aif.ru counter
1662

До истины далеко. Уральский астроном об открытии Новых и Сверхновых звезд

Kyndell Harkness / www.globallookpress.com

В январе преподаватель астрономического клуба «Парсек»  Владислав Шумков из города Озерска Челябинской области, работающий вместе с учеными МГУ в проекте «Мастер», открыл Новую звезду M31 N 2015-01a в ближайшей к Земле гигантской галактике Андромеда. 

В интервью «АиФ-Челябинск» астроном рассказал о том, как ученые открывают новые звезды и планеты, о программе защиты Земли от астероидов и поставил под сомнение реальность проекта Mars One. 

Екатерина Степанюк, chel.aif.ru: Владислав Петрович, расскажите, насколько сложно сейчас открыть новую звезду?

Владислав Шумков: За 100 лет XX века открыли не больше 10 сверхновых и Новых звёзд. А вот когда появился Интернет и телескопы-роботы с цифровыми камерами, открытия посыпались. Сейчас открыть звезду может даже школьник, имеющий базу астрономических знаний. Но конкурентов в этой сфере много. По всему миру разбросано порядка 100 телескопов-роботов, и за каждым из них наблюдают от 5 до 50 астрономов. Получается, что от 500 до 5 тысяч человек ежедневно обрабатывают полученные фотографии. От группы космического мониторинга МГУ телескопы-роботы установлены в Подмосковье, Кисловодске, на Урале, на Байкале, в Благовещенске, Аргентине, Канарских островах и юге Африки. 

— И как долго вы шли к своему открытию?

— Свою первую звезду — сверхновую — я открыл еще 5 лет назад. Для этого пришлось переработать более 5 тысяч снимков, на что ушло полтора месяца. Надо понимать, что телескопы делают снимки различных объектов ежедневно. При этом робот сразу же сортирует их: папка транзиентов (новых объектов, — прим. ред.), папка сверхновых звезд, Новых, астероидов и комет. Но бывает и так, что среди 2 тысяч подозрительных объектов на самом деле не будет ни одного нового. Автоматика еще не настолько умная.

После 2009 года я еще натыкался на блазары, карликовые новые и переменные звезды. И вот 13 января 2015 года принялся изучать папку снимков с телескопа в Кисловодске. Фотографии с телескопа из Южной Африки я тогда уже пересмотрел, остальные данные были переработаны другими, а на телескопах в Благовещенске и на Байкале шли ремонтные работы. Последний, кстати, завалило снегом, так как купол не смог закрыться в плохую погоду. А в Кисловодске было всего три странички по 20 кадров на каждой. И вот один из них оказался счастливым. На всю проверку ушло буквально 30 минут.

— Что уже удалось выяснить о Новой звезде?

— После моего открытия за звездой в галактике Андромеда начали наблюдать обсерватории всего мира. Болгары уже на следующий день сняли спектр звезды. С каждым часом Новая прибавляла в яркости. Это означает гибель очередной звезды: материя разлетается в пух и прах. Но только за счет громадного объёма этой материи звезда становится доступной для изучения ученых. После взрыва Новых звезд могут образовываться черные дыры или нейтронные звезды.

Так, за пять дней с 19 звёздной величины она разгорелась до 15, а это более чем в 50 раз ярче, чем при открытии. Таких ярких Новых звёзд не было уже 5 лет. А затем в ночь на 26 января самый большой телескоп России, установленный в поселке Архыз Карачаево-Черкесской Республики с зеркалом диаметром 6 метров, также получил спектр открытой звезды.

В дальнейшее изучение объекта мы не вникаем. Перед астрономами МГУ стоит другая цель — открыть как можно больше объектов. Потому что наши маломощные телескопы в 40 сантиметров в диаметре для подобных исследований не годятся. Но чем больше снимков мы обработаем, тем больше ученые получат знаний и сделают какую-то совершенную теорию о сверхновых и Новых звездах.

Новая звезда, открытая южноуральцем. Фото: Из личного архива Владислава Шумкова 

— Получается, дальше звёзды изучают иностранцы?

— Могут и наши, телескоп в Архызе на это способен. Ученые просто закладывают в него программу: съемка происходит в автоматическом режиме. Раньше приходилось наводить  вручную, подстраивать и регулировать.

Кроме того, в декабре 2014 года в Кисловодске приступил к работе на новой Кавказской горной обсерватории телескоп МГУ с зеркалом диаметром 2,5 метра. Теперь он второй по размеру в России. И управляют ученые им через интернет. Так вот если на нем поставить спектрографы, то он тоже сможет проводить исследование, которые могли бы обрабатывать студенты вуза.

— А планеты российские астрономы могут открыть с помощью имеющейся техники?

— Это делается только на очень больших телескопах. Но группа Уральского федерального университета в Коуровской обсерватории два года назад всё-таки смогла открыть экзопланету. Но вы не думайте, что ученые разглядели саму планету в телескоп. Её местоположение определили по изменению блеска звезды, вокруг которой она вращается, далеко за пределами Солнечной системы. Когда астрономы видят, что световой поток звезды ослабевает на какое-то время, то приходят к выводу, что это какая-то планета загородила ее.

Но до открытий американских ученых нам далеко, потому что у них есть орбитальный телескоп «Кеплер», а Роскосмос и Академия наук наших астрономов на орбиту не пускают. В этом году с космодрома «Восточный» в Амурской области запустят исследовательский спутник МГУ, на котором будут стоять гамма-датчики и оптические широкоугольные камеры. Но они всё равно не смогут определить то, что делает этот «Кеплер».

— Владислав Петрович, что вы думаете о проекте «Mars One», согласно которому в 2025 году билет в один конец на Марс получат 25 человек? 

— Думаю, что это пока нереально. Скорее всего, люди погибнут, так как ничем не будут защищены от излучений. На Марсе, в отличие от Земли, атмосфера практически отсутствует. Мощная вспышка на Солнце, уничтожит всех людей на Марсе: гамма-излучение и рентгеновское излучение — это как атомная или водородная бомба. Поэтому для начала нужно создать все необходимые для основания колонии условия. Я бы, например, с помощью роботов проделал в горах пещеры, куда занес всё оборудование. Там же, в случае опасности, могли бы укрыться и космонавты.

Да и скорости у нас не те, чтобы лететь на Марс. В 2020 году будет великое противостояние Марса, когда расстояние между ним и нашей планетой станет всего 56 млн километров, а вот 2025 году лететь придется гораздо дольше. Для этого нужно сначала ядерные двигатели для ракет создать, чтобы в случае опасности оперативно эвакуировать землян с Марса.

— Разве за 10 лет не удастся всё это воплотить?

— Я тоже думал, когда в школе учился, что в 70-ых годах наши точно на Марс слетают: настолько была на подъёме космонавтика. Если разобраться, то придумать надо еще многое. И главное — чтобы постоянно на Марс шел конвейер с водой, продуктами и горючим. Иначе люди просто обречены на вымирание.

Владислав Шумков в обсерватории Кисловодска. Фото: Из личного архива Владислава Шумкова

— Уже скоро исполнится два года как 15 февраля в Челябинской области упал метеорит. Удалось ли России за это время построить систему, которая сможет предотвратит подобное космическое вторжение впредь?

— Мощный телескоп в Архызе изучает очень далекие объекты и астероидами не занимается из-за узкого поля зрения. Есть еще хорошие телескопы у военных, где-то в Сибири, на границе с Монголией. Но я не уверен, отслеживают ли они что-то еще, кроме земных пусков.

Но, по последним данным, под программу защиты от астероидов наконец-то выделили деньги институту астрономии Российской Академии наук. Подробности пока неизвестны.

— Как считаете, насколько интересна астрономия современной молодежи?

— В мире насчитывается порядка 10 тысяч астрономов, из них в России — только около тысячи. Это очень сложная наука, и не все подростки способны создать внутри себя математическую базу и понять физический смысл вселенной. С теми знаниями, которые сейчас дают в большинстве школ, молодым людям до астрономов далеко. Конечно, важную роль играет желание, а так — это бесполезная трата времени. Астрономия очень далеко ушла вперед. Однако способные ребята всё-таки есть.

Интересная особенность астрономии еще и в том, что каждый ученый тут разрабатывает свою теорию. Например, академик РАН, директор Государственного астрономического института имени Штернберга Анатолий Черепащук занимается черными дырами и темной материей: делает расчеты и описывает всё формулами. В то же время на 6-метровом телескопе в Архызе работает кандидат наук, который утвержает, что черных дыр не существует. Таким образом, взгляды астрономов сталкиваются, но истину до сих пор никто не знает.

Есть другой пример — космическая сингулярность. Это состояние Вселенной до Большого Взрыва, который предположительно произошел 15 млрд лет назад. Так вот вся материя помещалась тогда в одной точке, которая имела нулевой объем и бесконечную массу. И ученые не могут понять, как такое возможно, однако продолжают доказывать это.

Справка

Владислав Шумков увлекается астрономией уже 50 лет. По образованию он инженер-физик, закончил озерский филиал Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». Работал на химическом комбинате «Маяк». В свободное от работы время преподавал во Дворце творчества детей и молодежи. С выходом на пенсию шесть лет назад Шумков полностью отдал себя астрономии. В его кружке в Озерске постоянно занимаются порядка 20 человек, больше — не позволяет площадка.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах