Примерное время чтения: 7 минут
856

20 тысяч шагов за смену. Работник челябинского завода о зарплате и молодёжи

Вячеслав Хабаров / Трубодеталь

За двенадцатичасовую смену гибщик труб на челябинском заводе делает больше 20 тысяч шагов и переносит с места на место почти 2 тонны распорок и инструментов. А в свои выходные он находит время, чтобы побыть поисковиком в составе отряда «ЛизаАлерт»и найти заблудившихся грибников. 

«Хватит гулять, приходи работать!»

В детстве челябинец Вадим Качкайкин не мечтал как другие мальчишки стать космонавтом, лётчиком или моряком дальнего плавания. Ему хотелось работать руками. С детства он ходил к отцу-заводчанину в «слесарку» и мог «зависать» там часами. Сначала просто смотрел, щупал инструменты, потом пытался ими работать. Именно тогда Вадим решил, что нужно получить техническую специальность. После школы поступил в ЮУрГУ на автотракторный факультет на кафедру электротехники, через год призвали в армию. В 2007 свеженький дембель устроился на работу на «Трубодеталь».

«На предприятии уже работали мои отец, дядя, старший брат. - вспоминает мужчина. – Мне позвонили из кадрового отдела и сказали: «Ну, хватит уже гулять, Качкайкин, приходи работать!»

Он начинал работать термистом, обжигал и закалял детали в огромной печи. Всему обучили на месте. Через год термист Качкайкин поступил в аграрный университет на электротехника, на заочку,  и перевёлся в соседний цех гибщиком труб. Сейчас ему 35 лет и 15 из них он провёл на заводе.

У нас – своя Библия

«Работаем с трубами от самых маленьких до больших, по которым идёт газ по России и за её пределами, - рассказывает Вадим о своей работе. - Наша задача — с помощью станков загибать трубы на определенный градус. Очень многое автоматизировано, цех оборудован разными станками. Самый большой - размером с одноэтажный дом, а стоимостью несколько миллионов долларов. Главное – внимание: любое действие – случайное нажатие кнопки, не так забил параметры и т.п. - может привести к браку. У нас есть своя техническая Библия – руководство в 500 страниц, подробно описывающее весь технологический процесс, все операции. Это нужно знать наизусть!»

Когда труба уже установлена в станок, гибщик нажимает кнопку «Старт» и труба сгибается. Это высокотехнологичная, условно чистая, неподвижная работа на одном месте, предполагающая только контроль процесса. Но на стане специалист проводит лишь пару часов. А прежде ему нужно провести подготовительные работы – проверить, как сварят трубу сварщики, зачистить трубы и т.п. Так что несмотря на автоматизацию производственного процесса, тяжёлого физического труда у гибщиков достаточно! Вадим с коллегами засекали по шагомеру: каждый из них проходит за 12-часовую смену около 20 тысяч шагов. Не с пустыми руками, а с распорками, инструментами и т.п. Их за день переносят около тонны. Пока работают, тяжести не замечают, лишь в конце смены усталость даёт о себе знать – ноет спина.

«У нас, как и у сварщиков, страдает слух, потому что в цехах очень шумно, - продолжает Вадим. - Если бы не средства индивидуальной защиты, то работников хватало бы ненадолго. На смену выдают 6-7 видов различных перчаток, наушники, очки. Класс вредности у нашего производства – 3,3, то есть он граничит с предельным четвертым. Поэтому нам до сих пор, как в советские времена, дают пол-литра молока за смену, есть доплаты за вредность по ТК РФ» (дополнительные дни к отпуску).

О зарплатах и молодёжи

В цеху (он называется «цех по изготовлению отводов гнутых током высокой частоты» - Ред.) работает около полусотни человек и это один из старейших трудовых коллективов: средний стаж сотрудников – 17 лет, «текучки» нет, люди держатся за свои места. Наш герой признаётся: в своё время он искал другие варианты работы как на этом же предприятии, так и на других. Но ничего лучше не нашёл: как ни крути «Трубодеталь» занимает в Челябинской области второе место после ММК по уровню зарплат. Рабочие здесь получают в среднем 67 тысяч рублей в месяц, но при желании могут зарабатывать и до 100 тысяч, и выше.

«Пять лет назад у нас считалась нормальной зарплата в 50 тыс. руб., - поделился Вадим. - Но ведь цены ежегодно растут, должна расти и оплата труда. В регионе с этим беда: разница в зарплатах у одних и тех же специалистов в разных территориях – колоссальная! Рабочие на литейно-механическом заводе в Верхнем Уфалее могут изготавливать такую же продукцию, что и заводчане в Челябинске. Один в один! Но там человек, работая на молоте, на печах, у открытого пламени, в конце месяца получает 27 тысяч. А ведь он металлург!..»

Наш герой рассуждает так: если у специалиста, к примеру, ипотека, значит, надо вычесть из зарплаты минимум 20 тысяч рублей. А если семья, дети?.. А ещё до работы нужно на чём-то добираться каждый день… Получается, что в моногородах зарплаты заводчанам хватает ровно на то, чтобы поесть и оплатить жильё. Обновки и отпуска будут уже не по карману. Грубо говоря, люди еле сводят концы с концами.

«Многие работодатели сегодня не пытаются привлекать и удерживать молодёжь. - заявляет Качкайкин. – Некоторые компании отказывают в вакансии молодым специалистам только потому, что у них нет опыта работы. Хотя у него диплом отличника, успешное прохождение практики на предприятиях области. Конечно, у него нет опыта, где бы ему его взять?!.»

Скинулись на поездку в Госдуму

Год назад Вадим Качкайкин возил в Москву письма от рабочих, в которых они просили депутатов Госдумы не принимать поправки в Трудовой кодекс. Напомним, что тогда Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект, который мог изменить целый раздел Трудового кодекса, посвящённый охране труда. После принятия поправок работники опасных профессий лишились бы льгот и гарантий. Возмущённые южноуральские металлурги и горняки выступили против этого, записали видеоролик «Почти как в офисе», который за пару недель в TikTok набрал миллион просмотров. Поддержку выразили многие регионы, работники горно-металлургического комплекса и других отраслей в знак согласия написали свои обращения.

«В общей сложности набралось более пятисот таких обращений, - вспоминает Вадим. – Я их распечатал, ребята из челябинского областного отделения горно-металлургического профсоюза России (ГМПР) помогли собрать сумму на билеты и я полетел в Москву, чтобы передать письма рабочих в Госдуму. Когда мне позвонили и спросили, мол, верю ли я, что ездил не зря, я честно ответил, что не верю, но сделал все, что мог. Но это был первый случай, когда законопроект со второго чтения вернули на обсуждение. На заседании комитета депутаты посмотрели наш ролик и единогласно приняли решение учесть практически все профсоюзные поправки и отменить все поправки, которые предлагали в Минтруда РФ. Чтобы действия работников повлияли на принятие или непринятие каких-то законопроектов , наверное, такого не было с тех времен, когда шахтёры в Москве касками стучали. Это была стопроцентная победа!»

Искать людей и прыгать с тарзанки

Вадим не только активист ГМПР, он ещё и волонтер поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт». На вопрос, когда всё успевает, пожимает плечами.

«Впервые мы с женой решили принять участие в поисках людей 3-4 года назад. Человека находят, и у тебя есть какое-то счастливое осознание того, что твои действия сократили время поиска и помогли спасти человека. Помню, участвовал в поиске двух грибников в Южноуральске. Они пошли в лес, рядом с которым жили, то есть они его неплохо знали, но умудрились потеряться…»

Качкайкины воспитывают маленькую дочь и любят сплавляться семьёй по горным рекам. В этом году Вадим твёрдо намерен прыгнуть с парашюта и с тарзанки на Айских притёсах. Во всех начинания супруга его поддерживает. «Если б этой поддержки не было, - говорит наш герой, - я бы просто ходил на работу и приходил с неё вечером. Грустный».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах