849

«35 районов поражены сыпняком».В 1934 году Южный Урал пережил эпидемию тифа

В 30-е и 40-е подростков брили наголо - это была профилактика педикулеза и сыпного тифа.
В 30-е и 40-е подростков брили наголо - это была профилактика педикулеза и сыпного тифа. ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области»

Так получилось, что история 1930-х годов на Южном Урале – это, прежде всего, история производственных достижений и создания промышленных гигантов. Долгие десятилетия «за кадром» оставались многие темы: репрессии и голод, высокая преступность и эпидемии. Причем, эпидемии таких страшных заболеваний, как сыпной и брюшной тиф, были на Южном Урале не только после Гражданской войны, но в 30-е годы, считавшиеся благополучным временем «победившего социализма».

Об эпидемии тифа, охватившей нашу область в 1934 году, рассказывают документы «Особой папки» Государственного архива Челябинской области. Все они до начала 2000-х годов имели гриф «совершенно секретно».

«Создать особую комиссию»

С точки зрения сегодняшнего дня на Южном Урале в 1934 году надо было вводить чрезвычайное положение: на протяжении года эпидемия разрасталась, захватывая все новые районы, и власти ничего не могли с этим поделать. Первопричиной этих событий, конечно, была коллективизация, которая привела к массовой миграции населения в города и к расцвету беспризорничества,

А города с их ударными стройками совсем не были готовы к наплыву беженцев из голодающей деревни. Говоря современным языком, для них не было никакой инфраструктуры: ни жилья, ни магазинов, ни поликлиник, ни больниц.

Первое упоминание об эпидемии встречается в Постановлении бюро Челябинского обкома ВКП (б) от 11 марта 1934 года. Путь решения проблемы вполне бюрократический – для начала предлагается создать комиссию, а основную работу переложить на власти городов и районов: «Создать особую областную комиссию по борьбе с сыпным тифом. Предложить райкомам и горкомам под личную ответственность секретарей принять исчерпывающие меры по ликвидации эпидемии тифа, максимально мобилизовать ресурсы». Какие именно надо принять «исчерпывающие меры» – не уточняется.

Летом 1934 года заведующий облздравотделом Барбанчик пишет докладную записку в Москву, главе Наркомата здравоохранения РСФСР Г. Каминскому. Из этого документа видно, что никакие меры не помогли, и ситуация на Южном Урале  крайне серьезная: «В Челябинской области из 60 районов 35 поражены сыпняком». С эпидемией не удается справиться еще и потому, что в области катастрофически не хватает врачей: «114 крупных наших совхозов из общего количества 119 оставлены без врачей, в 47 наших больницах совершенно нет врачей. Что касается укомплектованности врачами промцентров городов, то она тоже недостаточна – не хватает 531 врача, особенно по ряду специальностей». Барбанчик пишет, что для ликвидации эпидемии не хватает медикаментов, расходных материалов, лабораторного оборудования. На фоне отсутствия медицинской помощи и плохого питания тиф был приговором для тысяч заболевших.

«Сильный недостаток кадров»

О том, какие конкретные действия предпринимались для борьбы с эпидемией, можно узнать из документа Челябинского горисполкома. В постановлении оргкомитета Советов (13 августа 1934 года) сначала честно перечисляются недостатки местного здравоохранения: «В области наблюдается исключительно сильный недостаток средних и высших медицинских  кадров, особенно в сельхозрайонах, а также острый недостаток санитарного и медицинского оборудования, ряда основных медикаментов».

Далее предлагаются следующие меры: «Обеспечить полное финансирование лечебно-профилактических учреждений ха счет местного бюджета. Обязать директоров МТС и совхозов не позднее 1 сентября  привести в полную готовность бани и дезкамеры. Просить Наркомздрав увеличить количество врачей, направляемых в Челябинскую область. Обеспечить срочную заброску дезокамер типа «ВСУ» и оборудования для организации 10 межрайонных санитарно- бактериологических лабораторий. Направить большое количество теплых одеял в связи с изношенностью мягкого инвентаря».

Но это были неотложные, сиюминутные решения. А для изменения ситуации и создания работающей медицинской сферы требовалось строительство новых объектов «с нуля». Здесь впервые появляется и эта тема: «Отпустить 150 тыс. рублей на проектировку строительства нового медгородка в Челябинске. Обеспечить увеличение отпуска дефицитных материалов для строительства основных объектов здравоохранения, в первую очередь, Челябинского медгородка».

«В больнице у них грязь»

Основными причинами эпидемии тифа стали антисанитарное состояние городов, теснота и скученность населения, живущего в неблагоустроенных бараках. Антисанитария и отсутствие нормальной гигиены вели к педикулеззу, а вши были разносчиками тифа. Это признавали и представители власти. Например, председатель горсовета Перевалов на областном заседании врачей (25 октября 1934 года) заявляет: «С эпидемией дело обстоит неблагополучно, и это происходит вследствие того, что у нас плохое санитарное состояние. Все-таки город растет большими шагами, и поэтому происходят заболевания». Недоволен он и работой больниц: «Я был на собрании специалистов Тракторного завода, они рассказывали о своей больнице. В больнице у них грязь, небрежное отношение к допросам больных, грубое бюрократическое извращение. Из рук вон плохое состояние амбулаторного дела в городе».

Как же выйти их этой ситуации? Перевалов не предлагает ничего конкретного, он обращается к врачам с очередным призывом: «При  проявлении с вашей стороны должной энергии в этом деле мы достигнем успеха так же, как на хозяйственном и промышленном фронтах».

Эпидемия, между тем, продолжает нарастать. В документах обкома от 20 ноября 1934 года говорится о том, что число заболевших брюшным и сыпным тифом растет в Челябинске и других городах, а также на Южно-Уральской железной дороге и в частях Красной Армии.

В протоколе декабрьского заседания бюро обкома  называются цифры заболевших в Челябинске. Читаем: «Констатируем системное нарастание эпидемии брюшного тифа, в особенности в Челябинске: в сентябре 134 случая, в октябре – 378 случаев, в ноябре – 563,  на сегодня количество заболевших достигло 924 человек».  На этом же заседании главным виновником в распространении тифа «назначают» заведующего облздравом Барбанчика и  снимают его с работы. Но, как мы видим, эпидемия началась еще зимой 1934-го, и почти год с ней не могли стравиться. Неужели только глава облздрава был в этом виноват?

Кстати, в начале Великой Отечественной войны, когда в Челябинск хлынули десятки тысяч эвакуированных, которых надо было где-то размещать, кормить, устраивать, в городе вновь возникала опасность эпидемии. Норма жилой площади на человека тогда была меньше 3 кв. метров, а санитарное состояние города всегда было неважным

«Николаю Патоличеву, назначенному в январе 1942 года первым секретарем Челябинского обкома партии, пришлось в короткие сроки решать вопрос: как справиться с тифом? – говорит главный археограф ОГАЧО Галина Кибиткина. – Обком принял специальное постановление, касающееся санитарного состояния города и санитарной обработки жителей. Бани в городе должны были работать круглосуточно, на предприятиях работали прачечные, проводились регулярные проверки санитарного состояния общежитий и предприятий. Благодаря этим мерам, которые жестко соблюдались, в сложное военное время эпидемии тифа удалось избежать».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах