Примерное время чтения: 4 минуты
519

«Папа, бей немцев больше». Письма челябинского школьника отцу на фронт

Володя Накоскин с младшим братом Валерой, 1944 год.
Володя Накоскин с младшим братом Валерой, 1944 год. ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области»

Среди множества документов, связанных с Великой Отечественной войной, особое значение имеют письма. Именно они погружают нас в атмосферу человеческих отношений и переживаний и позволяют понять, что чувствовали авторы этих писем – современники военных событий.

«Попал в самую мясорубку»

В Государственном архиве Челябинской области хранятся копии необычных писем военного времени (оригиналы находятся в музее Челябинского Дворца пионеров и школьников). Эти письма своему папе-фронтовику Ивану Даниловичу Накоскину писал челябинский школьник Вова Накоскин, которому в начале войны исполнилось всего 7 лет.

«Наш отец ушел на фронт в 1942 году. Мать тогда говорила: «Ну, попадет наш отец в самую мясорубку». Так оно и оказалось. Сначала он попал под Москву, а потом под Ленинград. Но пули его щадили. С фронта более или менее регулярно приходили письма. Когда они приходили, был праздник – отец жив!», – рассказывал Владимир Накоскин в своих воспоминаниях о детстве, которые он написал уже в зрелом возрасте.

В том же 1942 году Вова Накоскин пошел в первый класс. Об учебе он пишет, что в школе было туго с тетрадями. Когда не хватало тетрадей, школьники писали на газетах между строк чернилами из свеклы и сажи. Как только Вова научился писать, то стал сам посылать письма отцу в действующую армию. Письма эти, хоть и были крохотными, почти всегда доходили до адресата.

«Я стал получать от отца «личные» письма. Это было здорово! Я делился с отцом своими радостями и неудачами. Писал о том, что посадили картошку, что меня отправляют в пионерский лагерь в поселке Каштак. Нас там неплохо кормили, а дома было голодно», – вспоминает Владимир Накоскин.

«Папка! Ура! Пришел!»

Сын писал отцу о школьных делах, об оценках, о погоде и многом другом, а также о том, как он с мамой и младшим братом скучает по папе: «Каждый день мы смотрим в окно, не идет ли наш любимый папа».

Вот, например, Вова обещает папе написать контрольные работы на «отлично»: «Здравствуй, мой родной папа! Папа, как ты там живешь? Мы тут живем хорошо. У нас сегодня будет контрольная по арифметике, а завтра по письму. Постараюсь написать на 5 и решить на 5. Папа, бей немцев больше и приходи домой».

«23-го меня и других товарищей приняли в пионеры. Я записался в кружок художников», – сообщает он в другом письме. Здесь же он обращается к отцу с просьбой прислать марки (тогда все советские мальчики собирали марки): «Папа, пришли мне марок, но ты приклей их к бумаге, на которой ты пишешь, а то опять отклеят».

Когда Ивана Даниловича наградили орденом Красной звезды, то Вова решил обратиться и к папиному командиру: «Дорогой товарищ командир части! Благодарю вас за то, что вы похвалили мою маму за моего папу, награжденного орденом Красная звезда».

Семье Накоскиных повезло – любимый муж и отец вернулся с фронта. Вот как об этом пишет Владимир Иванович в своих воспоминаниях: «Война отгремела… Вернулся с фронта отец. Какая это была радость! Когда он приехал, то меня отпустили домой с уроков. Я стремглав летел к нему, не замечая земли под ногами: «Папка! Ура! Пришел!».

И, конечно, тогда никто не думал о том, что маленькие листочки бумаги, исписанные детским почерком, спустя годы станут уникальным историческим документом. Документом, который напоминает нам о простых вещах: о том, что война – это не только фронтовые и трудовые подвиги, а это еще и дети, которые ждут своих отцов и пишут им письма «на войну».

Справка

Накоскин Владимир Иванович родился в 1934 году в Челябинске в семье техника-строителя и учительницы. Его детство прошло в районе, где строился Челябинский металлургический комбинат. Он окончил Челябинский педагогический институт, много лет работал в Доме пионеров г. Снежинска. Свои воспоминания о детстве написал в 1985 году.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах