Примерное время чтения: 4 минуты
342

Не поделили опеку. Ребенку грозит интернат из-за суда между отцом и братом

В Челябинской области 21-летний сотрудник МЧС Ярослав Ионуш пытается добиться права официально заботиться о семилетней сестре. Но ему навстречу не идут органы опеки. Объявился биологический отец девочки, который бросил ее сразу после рождения. Внезапно в нем проснулись отцовские чувства, и он решил забрать дочь. Из-за разгоревшегося конфликта маленькая Кира не смогла пойти 1 сентября в школу, почти год ее таскали по отделениям полиции и психологам, а сейчас собираются поместить в спецучреждение. Корреспондент «АиФ-Челябинск» разбиралась в сути конфликта.

«Оснований для опеки нет»

История случилась в Магнитогорске. Она началась год назад, когда умерла мама Ярослава и Киры. Женщина тяжело болела, и парню еще до ее смерти пришлось стать главой семьи. Он платил за детский садик, водил сестру в поликлинику и покупал продукты.

Через несколько дней после похорон Ярослав написал заявление на установление опеки над сестренкой. Не дождавшись ответа, подал иск на лишение биологического отца Киры родительских прав. Письменный ответ на свой декабрьский запрос парень получил только летом. Ему сообщили, что оснований для установления опеки нет, так как у ребенка есть папа. Оказалось, что все это время в администрации Магнитогорска пытались его разыскать.

Найти его удалось только в конце лета. На удивление годами избегавший отцовских обязанностей мужчина выразил желание взять дочь к себе. Но Ярослав отказался отдавать сестру практически незнакомому ей человеку. Началась вереница судов.

Биологического отца Киры зовут Евгений. Жена развелась с ним практически сразу после рождения дочери. Он почти не работал, часто скандалил. А когда супруга была на седьмом месяце беременности, ударил ее в живот. Это вызвало преждевременные роды. Вернувшись с Кирой из роддома, женщина выставила Евгения за дверь. Алиментов и другой помощи от него она так и не дождалась.

«Он несколько раз появлялся, чтобы выпить. В 18-м или 19-м году была потасовка, я сам лично выставлял его на улицу. Приходил занять денег, но не к дочери», - рассказывает крестный Киры Владимир.

Война за ребенка

Когда начались суды, органы опеки полностью встали на сторону биологического отца девочки. Таков закон: если отец не лишен родительских прав, то ребенок должен быть с ним.

«Когда началось рассмотрение иска, чиновники выставляли его обеспеченным человеком с зарплатой под 70 тысяч рублей. Но подтвердить этот доход он не может. Работает где-то на полставки и еще таксует. А мы выяснили, что на нем висели уголовные дела за угрозу убийством и неуплату алиментов», - говорит Ярослав Ионуш.

По его данным, у Евгения есть еще один ребенок от предыдущего брака. Долг по алиментам приближается к 1,5 миллионам рублей.

Чтобы добиться опеки над девочкой, Ярослав обращался во все известные ему инстанции. Писал в Генпрокуратуру и даже президенту.

«Все спускается на уровень области, и в результате органы опеки по-прежнему встают на сторону биологического отца», - говорит парень.

Сама малышка к отцу не хочет. Брата она знает с рождения, у них теплые отношения. Из-за затянувшихся судебных разбирательств Кира не смогла в этом году пойти в школу. По договору девочка еще год будет ходить в детский сад. Пока она по-прежнему живет с братом, но в любой момент девочку угрожают забрать в интернат до решения суда.

К разбирательству подключился аппарат уполномоченного по правам ребенка в Челябинской области. Здесь считают, что в этой ситуации у органов опеки связаны руки. По закону они просто не имеют права отдать девочку брату при живом отце, который не лишен родительских прав.

«Было бы идеально, если бы стороны прекратили боевые действия, сели за стол и поговорили. Раз девочка хочет жить с братом, пусть живет. При этом налаживает отношения с отцом, чтобы ей не препятствовали видеться с ним. Но так редко бывает: пока идут судебные разбирательства, каждая из сторон обычно отстаивает свою точку зрения», - поясняет начальник отдела обеспечения деятельности уполномоченного по правам ребенка Челябинской области Игорь Майоров.

Есть компромисс: ребенок может неделю жить с отцом и его сожительницей, неделю – с братом. Но Ярослава такой вариант настораживает.

«Закон говорит, что в случае оставления ребенка без попечения родителей, опека должна незамедлительно решить этот вопрос. Опека установила, что отец с ребенком не проживает, выявила факт его уклонения от родительских обязанностей, что Кира длительное время проживает со мной и отца-то толком не знает. Она же не вещь, чтобы взять и отдать против её воли», - волнуется парень.

Корреспондент «АиФ – Челябинск» направила запрос в отдел опеки и попечительства администрации Магнитогорска. Но на момент выхода материала комментария от них не поступило.

P.S.: Редакция «АиФ»-Челябинск» готова опубликовать точку зрения биологического отца Киры. Но он не спешит общаться со СМИ. Мы ждем звонка по телефону редакции (351) 267-20-71.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах