Примерное время чтения: 7 минут
342

Почему окунь дороже карпа? Общественник – о спорах рыбаков и бизнесменов

Анна Трубицына / АиФ

Михаил Акатьев называет себя врагом рыбоводов и заявляет, что рыбачить бесплатно можно практически где угодно. Он безвозмездно защищает рыбаков в судах, создал общественную организацию. Наш разговор – о несовершенстве закона и о том, почему край озёр недоедает рыбы.

Рыбаков гоняют незаконно

Наталья Зверева, chel.aif.ru: Когда началась ваша борьба?

Михаил Акатьев: В 2018 году рыбовод запретил мне рыбачить на озере Урефты. Он уверял: водный объект предоставлен ему в собственность Федеральным агентством по рыболовству. Но агентство не обладает полномочиями предоставлять водные объекты. Это может сделать только орган власти субъекта Федерации, уполномоченный Правительством РФ. В Челябинской области это министерство промышленности, новых технологий и природных ресурсов. Об этом мне рассказали в федеральном агентстве. Все водоёмы принадлежат РФ и не являются частной собственностью. Всё, что находится в состоянии естественной свободы, – это водный биологической ресурс. И собственник его – государство.

– Значит, даже рыбоводы, официально ведущие деятельность, не имеют права выгонять рыбаков со своего водоёма?

– Нет. Аборигенные караси, карпы, окуни, щуки, лещи и судаки жили в местных водоёмах всегда и воспроизводятся в них самостоятельно. Вообще, выделение рыбоводных участков без определения мнения граждан незаконно. Прежде нужно провести общественные слушания и опросить людей, проживающих в муниципалитете. Так поступают в Карелии, на Дальнем Востоке. Но этого не сделано ни на одном рыбоводном участке на Южном Урале.

Я не против разведения рыбы, но у граждан точно такие же права, как у предпринимателей. Поэтому стал заниматься защитой прав рыбаков в судах. За 2021 год мне удалось отменить 40 протоколов, составленных на рыбаков-любителей. И не только в нашей области, по всей стране.

Всю рыбу съели медведи

– А вы сами рыбачите?

– Я родился на Вятке в Кировской области. Всё лето проводил с ребятами на речке. Это было интересно: сломать ветку, сделать удочку, купить крючки... Лётчиком я пролетел всю страну от Калининграда до Камчатки, знаю, что такое рыбалка на красную рыбу, рыбалка на Охотском море, на Чёрном, на Байкале, на Амуре...

– И какая она – рыбалка на Камчатке, на Байкале?

– На Камчатке нет проблемы поймать большую рыбу, главное – уследить, чтобы её не съела норка, и не попасться на глаза медведю. Я попался. Мы рыбачили с товарищем. Смотрим: медвежонок. Товарищ раз – и на берёзу! Я смеюсь, а он: «Дурак, давай за мной, сейчас мама выйдет!» И действительно, появилась огромная бурая медведица. Мы сидели на берёзе четыре часа. Пока медвежонок не залез на соседнее дерево и не упал с него, они не ушли. Рыбу нашу они, конечно, всю съели. На Байкале охотятся за омулем, но там очень чистая вода, рыба сразу всё видит, поэтому поймать её сложно.

– А в Челябинской области куда ехать за рыбой?

– У нас около 250 озёр, которые можно использовать для рыболовства и рыбоводства. Но много заморных водоёмов, где можно выращивать только однолетнюю пелядь. Много мелководных озёр, в которых нет смысла содержать рыбу. Из-за того, что рыбаков отовсюду гоняют, они рыбачат только на двух десятках водоёмов. На карпа можно поехать на озеро Треустан в сторону Кургана. На судака – на Аргази, в этом году там ловят трофейных судаков (рыбы-отшельники, которые не живут в стае, достаточно крупные. – прим. ред.) и щук до 9 кг.

– Можете назвать правила для начинающего рыбака?

– Не брать в руки сети, не оставлять мусор, не подъезжать на машине близко к водоёму. Норма вылова – 5 кг в сутки на рыбака. У нас не умеют останавливаться. Едут раз в полгода и хотят тонну улова. Маленькую рыбку надо отпускать.

– А если она крючок проглотила? Ведь такая уже не выживет.

– Зато станет кормом для другой. В природе ничто не пропадает.

Предприниматель делает что хочет

– Почему, живя в краю 3 тысяч озёр, мы недоедаем рыбы?

– Во времена СССР был один большой «Челябрыбтрест» и Министерство рыбной промышленности, ими руководили рыбоводы, которые знали от и до весь технологический цикл. Знали, сколько малька, какого и в какое озеро надо выпустить, чтобы потом достать оттуда много рыбы. И все чётко планировалось. А сегодня рыбовод делает что хочет. К слову, есть нормы вылова даже для рыбовода. Он не может выловить всю рыбу из озера, на котором у него рыбоводный участок. Чем меньше выпущенная им рыба, тем меньше процент вылова. Если зарыблял личинкой, то выловить потом может максимум 2%. Я считаю, что 90% акций по зарыблению – фикция, потому что Росрыболовство не контролирует выпуск, а сотрудники муниципалитетов, подписывающие акты, вряд ли отличат малька карася от малька карпа. Я считаю, что рыбоводы вылавливают естественный прирост.

– В этом году вы добились отмены рыбохозяйственной мелиорации на Южноуральском водохранилище и ещё ряде водоёмов. Объясните суть?

– Речь об удалении малоценных и хищных видов. Окунь считается малоценным, карп более ценен. Так вот, чтобы карп мог разводиться, надо было уменьшить популяцию окуня. Его выцеживали. Дошло до того, что окунь стал дороже карпа. Килограмм карпа стоит 180-200 рублей, а окуня – почти 400. Рыбохозяйственная мелиорация проводилась на озёрах ежегодно и никем не контролировалась. На Южноуральском водохранилище подлежали изъятию окунь, ёрш, щука и плотва (чебак). Поставили сети по всему водохранилищу, ячея на сто – огромные дыры! Ни один окунь, ёрш или чебак за эту сетку даже не зацепится. Зацепится лещ, судак, сом и карась. А эти виды запрещены к мелиорации, их нельзя вылавливать! Показываем сети инспектору рыбоохраны, а он заявляет, что предприниматель прав. Они сегодня даже чихнуть боятся в сторону рыбоводов!

В одном селе предприниматель выгнал всех рыбаков, выловил почти 30 тонн карасей. Продал, деньги получил. Провёл незаконную рыбохозяйственную мелиорацию. Как думаете, чем закончилось? Ничем.

– Нас часто сравнивают с краем озёр – Карелией, но там рыбный край, а у нас нет…

– В Карелии ежегодно выращивают до 50 тысяч тонн форели, а не карасей и окуней, как у нас. Там у всех садковое рыбоводство (индустриальное), то есть рыба не выпускается, как у нас, в озеро, а находится в садке. Ведь процесс рыбоводства наносит серьёзный ущерб водоёму. Производители форели знают, что после спецкормов отходы жизнедеятельности рыбы загрязняют воду, образуя на поверхности маслянистую плёнку. В Карелии садки выносят в море, чтобы береговая полоса оставалась чистой и выращивалось много ценной рыбы.

– Рыбу из Миасса нельзя есть?

– Вы видели реку в центре Челябинска? Болото! Строили конгресс-холл и реконструировали Ленинградский мост, поставили два технологических моста, которые ухудшили водоток. Я лично лазил под этот мост, потом написал заявление в прокуратуру о том, что нарушен процесс строительства технологических мостов. Проходы для воды под ними должны быть минимум метров по десять. В одном месте проход составляет метров семь, в другом – не больше метра. Водотока нет, вода стоит! Прокуратуре, Росрыболовству, минэкологии нужно провести выездную проверку.

Досье

Михаил Акатьев родился в 1969 году. Окончил ЧВВАКУШ, 10 лет летал на Камчатке, в военно-морской авиации Тихоокеанского флота. Уже 23 года на пенсии. С 2018-го возглавлял комитет по рыболовству и рыбоводству в Общественной палате Челябинской области. В 2020 году рабочая группа вышла из состава палаты и называет себя общественной организацией «Рыбацкий комитет», в ней более 700 человек.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах