Примерное время чтения: 7 минут
406

Где жил динозавр? Геолог – о поисках золота и уроках метеорита

Челябинский метеорит продолжают изучать и спустя 10 лет после его падения.
Челябинский метеорит продолжают изучать и спустя 10 лет после его падения. / Александр Фирсов / АиФ

Правда ли, что когда-то на Южном Урале водились динозавры? Чему челябинцев научил метеорит? На эти и другие вопросы ответил геолог и минеролог, педагог, автор многих книг о минералах и поделочных камнях Сергей Колисниченко.

Не забор, а музей

Эльдар Гизатуллин, chel.aif.ru: Это правда, что ещё ваш дедушка интересовался горными разработками?

Сергей Колисниченко: Не совсем так. Дед с родными от нужды занимался поисками золота. Помню, водил меня маленького на паровозную линию собирать камни. Мама моя, конечно, в минерологии мало что понимала, но поощряла мое увлечение. Однажды (мы уже жили в другом месте) в 9-летнем возрасте купил карту Челябинской области, посмотрел расписание автобусов и электричек, узнал, что билет до Пласта стоит всего 1 рубль 88 копеек — всего-то! А у меня были накопления. Копилку разбил и в путь. Как сейчас помню, это было 8 марта 1968 года. Тогда автобус шёл очень долго — наверное, 3,5-4 часа. Выхожу в Пласте, вижу террикон — вот они, минералы, целая гора! Набрал полные варежки. Пока вернулся, уже было поздно, родители в панике. Такой была моя первая экспедиция.

— Значит, трудностей с выбором профессии не было? Определились уже в детстве?

— Я хотел стать геологом, но по школьным знаниям чувствовал, что могу не сдать экзамен. И так как с детства любил также паровозы, поступил на помощника машиниста тепловоза. Нисколько о том не жалею. В то время, а это был 1975 год, училище мне, что называется, вставило руки туда, куда надо. Это была очень сильная система.

После армии зашёл в свой геологический кружок, руководитель спрашивает: «Куда дальше? Неужто на железную дорогу? Давай лучше к нам, учить юных геологов». Так и стал педагогом.

— Легко ли увлечь детей камнями? Те же мальчишки, вероятно, больше интересуются техникой.

— В то время ещё сохранялась романтика геологических поисков. И страна называла геологов первопроходцами. Да и сейчас увлечь геологией нетрудно. Всегда есть дети, которым интересна природа, наука. Нынешние мои ребята сами меня нашли, когда я на какое-то время отошёл от педагогики. И сейчас ездим в походы, занимаемся Ильменскими горами.

Это вообще труднообъяснимое чувство. Подарят человеку камень — хлоп, и заболел геологией! Называется «каменная болезнь».

— Наверное, особенно часто вас спрашивают, где найти золото?

— У нас есть экскурсии по поиску золота. Обучаем методикам. Когда крупинки золота находят, такой ажиотаж поднимается! Я бы вообще ответил словами старинной уральской пословицы: «Где лыво, там и промыво». Лыва — это лужа. На Урале есть породы и вода — промоешь, золото найдёшь. Вопрос, в каком объёме.

— У вас, я слышал, дома целый забор из ценных камней собран?

— Я мечтал построить каменную изгородь, но когда начал её лепить для своего дома в Верхней Санарке, она мне показалась скучной — один гранит и гранит. А у меня много необычных камней, которые девать некуда. Я начал вставлять их в забор. В деревне некоторые почему-то отнеслись к этому с подозрением — мол, строил бы, как все, из дерева и не выделывался!

А у нас в деревне есть один такой местный житель, который любит к каждому пристать, поговорить. Подходит к моему дому, я спрятался, чтобы избежать очередных расспросов. Тот подходит и сам с собой разговаривает: «Это не забор! Это какой-то геологический музей!».

— То есть там действительно можно увидеть настоящие экспонаты?

— Да я бы не сказал, что это что-то уникальное. Знаю, что в Башкирии многие строят такие каменные заборы — вставляют, например, яшму. И в Верхней Санарке были подобные заборы у домов, которым 200 лет. Но сейчас культура камня утеряна.

Древние находки

— Вы также изучали Челябинский метеорит. Удалось узнать что-то новое об этом пришельце?

— У каждого учёного своё окошечко в мир. Что касается Челябинского метеорита, то я изучаю географию его падения — никто её не изучал. Сколько обломков упало? Где именно и почему именно там? Я был в своё время поставщиком материала для изучения метеорита. Отправлял обломки в Новосибирск, Москву. Считаю, что это тоже важное дело — дать учёным материал для исследования.

И первая статья о Челябинском метеорите была моя — опубликовал её в Копейске в минералогическом альманахе. Моя недавняя лекция была посвящена 10-летию события, а также тому, как правильно вести себя при падении метеорита. Большое количество травмированных показало, что у нас уроки ОБЖ забыли. Сверкнуло что-то на небе? Надо не бежать к окну, а ложиться на пол и закрывать голову.

— А во время изысканий находили какие-то странные вещи, которые трудно объяснить?

— Это называется геологический тупик. Например, около одного из озёр я обнаружил очень странные отпечатки на горных породах. Пока не знаю, как их объяснить. Но всегда смешно читать, как люди трактуют те или иные находки как загадочные. К примеру, нашли молоток в породах, которым 200 миллионов лет — сенсация! Но извините, железо не выдерживает даже тысячи лет. Ответ обычно очень банальный.

— А как же железная колонна в Индии, которая не ржавеет?

— Нет там никакой загадки. Ещё в 1971 году раскопали основание колонны — оно всё ржавое. Верхняя часть под открытым небом, под ветрами и дождями — ржавчина оттуда слетает. Это обычное окричное железо.

Или же каменные шары, найденные в Коста-Рике. Их можно найти и на берегу Баренцева моря. А даже юный геолог знает, что это называется «конкреция». Образования в осадочных породах бывают иногда очень симметричные. Достигают размера даже в три метра. Настоящие летающие тарелки.

— Поэтому, видимо, путают скалы с древними развалинами?

— Конечно. Часто в гранитных массивах можно встретить кливаж — расслоение по трещинам определенных направлений, и кажется, что это нечто рукотворное.

— А палеонтологические находки в наших краях встречаются?

— Разумеется. У станции Вязовая вблизи Златоуста я находил отпечатки псилофита — одного из первых растений на суше. Ему более 450 миллионов лет. А у села Султаново рядом с рекой Теча обнаружили ископаемые останки мозозавра — морского ящера. Эту находку можно увидеть в Государственном историческом музее Южного Урала.

Досье

Сергей Колисниченко родился в 1958 году в Челябинске. Окончил естественно-географический факультет ЧГПИ. 19 лет руководил геологическим кружком во Дворце пионеров и школьников им. Крупской. Автор трех книг про самоцветные и поделочные камни: «Удивительные минералы Южного Урала», «Яшмовый пояс Южного Урала» и «Русская Бразилия на Южном Урале».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах