосуг, войны шли. А в 1930-е годы всё меняется. На обычном пароходе (это даже не ледокол) отчаянные люди хотят пройти Северным морским путём за одну навигацию.

Поскольку я школьный учитель, то использовал приёмы педагогики. Общался с аудиторией. Спрашивал: «Что такое Лагшмивар – обувь, блюдо, название парохода?»

– И что это?

– Это имя. Как мужское, так и женское. Расшифровывается как «Лагерь Шмидта в Арктике». Я пытался объяснить логику того времени: строили не просто государство нового типа – строили нового человека. Считали, что человек может всё! Шмидт на тот момент был символом новой эпохи: он выжил там, где человек выживать не может. В честь символа называли детей.

И про приключения парохода «Георгий Седов» рассказывал. У них сломался винт. Как ремонтировать судно, затёртое льдами? Водолазы тогда ещё не работали во льдах. Шмидт переложил весь уголь на нос корабля, корма поднялась вверх, и так смогли отремонтировать винт. В экспедиции были дети, представьте. Одной девочке полтора года, вторая родилась в экспедиции. Её назвали Карина, потому что это случилось в Карском море. Как родители могли поехать с ребёнком? Как можно было взять беременную жену в Арктику? Два месяца провели на льдине в минус 40!

– А на финале «Лиги лекторов» вы о чём рассказывали?

– На финале в МФТИ у меня была тема «Научно-технологическая карта». Я рассказывал о современных достижениях науки в России.

– Мы готовы к импортозамещению? Нам есть чем гордиться?

– В атомной энергетике мы лидеры. Самые мощные лазеры – у нас (это эксперименты по термоядерному синтезу в Нижегородской области). Систему автоуправления грузовыми кораблями у нас в Новороссийске придумали. Представьте, танкерам не надо экипаж иметь, они самм пройдут в узких каналах и пришвартуются. Много жизнеутверждающих примеров!

Я считаю, что в России могут придумать концепт. Но довести до идеала, в том же машиностроении, могут только немцы. Но… может быть, всё к лучшему. Может, то, что происходит сейчас, это толчок к развитию?

Картографы и лунографы

– Этот вопрос вам наверняка задавали. Зачем вообще нужна география, если в смартфоне есть геолокация и карты?

– Без географии мы нигде. География сегодня – это не что где находится, а почему именно здесь. Мы, конечно, изучаем вопросы из серии «где протекает Волга» и «не путать Иран с Ираком». Но сейчас на глубину упор: почему страны ведут себя именно так?

– Какими вам видятся профессии будущего, связанные с географией?

– В пятом классе на уроке мы изучаем Яндекс-карты, Гугл-карты и «ДубльГИС». Понимаем, что без карт никуда. Они везде: в доставке продуктов, в такси. За картографией, которая на стыке IT и географии, будущее. Экология – междисциплинарный предмет. Социальная экология, геоэкология – этим профессиям стоит обучиться.

– Когда вы приезжаете куда-то и говорите, что из Челябинска, с чем у собеседников ассоциируется наша область?

– «Макфа», плохая экология и метеорит.

– Метеориты вы на уроках тоже изучаете?

– Да. Мне очень часто притаскивают минералы: «Я метеорит нашёл». Смотрим, а это металлургический шлак, но красивый и яркий. Метеорит опознать легко: он часто магнитится, находится в грунте (на глубине) и по форме сглаженный, без ост­рых краев.

– А что можете сказать о глобальном потеплении?

– Читал один доклад учёных, где написано, что до 2030 года надо дожить, чтобы понять, кто виноват в глобальном потеплении – человек или природа. Мы на пике межледниковья живём. Возможно, скоро начнётся новый ледниковый период.

– На планете есть неизведанные уголки?

– Нет. Спутники везде летают. Но кто сказал, что география исчерпывается знанием Земли? Марсологи, лунографы могут изучать Солнечную систему. Пик интереса к географии был в XIX веке! В 1821 году открыли последний материк – Антарктиду.

– Ваш топ красивейших мест?

– Наши нацпарки «Таганай», «Зюраткуль». Симский пруд и Юрюзань. Москва очень по­равилась. Природа Сибири  - например, Краснояр­ские столбы).

– Правда, что учитель много времени отдаёт отчётам?

– Нет. Вот сейчас у меня учебный год закончился, и мне нужно только распечатать электронный журнал. До частной школы я в вузе четыре года отработал. Вот там отчётов было много. Учебные программы постоянно переделывали. Я им тогда сказал: «Либо я бумагами занимаюсь, либо учу. Выбирайте». «Бумаги важнее», – ответили мне. Так я попал в школу.

– У вас есть географы в роду?

– Мой дед Григорий Иванович Ваганов, ветеран войны, окончил наш географический факультет. Преподавал географию и НВП. Отец был туристическим тренером в ПО «Полёт». Меня в походы таскали с дет­ства. Этим и объясняется выбор профессии.

Досье

Михаил Ваганов, 35 лет. Окончил Челябинский государственный педагогический университет, естественно-технологический факультет. Женат, двое детей. Учитель высшей категории, член Русского географического общества и лектор общества «Знание».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах