aif.ru counter
214

«Вы мне должны!» Должны ли сироты доить коров и работать в мастерских?

АиФ-Челябинск №24 14/06/2017
Сейчас ситуация в домах ребёнка улучшилась, а в 1990-е годы приходилось собирать вещи для детей по сердобольным людям.
Сейчас ситуация в домах ребёнка улучшилась, а в 1990-е годы приходилось собирать вещи для детей по сердобольным людям. © / фото Надежды Батист / Из личного архива

Об этом мы говорим с основателем и председателем Челябинского областного благотворительного общественного фонда помощи детям-сиротам домов ребёнка «Надежда» Надеждой Батист.

Как было в ГДР

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: Насколько я знаю, детьми вы занимались задолго до образования своего фонда - ещё в советское время работали в детской комнате милиции.

Надежда БатистНадежда Батист: Да, меня туда направили по линии райкома комсомола, где я тогда трудилась. Занималась главным образом дворовыми мальчишками из неблагополучных, пьющих семей - делала всё, чтобы они не болтались без дела на улице. Летом, к примеру, на Таганай возила. Я, к сожалению, не всех своих воспитанников помню, зато они меня запомнили - вот что самое главное.

Однажды, это было давно, когда моя дочь была ещё маленькая, мы с ней гуляли на площади Революции. Дочь у меня была красивым ребёнком, она весело гонялась за голубями. Видимо, эта сценка привлекла внимание нашего известного челябинского фотографа Сергея Васильева. Он сделал снимок, когда дочь бежала ко мне, впоследствии эта фотография украсила обложку журнала «Здоровье». Но сценка привлекла внимание и молодого человека с девушкой. Он подошёл ко мне, спросил: «Надежд Алексеевна, вы меня не узнаёте?» Оказалось, один из моих бывших трудных подростков. Рассказал, что живёт хорошо, выучился, познакомился с девушкой. Признался: «Если бы не вы, я бы, наверное, спился с родителями».

- С трудными подростками советских времён работать было легче? Или дети во все времена одинаковы?

- Ну что вы - конечно, легче! И строй был другой, и подход, и воспитание. Даже дети из неблагополучных семей старались стать пионерами, комсомольцами. Пристыдить, воззвать к каким-то добрым чувствам было проще. Я старалась детей записать во всевозможные кружки, особенно спортивные, так как и сама ведь была мастером спорта по плаванию. Я вообще сторонница того, чтобы оставлять детям поменьше свободного времени. И в ту пору это было легче - все кружки были бесплатные.

- А как получилось, что вы потом работали в ГДР? Понравилось ли что-то из немецкого опыта?

- В ГДР я попала опять же по линии комсомола и благодаря своим спортивным достижениям. Поразило, что там был реальный социализм. К примеру, рождался у мамы ребёнок, и у неё спрашивают: «Что бы вы хотели в будущем для него из жилья?» Мама выбирает, пишет заявление, и у неё с зарплаты высчитывают определённый процент - к совершеннолетию ребёнок получает жильё.

Понравилось, что и детские сады, и школы, и училища вывозили на четыре месяца в летние лагеря. Одна из немок мне сказала: «Это политика нашего государства - чтобы и дети отдохнули, и родители».

Без горнов и флагов

- Как возникла идея помощи сиротам? Повлияла какая-то конкретная судьба?

- Не совсем. Однажды я гуляла со своей собакой Тяпой и постоянно проходила мимо одного забора - думала, это детский сад. И всегда задавалась вопросом: почему там дети одеты одинаково и одинаково ужасно? Я зашла в это учреждение и узнала, что это дом ребёнка. Решила помогать, относить вещи, которые мы собирали тогда для общества инвалидов, которым я тоже занималась. Возникла идея создания фонда. Правда, в самом доме ребёнка мне сказали, что организовывать ничего подобного не могут, так как являются государственным учреждением. Но на базе этого учреждения можно организовать фонд.

После я пошла к Петру Сумину - тогда он ещё не был губернатором, а возглавлял движение «За возрождение Урала». С ним знакома была ещё по комсомольской работе, я в райкоме работала, а он в горкоме. Я Петру Ивановичу прямо сказала: «Вы Урал возрождаете, а я детство буду возрождать». Предложила ему возглавить наш попечительский совет. Он долго не соглашался, предложил съездить к патриарху Алексию II и получить благословение. Я съездила, получила не только благословение, но и обещание приехать на Южный Урал. Своё обещание он выполнил. Да и Пётр Иванович в итоге согласился возглавить попечительский совет.

- Видимо, когда Пётр Сумин стал губернатором, это сильно помогло вашей работе?

- До той поры пришлось преодолеть немало трудностей. Создание фонда заняло пять лет, мало кто знал, что вообще для этого нужно. Мне пришлось даже в Москву в Министерство юстиции съездить, чтобы узнать, как правильно написать устав.

А когда Сумин стал губернатором, он мне прямо сказал: «Я знаю твою напористость, так что приходи ко мне только в самых сложных случаях». Но Пётр Иванович был действительно добрым человеком - он нам сильно помогал. Как и тогдашний мэр Челябинска Вячеслав Тарасов. После того как мы помогли тому самому первому дому ребёнка и другим городским домам, губернатор призвал нас брать под своё крыло уже дома ребёнка в области, которые находились в более сложном положении. Мы ездили, потом докладывали властям, и была конкретная помощь.

- Говорят, что сейчас вроде бы с обеспечением детдомов ситуация намного лучше.

- Да, хотя есть проблемы. Например, в домах малютки, где не хватает памперсов. С другой стороны, если раньше мы каждый год открывали полевой палаточный лагерь у Сикияз-Тамакского пещерного комплекса, то теперь лагеря нет. А ведь он действовал у нас 15 лет. Это был настоящий «Артек»!

Подход был необычный - не подъём с поднятием флага и всё такое подобное, а максимальная свобода, но и самостоятельность. Всю еду мы готовили на костре, дети помогали поварам. Но никакого принуждения: хочет ребёнок спать, так пусть спит! Но зато может пропустить массу интересного. Дети это понимали и по своей воле приучались к распорядку.

У нас педагоги были доктора наук, доценты, академики, профессора из разных вузов страны. Среди них нередко были те, кто когда-то был воспитанником. К нам приезжал Евгений Свешников - играл с ребятами в шахматы на 20 домах. Мы проводили археологические раскопки, сплавлялись по реке, спецназ для нас устраивал «Зарницы», после которых дети поступали в военные училища. Пётр Сумин сам к нам приехал на десятилетие лагеря, провёл тут целый день и сказал: «Такие лагеря детям необходимы».

- А сейчас лагерь не действует. Почему?

- Уже второй год не можем получить финансирование. Прежний губернатор Михаил Юревич закрыл программу «Дети Южного Урала», и с той поры всё стало гораздо сложнее. Нам прямо говорят: из Москвы финансирования нет, так что нет и возможности открыть лагерь. Жаль, конечно. Не думала, что государство у нас такое бедное.

Мы вывозили детей-сирот на отдых и под Сочи, но и здесь сказались финансовые сложности. Надеюсь, что кто-то из предпринимателей, спонсоров откликнется и поможет с вывозом сирот к морю. Какие детдома нужны?

- Как вы относитесь к призыву закрыть все детские дома? Это реально - раздать всех сирот в приёмные семьи и опекунам?

- Кажется, Самара первой отрапортовала, что закрыла все детские дома. А кому раздали-то, как оказалось? В основном пьяницам, которые были заинтересованы только в деньгах. Сколько этих детей потом разбежалось по всей стране! И к нам прибегали, и в Москву. В итоге там опять стали детские дома открывать. Не все у нас могут воспитывать детей, так что формальный подход здесь неприменим.

- Но, с другой стороны, приходилось слышать, что детские дома приучают воспитанников к иждивенчеству.

- Есть такая проблема. Но многое зависит от самого детского дома. К примеру, в Тюбуке было уникальное учреждение. У них были свой сад, поля, подсобное хозяйство, мастерские. Тамошние воспитанники умели делать всё! Даже коров доить. Делали свои солёности, консервы. Полная противоположность детским домам, где у воспитанников подход один: «Вы мне должны!» - и в итоге полная неприспособленность к жизни.

Неудивительно, что потом многих сирот обманывали, отнимали квартиры - они ко мне потом приходили. Кто-то просто голоден, кто-то работу найти не может. Некоторым просто не с кем посоветоваться. К счастью, сейчас ситуация изменилась, государство ужесточило закон. Сироты получают жильё на условиях соцнайма и лишь потом могут его приватизировать, когда докажут, что крепко встали на ноги.

К сожалению, детский дом в Тюбуке сильно реорганизовали и сократили. Сейчас этой ситуацией заинтересовались в ОНФ - будут разбираться. Такие дома, конечно, закрывать нельзя. Кстати, в Белоруссии все детдома вовлечены в хозяйственную деятельность. Вскоре я собираюсь отправиться туда, познакомлюсь с опытом работы с сиротами в соседней стране.

Досье

Надежда Батист. Родилась в 1949 году в Челябинской области. Окончила Ленинградский полиграфический институт. Работала в райкоме комсомола Ленинского района Челябинска и в детской комнате милиции района, с трудными подростками. Четыре года трудилась в ГДР. Возглавляла Общество инвалидов седьмого микрорайона Курчатовского района Челябинска. С 1997 года и по настоящее время председатель челябинского областного благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Надежда».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество