aif.ru counter
130

Ёлочку жалко! Какие деревья рубят для Нового года?

Можно самому отправиться в чащу с топором, но только в сопровождении лесника.

Редко на каком ёлочном базаре удаётся распродать весь товар.
Редко на каком ёлочном базаре удаётся распродать весь товар. © / Станислав Ломакин / АиФ

На улицах Челябинска и других южноуральских городов появились ёлочные базары. Многие из ёлок и сосен ещё до Нового года окажутся брошенными. Не останемся ли вскоре совсем без лесов из-за вырубок и пожаров?

Об этом мы беседуем с начальником главного управления лесами Челябинской области Сергеем Лавровым.

Лопата иногда лучше воды

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: – Недавно появилась новость, что в Нязепетровском районе так рьяно провели санитарную рубку, что исчез целый ельник. Как такое могло произойти?

Сергей Лавров:– Я сам из Нязепетровска и знаю, о чём речь. Около города действительно есть ельник, у самых границ населённого пункта, который давно требовал ухода. Санитарную рубку проводят, чтобы убрать больные и повреждённые деревья, которые начинают гнить, на них появляются всевозможные вредители. В том ельнике, о котором вы говорите, в своё время санитарную рубку не провели, потому что люди, не зная ситуации, подняли шум, а арендатор решил не идти на конфликт с населением – не стал вырубать сухостой. В итоге довели дело до того, что поражено оказалось большинство деревьев в ельнике. Поэтому после санитарной вырубки лес так и выглядит.

– Много шума было и по поводу другой проблемы – я говорю о лесных пожарах. Говорили, что средства тушения во многих районах самые элементарные. Удалось ли улучшить оснащение?

– У нас для борьбы с лесными пожарами есть 44 пожарно-химические станции, оснащённые техникой, инструментами. Я помню, когда заявляли: мол, там-то для тушения используют обычные лопаты! Но иногда лопата действительно лучше, чем техника. Да и вода не всегда эффективна. Пожар зачастую проще локализовать, чем потушить, и тогда на помощь приходит плуг.

Я не скажу, что мы хорошо оснащены для тушения пожаров. У половины техники износ составляет 100%. Но со следующего года мы входим в федеральную программу, которая позволит нам за три года полностью поменять оснащение. Первый раз мы получаем столь большую сумму. Средства также пойдут на лесопатрульную технику. У нас и сейчас есть бензопилы, ранцевые опрыскиватели, бульдозеры, машины с водой – другое дело, как я уже говорил, в возрасте техники. Но в любом случае нельзя сказать, что лес горит, а мы стоим и смотрим! Другое дело, что и погода иной раз против нас, как было в этом году, когда пожары быстро распространялись из-за сильного ветра – до 20 метров в секунду.

Поджог уже невыгоден

– Если технику скоро обновят, то как обстоит дело с персоналом? Есть те, кто этой техникой будет пользоваться?

– Сотрудников у нас, конечно, не хватает. Причина в зарплатах. Это же мужики, которым надо семьи кормить. В сезон им приходится работать чуть ли не сутками, а спать по три часа. Мы бюджетная организация и не можем летом в разгар полевых работ переманивать бульдозериста, который зарабатывает до 100 тысяч рублей.

А ведь как раз летом для нас самая горячая пора – из-за тех же лесных пожаров. В этом году природные пожары охватили площадь более 200 тысяч гектаров, причём на лесные приходится лишь 27 тысяч. В 60% случаев огонь пришёл с земель иных категорий. А ведь смежные землепользователи обязаны выполнять противопожарные мероприятия. Там, где земли надлежащим образом обрабатывают, проблем, как правило, нет. Те, кто ничего не сделал, заплатят штраф.

Сейчас будут повышенные требования к муниципальным властям, которые должны на своих землях провести все необходимые мероприятия. Обращаются и к нам, хотя мы работаем практически бесплатно – 500 рублей за километр пашни. Это просто стоимость солярки!

– Площадь лесов в Челябинской области растёт или уменьшается?

– Уже несколько лет она составляет 2,6 млн гектаров, или 29,4% от общей площади. Но возможно, в ближайшее время площадь несколько увеличится за счёт бывших сельскохозяйственных угодий, которые поросли лесом. Их планируется передать в лесной фонд. Особенно это касается земель в горнозаводской зоне, которые крайне трудно вернуть вновь в оборот, да и смысла в том нет: всё равно там плохо культурные растения приживаются. Таких земель в регионе достаточно много – почти миллион гектаров. Мы будем только рады увеличению фонда, ведь от этого зависит финансирование. Поэтому о деньгах, которые выделяют, к примеру, Красноярскому краю, мы можем только мечтать.

– «Чёрные лесорубы» по-прежнему причиняют большой ущерб?

– Если в 2014 году было 395 случаев незаконной вырубки, то в этом – 278. Правда, был у нас рост в 2017 году – 420 случаев, но это за счёт того, что выявилось много прежних фактов вырубки. Ситуация стала улучшаться, так как и мы, и судебные приставы, и полиция, и прокуратура стали активнее работать. Кроме того, поменялось законодательство. Сейчас не работает схема: подожгли лес, а потом организовали санитарную вырубку и деревья продали. Теперь, если есть подозрение, что имел место намеренный поджог, лес арестовывают на шесть лет, а для санитарной вырубки требуются много документов. Так что если кто-то даже и подожжёт лес, то потом никакой выгоды не получит: за шесть лет никакой ценной древесины на участке не останется.

Нам удалось выстроить достаточно эффективную систему, которую уже заимствуют в Свердловской, Курганской областях, в Башкортостане.

– А верно ли, что любой гражданин России имеет право раз в жизни бесплатно приобрести лесоматериалы?

– Верно, но не бесплатно, а по государственному тарифу. Это 50 кубометров на строительство и 10 на капитальный,  5– на текущий ремонт. Вдобавок каждый год владелец частного дома может получить  до 15 кубометров дров. Пользуются этим правом в основном, конечно, сельские жители. Но заготовка происходит на участке, который отводит лесник. Потом этот участок проверяют – не дай бог, если что не так: штраф насчитают немалый.

Все места торговли проверят

– Каждый год больно видеть, сколько ёлок и сосен бросают на улицах городов после Нового года. Реально ли вообще заказывать именно столько ёлок, сколько нужно населению в праздники?

– К сожалению, это нереально. В прошлом году вообще творился настоящий хаос – столько деревьев было брошено на улицах! В этом году только в Челябинске откроют 148 точек. Мы двумя-тремя бригадами совместно с полицией, управлением торговли, общественниками начнём объезды, чтобы проверить законность торговли.

У продавца должна быть накладная. У нас есть электронная база, по которой можно быстро связаться с теми, кто продал деревья. И вообще узнать, занёс ли в базу арендатор, что продал, например, 50 ёлок. Это уже норма закона. После проверим, чтобы места торговли очистили. Ёлки частью попадают на свалку, куда свозят снег с улиц, частью в зоопарк на корм животным.

– А вы сами какую ёлку ставите дома?

– У меня жена ещё две недели назад поставила искусственную ёлку, с которой меньше проблем. Конечно, такое дерево не пахнет, зато не осыпается, да и жалко потом настоящую выбрасывать. Впрочем, хочу сказать всем тем, кто считает, что ради нескольких дней праздника мы губим деревья: всё ёлки и сосны, которые продают на улицах, и так должны были попасть под вырубку, так что можно не переживать.

– То есть нельзя, как в старых советских фильмах и рассказах, взять топор, пойти в лес и срубить ёлку самому?

– Конечно, нельзя. Точнее, можно и самому срубить, но только под присмотром лесника, который укажет вам на конкретное дерево. Но таких, кто хочет сам притащить из леса ёлку, единицы, эта традиция уходит в прошлое.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество