aif.ru counter
7595

Тюрьма на рельсах. Как осуждённых перевозят к местам заключения

В вагонах для заключённых вместо обычных купе - камеры с решётками.
В вагонах для заключённых вместо обычных купе - камеры с решётками. © / Пресс-служба Общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области

Людей, приговорённых к лишению свободы, часто перевозят к месту отбытия наказания в специальных вагонах. О том, каковы условия в «тюрьмах на колёсах», рассказали представители Общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области.

Без подушек

«Столыпинский» вагон или тюрьма на колесах представляет собой обычный купейный вагон, только вместо дверей там решетки, а окна есть только со стороны коридора. Там круглосуточно ходит часовой. Стена в камере глухая. В вагоне два вида камер - малая и большая. В первой всего три посадочных места, а во второй семь. Между «шконками» второго уровня опускается перегородка, тем самым создавая еще одно спальное место.

Вместо дверей купе в вагонзаке - решётки.
Вместо дверей купе в вагонзаке - решётки. Фото: Пресс-служба Общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области

Теоретически, в камеру можно «заселить» семь заключенных, но бывает и так, что едут в такой камере 12 человек. Двое спят на самых верхних полках, плюс на втором ярусе три человека, и внизу семь человек сидят на двух полках. Потом меняются - сон по очереди. По лимиту в таком вагоне может ехать 70 заключенных под стражу.

И конечно, никаких матрасов, подушек и постельного белья. Голые деревянные полки. И так на протяжении всего пути следования по этапу. Никаких разносолов и раздачи пищи. Осужденные и подследственные питаются тем, что выдадут им в пункте отправки - галеты, растворимые супы, каши и чай. Конвой раздает лишь кипяток, которым можно развести еду. В дороге никто для зеков не готовит пищу, так как нет в столыпинском вагоне ни поваров, ни раздатчиков пищи.

Как говорит начальник управления конвоирования по Челябинской области Вячеслав Першин, в его ведомстве сейчас числится шесть вагонов, два из которых нового поколения и резко отличаются от «столыпинских». Хотя и четыре других тоже ничем не напоминают те «теплушки», в которых возили заключенных под стражу еще в советские времена.

«Конечно, к нам постоянно поступают жалобы на то, что нет матрасов, белья и прочих благ цивилизации, но все это по закону. Люди едут не на курорт к морю, а в места лишения свободы, и все они в свое время нарушили закон», - говорит Вячеслав Першин.

Благами цивилизации могут пользоваться только проводники и личный состав караула. Кстати, проводников в спецвагоны набирают из сотрудников РЖД, которые прошли специальную проверку в соответствующих органах. У них на рабочих местах есть всё - плита, на которой можно приготовить еду, холодильник, микроволновая печь, спальное место с бельем и душевая кабина. Нет в вагонзаке только телевизора. По инструкции не положено.

На рабочем месте конвориров и проводников есть всё необходимое.
На рабочем месте конвориров и проводников есть всё необходимое. Фото: Пресс-служба Общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области

«Зато разрешается караулу слушать радио. Личный состав должен быть в курсе всех событий, которые происходят в стране и в мире», - отмечает Вячеслав Першин.

Курить в спецвагоне строго запрещено, хотя многие умудряются это делать. Не заметил конвойный - пронесло. А вот читать книги и играть в шахматы не возбраняется. Правда, в вагоне художественной литературы нет, также как и шахмат. Достают книги и игры заключенные из своих баулов.

По ночам свет в камерах отключают, дают людям выспаться, но в коридоре он горит круглосуточно. Конвойный в сопровождении помощника начальника караула может в любое время зайти в камеру и простучать стены - не готовят ли зеки побег? Не заходят лишь в камеру к женщинам.

«Смотреть под ноги!»

Погрузка заключенных происходит на территории управления конвоирования, которая примыкает к железнодорожному вокзалу. Процесс приемки прост.

«Я начальник конвоя и довожу до сведения правила. При выкрике фамилии отвечаете «Я», по команде выходите с вещами и сразу приседаете на корточки. Вещи впереди себя, руки на затылок, - предупреждает начальник караула. - Смотреть только вниз! Называете свое имя-отчество, год рождения, статью. При передвижении смотреть только под ноги! В случае попытки к бегству конвой стреляет без предупреждения!».

Даже если сопровождающий заключенного будет старше по званию и должности, все равно главный на всем пути следования - начальник караула. С него весь спрос.

Во время погрузки в вагон заключенные мелкими перебежками передвигаются до тюрьмы на колесах. С двух сторон конвой с овчарками, которые надрываются от лая. Перед вагоном зеки вновь садятся на корточки. Сумку с вещами, а увезти с собой можно до 50-ти килограммов, ставят впереди. Руки за головой, глаза в землю. Затем начинается самое главное - приемка заключенных.

«Как правило, за один раз можно принять в вагон до 12 человек и всех в две первых камеры, - рассказывает Вячеслав Першин. - Затем всех сортируют в соответствии с режимом отбывания наказания и полом. Женщина, даже если она одна, едет в отдельной камере. Несовершеннолетние тоже».

Сортировка идет уже во время движения состава. Преступники, осужденные на особый режим, едут отдельно от тех, кому назначили сидеть в колониях строгого режима, а общий режим отделяется от приговоренных к колонии-поселению. Для заключенных, больных туберкулезом, предназначены отдельные камеры.

Два года в пути

Заключённые в пути часто не знают, куда они едут. Некоторым удаётся узнать направление заранее в администрации СИЗО или колонии, другие пытаются угадывать.

«Спрашивают у конвойного, в каком направлении едут, а конвойному запрещено разговаривать со спецконтингентом, - говорит Вячеслав Першин. - Вот и приходится им вычислять путь следования по голосу диктора в динамике на промежуточных станциях».

Был такой заключенный в Челябинской области, который два года заключения провел именно в «столыпинских» вагонах. Во время ареста у него не оказалось с собой документов, а может и выкинул при задержании. После следствия и суда его отправили на «севера». Однако в колониях отказывались брать человека без имени. Так и катался он по России этапом, лишь изредка отдыхая в камерах изоляторов, пока его не приняли в колонии возле Северного Ледовитого океана.

Прошли проверку

Есть в управлении конвоирования вагон, которому исполнилось 37 лет. Этот вариант как раз из тех, «столыпинских». Туалет, тамбур и даже печка напоминают далекие советские годы. Периодически их ремонтируют, но «сыплются» они, по признанию начальника, на глазах. Зато вагонзаки нового поколения отвечают всем европейским требованиям содержания заключенных.

В новых вагонзаках есть всё, что требуется для перевозки заключённых.
В новых вагонзаках есть всё, что требуется для перевозки заключённых. Фото: Пресс-служба Общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области

В ходе проверки члены Общественной наблюдательной комиссии не нашли нарушений в помещениях спецвагонов. Чистота и порядок, который наводят прикрепленные к вагону проводницы, удивляет и успокаивает. Нет замечаний, значит, их не будет и у заключенных.

«В следующий раз нас пообещали пригласить, когда будет погрузка спецконтингента, Увидим всё своими глазами: и погрузку, и приемку, и «шмон», - отметил председатель ОНК Василий Катанэ.

Справка:

Вагонза́к («столыпинский» вагон, вагон для перевозки спецконтингента) — специальный вагон для перевозки подследственных и осуждённых. В 1908 году обычные товарные вагоны были приспособлены для перевозки переселенцев из Европейской России в Сибирь. По имени инициатора этого массового переселения, министра царской России Столыпина, такие вагоны стали называться «столыпинскими». Когда переселенческая кампания пошла на спад, «столыпинские вагоны» начали использовать для перевозки осуждённых.

Благодарим пресс-службу ОНК по Челябинской области за предоставленный материал.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах