aif.ru counter
3741

Принявший бой. Родившийся без ног малыш смог выжить и научиться ходить

АиФ-Челябинск №8 21/02/2018
Маленькому Антошке некоторое время пришлось ходить с тяжёлыми приспособлениями, однако теперь он уже бегает.
Маленькому Антошке некоторое время пришлось ходить с тяжёлыми приспособлениями, однако теперь он уже бегает. © / Из личного архива

В переводе с древнегреческого имя Антон означает «вступающий в бой». Южноуралец Антоша Москалёв принял свой бой, ещё находясь в утробе матери. Против было всё: судьба, природа, обстоятельства. Но материнская любовь оказалась сильнее суровых приговоров. Ребёнок, родившийся практически без нижних конечностей, сегодня живёт полноценной жизнью, бегает и лихо катается на самокате.

«Такой ребёнок вам не нужен»

Татьяна познакомилась со своим будущим мужем в конце 1997 года. В апреле этого года семье Москалёвых исполняется 20 лет. У них трое замечательных детей: Кристина, Арина и Антон. К рождению средней дочки шли долгих восемь лет, а через три года решили родить третьего.

Первое УЗИ было идеальным: «Будущий малыш здоров!» А вот второе исследование показало, что у ребёнка патология обеих нижних конечностей (врачи предполагали отсутствие малых берцовых костей). Татьяну направили в Челябинск на перинатальный консилиум. Со слезами на глазах она просила объяснить, что это за диагноз и что ждёт ребёнка в будущем. Ответ последовал жёсткий: «Объяснять тут нечего. Вам такой ребёнок не нужен».

Когда дали направление на прерывание беременности, Татьяна трое суток провыла белугой. Не укладывалось в голове, почему такое случилось именно с ней, ведь дочки абсолютно здоровы. Придя в себя, начала искать информацию о болезни в Интернете. Сведений оказалось много, и все неутешительные. Супруги отдавали себе отчёт в том, что ребёнок может провести всю жизнь на протезах, но приняли твёрдое решение родить малыша и сделать всё, чтобы жизнь его была полноценной.

В 32 недели беременности они вновь поехали в Челябинск на третий скрининг. И услышали много неприятного. «Ты почему до сих пор с животом? Почему не избавилась от ребёнка?», - удивился доктор. Другая врач доверительно шепнула Татьяне: «Вы знаете, когда в семье рождается ребенок-инвалид, мужья уходят. Понимаете, что вся нагрузка ляжет на ваши плечи?» Но Москалёвы не сломались. 17 июля 2014 года у них родился долгожданный сынок.

«Будем ампутировать»

«Антошке сделали рентген ножек, и выяснилось, что патология намного сложнее, чем представлялось, - вспоминает Татьяна. - В обеих ногах нет больших берцовых костей и, следовательно, нет коленок и вилки, которая держит стопу. Перед приходом детского врача попросили подготовить малыша к осмотру - раздеть, переодеть. В палате находились четыре роженицы. Помню, я до последнего момента не решалась развернуть сына. Почему-то стало очень стыдно, что у меня родился ребёнок с патологией. Врач провела осмотр и ушла. А я потом всю ночь просила прощения у моего крошки, что смалодушничала. В ту ночь пообещала Антоше и себе: это был единственный раз, когда я его постеснялась, в дальнейшем буду только гордиться своим мальчиком».

Сразу после выписки из роддома стали искать клиники, где могли бы помочь сыну. С ребёнком на руках Татьяна была на приёме у всех ортопедов города и области, объехала все клиники, обошла все кабинеты. Выяснилось, что единственное место, куда можно обратиться с такой патологией, - это Федеральный научный центр реабилитации инвалидов имени Г. А. Альбрехта в Санкт-Петербурге.

Уже в августе пришёл ответ от заведующего отделением. Он писал, что единственное правильное решение - ампутация обеих ножек на 2/3 бедра и протезирование. Тогда Антоша уже в годик будет бегать на протезах. Либо бесконечные операции, которые только косметически приведут ноги в человеческий вид, но они никогда не будут опорными. Татьяна, не теряя надежды, продолжала искать выход, и на новогодних каникулах в Интернете совершенно случайно наткнулась на фото мальчика с аналогичной патологией ног. Нашла его сайт, информацию об успешном лечении в США, связалась с родителями ребёнка. Через три дня в распоряжении были все контакты доктора, которому Татьяна незамедлительно написала о болезни Антона и выслала снимки.

Доктор Дрор Пэлей (клиника св. Марии, Уэст Палм Бич, Флорида) мгновенно ответил на сообщение. Сказал, что после ряда операций и реабилитаций ребёнок сможет не только самостоятельно ходить, но и бегать на своих ногах. Татьяна попросила выставить счета на оплату всего курса лечения. Общая сумма составила около 235 тысяч долларов. По курсу на конец января 2015 года это было около 20 млн рублей.

«В тот момент я испытала шок. В голову лезли всякие дурные мысли, - признаётся Антошина мама. - Что если застраховать свою жизнь на 250 тысяч долларов и спрыгнуть с моста?.. Тогда у моей кровиночки появится возможность стать таким, как все, самостоятельно ходить и жить полноценной жизнью. В то же время я понимала, что только в полной и любящей семье он будет по-настоящему счастлив. Я стала организовывать сбор средств для оплаты счетов в американском госпитале. Меня в тот момент очень поддержали и вселили надежду на благополучный исход сбора Тамара Муллокандова (тетя мужа), моя одноклассница и её муж Семён и Ирина Синьковы (они сделали сайт для сына). Затем я создала в соцсетях странички помощи Антону Москалёву. Так в нашей жизни появились замечательные волонтёры, а затем и благотворительные фонды. Благодаря неравнодушным людям, которые узнали об Антошке и помогли кто чем мог, наш сбор 19 июня 2015 года был закрыт.

Подсчитать количество человек, которые приняли участие в судьбе Антона, невозможно. Это десятки тысяч россиян! Финансовую помощь оказывали и представители других стран. Всем откликнувшимся семья Москалёвых говорит огромное спасибо! В марте 2017 года Антоша сделал свои первые шаги без посторонней помощи в брейсах (специальная обувь. - Ред.). А в сентябре 2017 года он научился без брейсов стоять, ходить у опоры и делать четыре-пять самостоятельных шагов. Для этого ребёнку пришлось за два года пережить три сложнейшие операции и реабилитацию.

Папа рядом

А что же папа? Папа, вопреки словам челябинских врачей, всегда рядом.

«У меня никогда даже близко не было мыслей, что можно встать и уйти, бросив детей и жену наедине с этой проблемой, - комментирует Александр. - Это, мягко говоря, бессовестно. Мы через многое вместе прошли, обязательно справимся и с этим - вот и всё, что я тогда думал и думаю сейчас. Что же касается тех мужчин, которые ушли из семьи, где есть дети-инвалиды… Считаю их слабыми и безответственными. Мужчина при любых обстоятельствах должен быть главой семьи и её опорой».

«После первой операции мы каждый день подкручивали Антоше аппарат, чтобы выпрямить ножки. Ребёнок кричал и извивался от адской боли. Потом после дозы обезболивающего засыпал, а мы с мужем чувствовали себя садистами, - вспоминает Татьяна.  - Если б вы знали, с какой надеждой на помощь он смотрел своими глазёнками, полными слёз, прямо в душу и просил защиты… А мы продолжали крутить этот аппарат. По ночам я плакала, чувствовала себя самой ужасной мамой на свете. После второй и третьей операции, когда сыночку разрабатывали коленки на физиотерапии, я испытывала то же самое чувство...»

Сейчас Антоша вместе с родителями и сестрёнкой живёт и восстанавливает здоровье в Майами (старшая сестра в России, летом будет защищать диплом в университете). Он настоящий герой! Семья им гордится. Вытерпел столько боли, но не озлобился. Все такой же улыбчивый, жизнерадостный и ласковый мальчуган.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах