aif.ru counter
124

Чем заменим гейзеры? Даже сенокос с частушками может привлечь туристов

АиФ-Челябинск №41 13/10/2016
Хотя на Южном Урале нет гейзеров, как на Камчатке, можно завлечь туристов народными промыслами и агротуризмом.
Хотя на Южном Урале нет гейзеров, как на Камчатке, можно завлечь туристов народными промыслами и агротуризмом. © / фото Александра Фирсова / АиФ

В этом убеждена известный челябинский краевед Ирина Кириллова. Она написала уже две книги о легендах и сказах Южного Урала, а сейчас работает над третьей.

Это просто Шекспир

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: Вы издали уже две книги уральских сказов. О чём же будет третья?

Ирина Кириллова: Первая книга называлась «Легенды Южного Урала. Красота края» и была посвящена в основном легендам, которые связаны с природой и топонимикой. Вторая книга «Мастера изумрудного края» - уже красоте труда, благо мастерами наша земля славилась всегда. Но бог любит троицу, поэтому у меня сейчас в планах подготовить третью книгу - уже о любви, причём любви разной. И к человеку, и к Родине. Иногда, конечно, любовь эта принимает даже устрашающие формы. Так, среди сказов Серафимы Власовой я нашла историю про то, как, чтобы не развалилась плотина, в основание её положили голову невинной девушки. Да, это практически ужастик, но и такое есть в легендах.

Сейчас стараюсь найти спонсора, с помощью которого можно издать такую книгу. Надеюсь, кто-нибудь откликнется.

- А где вы находите все эти и жуткие и красивые легенды?

- Увы, если кто-то думает, что я с рюкзаком за плечами хожу по отдалённым деревням и записываю рассказы стариков, спешу разочаровать. Здоровье не позволяет мне совершать такие путешествия, да и смысла в них было бы немного - сейчас живые носители уральских легенд давно умерли. И копаться приходиться в библиотеках, среди редких изданий.

Встречаются настоящие раритеты. Например, я нашла выпущенную небольшим тиражом книгу Николая Цибизова «Голубой городок. Легенды, предания, бывальщины старинных насельников реки Урал». Фронтовик, он был тяжело ранен, жил в Москве, но заинтересовался уральскими легендами. Нашёл довольно необычные - скажем, рассказ из его книги «Хозяин озера» - про юношу, которого превратили в сома, его полюбила девушка и, чтобы жить с ним, обернулась русалкой. Да и другие истории - это просто Шекспир!

- Без Бажова, наверное, тоже не обошлось?

- В своих книгах я использовала не только сказы Бажова, но и уже упомянутой Серафимы Власовой, Александра Лазарева, Юрия Подкорытова, Сергея Черепанова, Юрия Гребенькова, Николая Куштума, краеведа из Сатки и основателя первого сельского спелеоклуба Виталия Черницова, собирательницы сказов Валентины Усольцевой из Миасса, Екатерины Блиновой, хранительницы нагайбакских преданий Светланы Вдовиной.

Кстати, писать мне приходилось и статьи - я ведь поначалу работала журналистом. Когда строили ещё тот первый Красногорский свинокомплекс, меня туда послали на репортаж. Там работали парни-музыканты - подумать только, кто придумал их туда послать! Я и статью назвала «Лопаты вместо гитар» - ужас!

Не хуже, чем в ЮАР

- Вы долгое время проработали экскурсоводом. Наверное, и тот опыт пригодился при создании книг?

- Верно. Я ведь 18 лет работала экскурсоводом первой категории. Объездила не только всю область, но и Советский Союз, за исключением Дальнего Востока и Средней Азии. Помню, возила как-то москвичей по Челябинску, показывала им всё, вплоть до необычных ажурных решёток на подземном переходе у «Детского мира», которые и челябинцы-то сами не замечают. Гости мне потом сказали: «Да-а, действительно в вашем городе столько металла!». Я им в ответ: «Конечно! Вы ведь на Урале!». Я в этом смысле была боец идеологического фронта - стремилась к тому, чтобы проснулся москвич где-нибудь у себя дома, увидел необычный узор и подумал: «Где же я видел такую причудливую вязь? Ах, да, в Челябинске!». Я в ту пору старалась дать гостям как можно больше информации - когда Интернета не было, я сама становилась Интернетом!

- А были у вас какие-то свои секреты при проведении экскурсий?

- Я любила не обзорные, а тематические экскурсии. Однажды поехала с гостями первый раз в Златоуст, и как начался хвойный густой лес, я начала читать стихи Татьяничевой про тайгу. Прошли годы, и мне довелось познакомиться с художником Василием Смелянским, внуком Татьяничевой. Уж насколько я хороший рассказчик, но его я слушала четыре часа, не уставая. Какой у него богатый язык! А тут современные сериалы смотришь - одни и те же фразы перетекают из фильма в фильм, никакой яркости и живости! Знаете, для меня язык вообще многое значит. Для меня это Родина. Я только один раз была за границей - в Венгрии. И мне просто плохо было, что вокруг звучит совершенно непонятный язык, я была, как рыба в аквариуме, за стенками которого кипит жизнь, а я к ней отношения не имею.

- Сейчас много говорят о развитии туризма на Южном Урале. Вы как экскурсовод с 18-летним стажем, как считаете - есть ли у нас шанс?

- Сложный вопрос. У меня сын был на Алтае, приехал в совершенном восторге, говорит: «Мама, там даже из лужи можно пить!». Конечно, на Алтае развивать туризм проще. Людей из больших городов ведь что влечёт? Дикая природа, какие-то яркие объекты - вроде гейзеров на Камчатке. Что мы можем этому противопоставить?

- Почему бы не Аркаим?

- В Аркаим можно приехать летом, да и то один раз, по моему мнению. Зато настоящую приманку для туристов можно сделать из Коркинского разреза, второго по размерам в мире после Кимберли в ЮАР. Говорят, туда отходы хотят сваливать. Зачем? Сделайте там подвесные трамвайчики, устройте иллюминацию, красивые спуски. А внизу, чтобы был небольшой музей, где рассказывали бы о драгоценных камнях и прочих полезных ископаемых.

Или же взять народные промыслы - раз нет у нас гейзеров, так давайте сделаем ставку на ремёсла. Это вполне можно совместить с агротуризмом, который уже очень популярен в Германии - там люди с удовольствием доят коров, лепят горшки. А у нас почему бы не устроить сенокос для туристов? Представляете, показать, как косить под частушки, как точить косу, как стог делать, потом чаем с ватрушками какими-нибудь угостить… Если всё обустроить и правильно организовать, даже сенокос может стать привлекательным.

Удмуртские разрезы

- Вас однажды назвали самой известной удмурткой Южного Урала. Не было желания собрать легенды своего народа?

- Именно легенды - нет. А дань памяти своему народу я отдала через рассказы о родных. Я выросла в Коркино, мы там в детстве по отвалам бродили, собирали металлолом - даже старинные утюги таскали, хотя сейчас понимаю, что им место в музее. Меня, кстати, за этот металлолом премировали путёвкой в Артек, который мне запомнился на всю жизнь. Поэтому я плакала, когда Крым вернулся в состав России. На Коркинском разрезе работала моя бабушка-удмуртка - заведовала водокачкой. Работа была тяжёлая, а судьба у неё не легче. Почти всех родных бабушки расстреляли. Папа говорил: «Тогда просто план был, столько-то арестовать и расстрелять, вот и гребли, не разбирая!». После всех потрясений бабушка ещё и трудилась на этом разрезе, жила в какой-то халупе, но никогда не роптала и не проявляла агрессии, не хотела кому-то отомстить. Это тоже черта удмуртского народа.

Я про бабушку написала рассказ «Разрез», имея в виду не ту коркинскую яму, а разрез на сердце.

- А много ли удмуртов на Южном Урале?

- Нас вообще мало, не только в Челябинской области. Всего, наверное, едва миллион наберётся. А на Южном Урале чуть больше 3 тысяч. Это ведь очень своеобразный народ - лесные жители, трудолюбивые, спокойные. А сколько их репрессировали! У меня есть рассказ «Шезлонг для папы» - о том, как я купила шезлонг для своего отца, привезла, он очень благодарил, поставил в сад. А потом я заметил, что он так почти ни разу на нём не сидел, а предпочитал ютиться на топчане. В этом, вероятно, тоже есть удмуртская черта - сторониться примет богатой жизни.

Досье

Ирина Кириллова. Родилась в Коркино в 1952 году. Окончила факультет журналистики УрГУ. Работала в библиотеке Пулковской обсерватории в Ленинграде. Училась в Ленинградской школе бюро путешествий и экскурсий. После переезда в Челябинск более 18 лет проработала гидом в местном бюро путешествий.

Кстати

Вот что говорит легенда о происхождении названия Чебаркуль. У русского богатыря Семигора, хозяина гор Ильменских, зеркало хрустальное было, да не простое. Посмотрит в него Семигор - всё, что на земле, на воде и в воздухе делается, ему видно. И жила в тех местах старушонка одна завистливая. Юрмой звали. Ох, как хотелось Юрме зеркало такое иметь! Забралась как-то Юрма в горную кладовую Семигора и так и сяк зеркало из скалы выворачивает. Не хватает силёнки. Грохнула Юрма клюкой железной по хрусталю - разбилось голубое зеркало на мелкие осколки, по всему краю разлетелось. Каждый осколок в голубое озеро превратился. А Юрма со злости комья земли в ближнее озеро стала бросать. То тут, то там островки на озере выросли. А дело-то вот чем кончилось: старуху Юрму богатырь Семигор в гору каменную превратил. Давным-давно поднялся на высокую гору человек и увидел внизу озеро с бесчисленными островками: «Пёстрое озеро, - сказал тот человек. - Чебаркуль!»

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество