252

«Инклюзия без школ». Как власти помогают учить особенных детей в Челябинске

Инклюзивное образование – казалось бы, так много условий для этого создается каждый год. Но когда приходит время зачислять особенного ребенка в первый класс, родители впадают в панику.  Вот она – приближающаяся психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК), а что потом?

Корреспондент «АиФ-Челябинск» узнала, что может предложить в таком случае государство, и насколько этой помощи хватает. 

Дорого и не качественно

То, что Женя отличается от остальных детей, родители поняли, когда девочке шел третий годик. А потом поставили диагноз – аутизм с сохранным интеллектом. Такие дети вполне могут учиться по общеобразовательной программе. Однако не все так просто, и когда пришло время отдавать ребенка в первый класс, родители уже понимали, что простая школа им не подходит.

«В большом классе такому ребенку учиться сложно. Необходимы отдельные условия и сопровождение», - объясняет мама девочки Александра.

Тогда решили попробовать частные школы. Но учеба там не заладилась практически сразу. В первой, помимо 12 тысяч в месяц за обучение, требовали дополнительные деньги на экскурсии. Их проводили по несколько раз в неделю, иногда даже вместо уроков. А во второй сделали 5-минутные перерывы между занятиями. За это время особый ребенок даже не успевал записать домашнее задание. В каждом из случаев маму больше всего настораживало то, что учителя отказываются идти навстречу.

«Мне говорили, скажите спасибо, что вас вообще взяли. Что они не обязаны таких детей учить», - расстраивается Александра. – «Даже на ПМПК женщина, которая подписывала заключение, вздыхала, что «негде этим детям учиться», - вспоминает мама Жени.

Педагогов она не осуждает. Но удивляется, что в коммерческой структуре, где, казалось бы, должны оказывать абсолютное сопровождение, своих обязанностей полностью избегают.

«Такие школы существуют в условиях жесткого дефицита бюджета. За счет родительских средств нужно обеспечить зарплату учителям, аренду и прочие расходы. При этом им всегда «закручивают гайки» по поводу документов. По факту это всегда небольшие помещения, школа образно напоминает клуб по интересам. В одной из наших даже не было физкультурного зала, детям приходилось заниматься в фойе. К тому же, если родители считают, что идут в частные организации за более качественным образованием – сразу нет. В первую очередь знания зависят от учителя, а они везде разные. Никогда не знаешь, на какого нарвешься», - объясняет Александра.

 

Фото: vk.com

 

По совету знакомых в сфере образования решили перейти в обычную школу. У Жени были нарушения по зрению, поэтому отталкивались именно от этого. В итоге выбрали школу № 127, которая специализируется на таких особенностях.

«Есть обычные классы и есть классы для детей с задержками в развитии. Мы попали именно в такой, где уже добились определенных успехов. Разница в том, что в этих школах больше дисциплины. Для директора и учителей не стоит остро вопрос аренды, они могут эту энергию направить в другое русло. У нас «золотой» классный руководитель, ведет огромную дополнительную работу. И директор – профессионал своего дела.  Подход совершенно не формальный», - отмечает Александра.

Директор школы № 127 Тамара Телелюева считает, что система инклюзивного образования в стране и регионе динамична, с каждым годом совершенствуется, а родителям просто стоит прислушаться к тому, что советуют профессионалы.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
«Ни для кого не секрет, что ребенок попадает в специализированную школу или класс по направлению ПМПК. Его смотрят разные специалисты и дают рекомендации, в какое учреждение пойти, по какой программе заниматься. Это отработанная система, которая действует с прошлого века. С рождения ребенка она выстроена через поликлиники, специалистов, которые наблюдают деток, и с каждым годом совершенствуется как на общероссийском, так и на региональном уровнях. В последнее время появились классы интегрированного обучения, этот процесс назвали инклюзией. В каждом из таких учреждений предусмотрена система социализации. Потому что главное, что мы должны сделать, - подготовить детей с особенностями к безболезненной интеграции в общество. Для этого в каждой из таких школ работает команда специалистов. С нашей спецификой это врач-психиатр, невролог, педиатр, медсестры-адаптистки, логопеды – целая команда. Конечно, не в каждой школе есть возможность содержать отдельный медицинский блок. В большинстве штатное расписание не позволяет таких специалистов», - говорит Тамара Телелюева.

 

Просто быть вместе

Эксперты говорят: один из самых важных этапов развития особенного ребенка – его социализация. То есть малыш с особенностями развития должен в идеале постоянно общаться с нормотипичными детьми, перенимать их манеру поведения, отношение к окружающему миру и реакцию на происходящее. Поэтому многие родители боятся отдавать своих детей в коррекционные школы. Все может обернуться так, что вместо долгожданного развития ребенок, наоборот, начнет деградировать.

Оптимальный вариант - так называемые интегрированные классы. Этот метод обучения не отделяет особых ребятишек от нормотипичных. Наоборот, позволяет им заниматься вместе, помогать друг другу и дружить.

В Челябинске такие школы тоже есть. Проблема в том, что их слишком мало, и они не способны принять всех желающих.

Маленькая Катя заканчивает первый класс в школе №73. У девочки диагноз – аутизм с нарушением двигательного аппарата. Но это совсем не мешает Кате заводить новых друзей и достигать успехов.

«Очень важно, как учитель способствует общению особого ребенка с остальными учениками. Конечно же, на первых этапах всем сложно. Катя, например, даже не могла выдерживать звук школьного звонка: закрывала уши, кричала, выбегала к доске ни с того ни с сего. Учитель спокойно объясняла другим детям: «Не обращайте внимания, Катя только учится, она еще не такая самостоятельная, как вы». И дети воспринимали это совсем по-другому», - рассказывает мама девочки Ирина.

 

Фото: pixabay.com

 

По ее словам, сначала первоклассники принимали особую девочку несколько иначе. Даже к маме подходили после уроков, рассказывали, что Катя сделала не так.

«Хорошо, говорю, давайте ее вместе контролировать, помогать и подсказывать, что можно, а что нельзя. Так у меня появился клан помощников, которые мне докладывают, если что-то не так. Они ей помогают во всем, а ребенок, конечно, дает обратную реакцию», - рассказывает Ирина.

Так у Кати появились новые друзья. По словам Ирины, ей даже звонят родители ребятишек: «Наша дочка хочет с вашей дружить. Вы не возражаете?». «Конечно, нет», - отвечает счастливая мама.

К сожалению, школ с интегрированным обучением в Челябинске явно не хватает. Заместитель директора по УВР школы №73 Юлия Юмадилова признает, что принимают сюда только ребят по прописке, а запрос на такое образование значительно шире.

«Наши дети – особенные. Мы никогда не называем их ограниченными в чем-то, даже в возможностях здоровья. Это принцип программы, по которой работает школа.  Для того, чтобы она реализовывалась, нужны специальные условия, не только материально-технические, но и педагогические. В нашем общеобразовательном классе не должно быть более 15% особых деток – не больше пяти среди тридцати учеников. Технология работает по четырем блокам. Во-первых, дети обучаются в общеобразовательном классе, но по специальной программе, которая им рекомендуется ПМПК. ИЗО, музыка, физкультура, технология, окружающий мир – все эти предметы особые детки изучают вместе со всеми. При этом занимаются с ними по методам и приемам, которым педагога обучает дефектолог.  Второй блок -  это обучение в «гибком классе». Русский язык, математика, литературное чтение – здесь для ребят особая программа. Третий блок – это занятия в системе коррекционных кабинетов: логопед, психолог и социальный педагог. Четвертый – это дополнительное образование. Все понимают, что компенсация нарушенных функций возможна, только если ребенок социализирован во всех отношениях. Если в общеобразовательном классе ученик не может быть лидером, то он компенсирует это в спорте, прикладном искусстве, лего-конструировании, шахматах или музыке», - рассказывает Юлия Юмадилова.

По своей программе

В последнее время популярность набирает «семейное» образование. Воспользоваться такой формой обучения могут как родители особых детей, так и те, кого по каким-то причинам не устраивает система.  В этом случае учиться ребенок может как на дому, так и с педагогами вне школы. Всю ответственность за качество получаемого образования берут на себя родители.

У третьеклассника Арсения нет инвалидности, но есть дисграфия. Проще говоря, ребенок допускает стойкие ошибки, простой диктант для такого малыша - проблема. Мальчика развивают с раннего детства, и мама не отрицает возможности перевести его со временем в общеобразовательный класс. Но пока система ее полностью устраивает.

Мальчик занимается в частном центре. А аттестацию проходит в общеобразовательной школе.

«Учимся по обычной программе, но в более свободной форме. Допустим, мы решили, что без оценок – значит, весь год без оценок. В классе десять человек от 8 до 10 лет.  На каждом уроке им дают индивидуальную и практическую программу. Проще говоря, это обычный центр развивающий, в котором собрали близких по возрасту ребят», - рассказывает мама мальчика Елена.

 

Фото: АиФ/ Алексей Витвицкий

 

По ее словам, перейти на такую форму обучения не составляет трудов. Родители пишут уведомления в министерство образования. Сейчас в Челябинске около пяти таких классов.

«Программу тоже можно выбрать: Русская классическая школа, система Монтесcори, по Жохову», - говорит Елена.

Родители и педагоги отмечают: в последние годы система инклюзивного образования стала значительно шире. Появились новые методы, о которых лет пять назад родители детей с особенностями даже не слышали. Однако благодаря более раннему выявлению патологий, растет и количество ребятишек, которым требуется отдельное внимание. И удовлетворить потребность в качественном инклюзивном образовании полностью челябинские школы пока не в состоянии.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах