aif.ru counter
05.09.2016 13:53
312

Столяр и самодуры. Рабочий - о том, как навести порядок на производстве

АиФ-Челябинск №35 31/08/2016
Правда одно лицо с Евдокимовым? Столяр Сергей Мунин любит и побалагурить, как заправский юмо-рист, и порассуждать о судьбах родины. А вот сделанный им скворечник будет красивым и крепким.
Правда одно лицо с Евдокимовым? Столяр Сергей Мунин любит и побалагурить, как заправский юмо-рист, и порассуждать о судьбах родины. А вот сделанный им скворечник будет красивым и крепким. © / фото Александра Фирсова / АиФ

Трудовой день Сергея Мунина начался как обычно - в четыре часа утра. Он не спеша собрался и отправился на работу, на которую за всю свою жизнь не опоздал ни разу за 40 лет. Есть у него привычка приходить за два часа до начала смены, которая начинается в 7:20.

Домино в обед

В заводской столярке (столярный цех) чисто. Пахнет деревом, лаками и краской. Стоят станки и... столы для игры в домино. Последнее - это святая обеденная традиция. Все стараются как можно быстрее поесть и скорее садятся к своим «рыбам», «яйцам», «козлам». Утверждают, что домино одно-временно мозг и тренирует, и разгружает.

За игрой травят байки и спорят о вечном. Бас Сергея Николаевича выделяется на фоне остальных голосов.

«Мне говорят, что я на Михаила Евдокимова похож, - поглаживает окладистую рыжую бороду. - Помнишь, был такой сначала юморист, а потом губернатор?»

И ведь верно. Богатырское телосложение, крепкая шея, борода, кудри и бархатистый голос. Будто не с заводчанином разговариваешь, а с актёром МХАТа. А руки… руки как у рабочего. Большие, мозолистые, инструмент лежит в них как влитой. А о результате, или готовой продукции, которая в течение 40 лет выходила из-под этих рук, можно говорить долго.

«Плотничать и столярничать меня научили ещё в школе. Кстати, многие путают профессию плотника и столяра. Так вот, плотник устанавливает, монтирует то, что сделал столяр», - рассуждает Мунин.

После седьмого класса Серёжа Мунин начал подрабатывать в столярке при том же заводе. Работал он по два месяца в летнее время, и получал гигантские по тем временам для подростка деньги - 70 рублей в месяц. Средняя зарплата в стране тогда была где-то около 179 рублей. Себе покупал какую-нибудь мальчишескую забаву-самолётик, остальное отдавал родителям.

Отец Сергея, который и привёл сына на завод, в то время работал старшим мастером ремонтно-электромеханического цеха, а потом помощником директора по быту и кадрам. А начинал отец с токарей. Так что Мунины - это целая семейная заводская династия.

Пластик от выборов до выборов

«После десятого класса окончательно обосновался здесь. И до сих пор, - задумчиво добавляет Сергей Николаевич. - Работал в ЖКО, который тогда находился на балансе завода и обслуживал посёлок, расположенный вокруг него (в народе его называют Металлкой.- Ред.). Делали рамы, полы, лестницы для строящихся домов. Изготовляли, во дворах ставили деревянные песочницы и качели-карусели, а сейчас пластик привезут, и стоит он от выборов до выборов. По осени чердаки в домах забивали, что-бы сквозняков не было, чтобы снег не летел. Подъезды стеклили, утепляли, чтобы батареи не разморозились. Сейчас проще: выборочно евроокна поставили, и всё».

Конечно, Сергей Николаевич помогает тем, кто его просит. Бывают и необычные заказы. Например, однажды пришлось делать круглые рамы.

«Чтобы этот сегмент выполнить, надо аккуратно склеить несколько полосок, потом выпилить, отфрезеровать, - объясняет Мунин. - А у нас нет такого оборудования. До всего доходили своим умом. Придумывали инструменты себе сами».

«Шейки лангуста» - Серёга, расскажи, как вы на Олимпиаду ездили, - интригующе улыбается один из игроков в домино.

«Да-а, было дело, - протяжно басит Мунин. - В 1980-м дали нам путёвки от завода. Пришли просить отпуск, а нас на ножи: как так, работы много, а вы уезжать. Пришлось работать вечерами, чтобы нужный объём закрыть. До той поры я в Москве не был ни разу. Конечно, всё было обставлено шикарно, - продолжает Мунин. - Спортивные сооружения-дворцы, нарядные люди и торжественная атмосфера. Дискотеки, иностранцы, баночное пиво, которое я тогда попробовал первый раз. Но удивляло, что всё было финское. Даже сухпаёк (булочки по три копейки в упаковке, сыры, джемы, соки), его давали с собой на соревнования. Однажды мы опаздывали на ужин, товарищ предложил пойти в пивбар. Взяли пива, цыплёнка табака и заинтересовавшие нас «шейки лангуста». А принесли рачьи хвосты. Это всё вылилось почти во всю мою зарплату».

Спортивная тема сопровождала Сергея с детства. Он жил в одном дворе с будущими светилами советского спорта Макаровыми (Николай, Юрий и Сергей Макаровы - звёзды хоккея. Николай стал чемпионом мира, а Сергей вошёл в символическую пятёрку столетия наряду с Валерием Харламовым и Владиславом Третьяком).

Кроссовки Бабинова

«Серёга Бабинов (советский хоккеист, олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира и Европы.- Ред.) учился в одном классе с моим братом. Вот все комментаторы ставили ударение в его фамилии на «а», а правильно было на «о», - улыбается Мунин. - Он кроссовки мне подарил свои, когда в Москву поехал. Это были первые мои кроссовки. Мама дорогая! Красные. Замшевые. Советские, конечно».

Будущие знаменитости разъехались, а Сергей остался в Челябинске. Там и живёт по сей день в родном Ленинском районе. И никуда не хочет, хотя после армии звали и в Германию, и в Польшу. И как ни пыталась я направить разговор в другое русло, всё сводилось к заводу. К тому, как было и как стало. И к тому, как от этого больно.

Народное - ничьё?

«Раньше у нас были подсобные хозяйства, мы ездили туда на сенокос. Каждый год с июня по сентябрь. Здорово было. А потом это всё стало никому не нужно, - тихо говорит Сергей Николаевич. - Так же, как и база отдыха «Еланчик», которую мы каждую весну готовили к сезону, пионерлагерь, дворец культуры... Исчезли с завода оздоровительный центр, куда входили бассейн, физиолечение, спелеокамера, массажные кабинеты, стоматолог. Ликвидировали кулинарию, которая обеспечивала нас беляшами. Как говорится, всё кругом народное, всё вокруг ничьё. У завода был КрАЗ старый. Лавки в кузове ставили, люди садились и ехали. За грибами, на озеро и т. д. А сейчас никому это не надо. Поэтому из профсоюза я вышел давно. Изжил он себя. Раньше, когда человек приходил к нам, например, учеником сварщика, ему сразу комнату в общежитии давали. Высчитывали за это пять или семь рублей из зарплаты. Жили тогда на полном пансионе: постельное бельё, чайники, плитки, телевизоры - всё за счёт завода. Если сотрудник женился, то квартиру получал. Садиков много было (называет номера десятка садов. - Авт.). Ребёнок рождался, и ты мог выбирать, в какой отдашь в полтора года».

Заказ то есть, то нет

«Понимаешь, самодуров много в стране, - продолжает рабочий. - И от этого бардак везде. И нет чёткого планирования производства по сравнению с тем, как было раньше. Дали заказ - давай бегом по 24, по 12 часов работать. Сделали - сели ровно, ждём. Людей понабрали - давай сокращать. А у нас на заводе был так называемый ширпотребовский заказ - это ёмкости и вышки сотовой связи 70 и 90 метров. Если не было основной заявки, делали этот ширпотреб, завод не стоял, люди получали те же деньги. Во дворце культуры были всевозможные кружки, за которые не надо было платить ни копейки. Форму хоккейную и клюшки выдавали бесплатно. Нынче, чтобы собрать ребёнка в подростковую хоккейную команду, надо три месяца работать всей семьёй. Все хотят, чтобы дети не курили и не кололись, а что для этого сделать - никто не понимает.

Сергей Николаевич помогает тем, кто его просит.
Сергей Николаевич помогает тем, кто его просит. Фото Александра Фирсова

Сейчас на заводе молодёжи много, они друг друга не знают. А мы всех знали, со всеми общались, независимо от цеха. Были собрания, ездили в колхозы, ходили на демонстрации. Смотри, какая текучка. Таких-то дураков уже не будет, что по 40 лет на одном месте работают. И учеников у меня нет. Поработают - уходят. Зарплата маленькая. Мне кажется, похоронят скоро нашу специальность. Да и зачем она сейчас нужна? Дом строят - евроокна, полы - линолеум, ламинат. Двери - готовые коробки привозят. А чтобы самому её изготовить и установить, этого уже нет. Хотя Европа постепенно уходит от пластика, возвращается к дереву».

Отдушина для Сергея Николаевича - его двухлетняя внучка Катя, которая вертит дедом, как хочет.

«Есть у неё копилка. То на цирк копим, то на зоопарк, - оживляется столяр. - Я только в двери, а она уже идёт, трясёт. Пригрозил, что куплю ей большую, метровую. (Смеётся.) Говорю: в 18 лет только ты её разобьёшь. Хохочет. Песочницу для неё сделал».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество