aif.ru counter
23.09.2015 17:43
350

Александр Фокин: «На телевидении нам нужно шоу Салтыкова-Щедрина»

АиФ-Челябинск №39 23/09/2015
фото из личного архива Александра Фокина / АиФ

Всё это в полной мере относится к преподавателю ЧелГУ, доценту кафедры истории России и зарубежных стран Александру ФОКИНУ. Многим в Челябинске он известен прежде всего как юморист и участник шоу «Камеди батл», но основной его интерес всё-таки история. Впрочем, как выясняется, юмор, сатира и история могут дополнять друг друга.

Карибский кризис или молоко?

Эльдар Гиззатуллин, «АиФ-Челябинск»: Вы призвали студентов и коллег поделиться дневниками родственников, которые они вели в 60-80-е годы. Что это за проект? И почему вас интересует именно этот период?

Александр Фокин: Я действительно попросил своих студентов и коллег принести мне дневники их родственников, которые те вели в 1960-1980-е годы. Интересуют также и письма, живые истории людей. Пока, правда, дневников нет, только письма. Кроме того, как я узнал, по всей России запускается сайт «Былое», посвящённый примерно той же теме. А цель одна: взглянуть на жизнь той эпохи изнутри - не через правителей, министров, а обычных людей. Понять, что их больше волновало - Карибский кризис или дефицит молока? Думаю, у многих есть такие документы, и жалко будет, если их по незнанию или небрежности выбросят.

А выбрал я именно этот период потому, что сталинизм изучен более-менее хорошо, а вот более спокойная, но зато близкая нам эпоха освещена в малой степени.

- Нечто подобное тому, что делал Леонид Парфёнов?

- Не совсем. Парфёнов всё-таки больше рассказывал о вещах и политике - образно говоря, о плаще из болоньи и переговорах Рейгана и Брежнева. А меня больше интересуют мысли, чувства людей того времени. Как они общались между собой, с начальством…

- А как вообще возникла такая идея?

- Мне попалось на глаза похожее исследование более раннего времени. Был такой крестьянин Поддубный, его дневник нашли в одном из букинистических магазинов. Это действительно интересный материал - человек переехал из деревни в город и пытается стать советским человеком. В его понимании, конечно.

Мне же хочется понять, как, например, время оттепели повлияло на людей. Мы знаем о нём в основном через людей искусства, но это специфическая прослойка. Очень отличается от взгляда шофёра или колхозницы. Кроме того, в повседневной жизни много таких нюансов, которые мало кто удосуживается зафиксировать, а потом они теряются безвозвратно. Может быть, через сто лет кто-нибудь будет изучать, например, правила пользования маршрутками. Надо ли было уступать место? Разрешалось ли сидеть рядом с водителем? Все эти действия мы совершаем чуть ли не автоматически, знаем правила, но для будущих поколений это может стать загадкой. А жизнь и состоит из таких мелочей.

«На меня написали донос»

- Историю вы реконструируете иной раз довольно неожиданным образом. Узнал, что однажды студенты по вашему заданию писали «доносы». Для чего?

- Да, было такое задание, когда проходили сталинизм. Я и предложил такую игровую форму - написать «доносы» на знакомых людей, пользуясь языком того времени, чтобы понять структуру этого жанра, его логику. Один студент, кстати, отказался наотрез, а другой написал «донос» на меня - мол, рассказываю нехорошие анекдоты! Это было предсказуемо: в реальности жертвами доносов бывали те, кто их инициировал.

- Думаю, студенты не удивились такому заданию. Вы намеренно уходите от образа типичного педагога, как его привыкли видеть у нас и до революции, и во времена СССР - в виде человека, застёгнутого на все пуговицы?

- Ну, можно сказать, что я тоже застёгнут на все пуговицы - вот даже бабочку ношу! Но, если серьёзно, я понимаю, о чём речь. Считаю, образование должно быть интересным, с творческими заданиями, игровыми формами. Главное - не перейти грань. Строгий, неприступный преподаватель классического типа и какой-нибудь американский профессор, который со всеми запанибрата - это две крайности. На Западе действительно преподаватель может после лекций со студентами в бар пойти пиво пить. У нас всё сложнее. Если честно, строгая иерархия мне не по душе, на контакт иду охотно, тем более что и Интернет позволяет более неформальное общение. Человек за кафедрой - это точно не я.

Не верить заговору геев

- В одной из шуток вы говорили, что, выбирая историю, думали, как будете Индианой Джонсом и бегать за сокровищами. А бегать приходится в столовую. Ваш выход на сцену - это не побег ли от скучной профессии?

- В детстве и на первом курсе о любой профессии думаешь в романтическом свете. Нет, это не побег. Даже если я выиграю конкурс и получу контракт, я не перестану быть преподавателем. Юмор на сцене и на телевидении - это достаточно тяжёлый труд. Возможно, он принёс бы мне больше денег, но никогда такого удовлетворения, как наука. Выступления для меня - это самовыражение. Конечно, я преподаватель, но за пределами аудитории я просто человек.

Сейчас я пересматриваю отношение к юмору - он всё-таки должен обличать. Шутить надо не только про тёщу, но и на более злободневные темы. А сейчас у нас перекос: ничего критического практически не допускается. А ведь и в России, и в Челябинске полно тем для сатиры. Я бы хотел попробовать себя в стиле подобном тому, в котором когда-то писал Салтыков-Щедрин.

- А цензура и в клубах, где проходят выступления, есть?

- На телевидении, конечно, есть. Скользкие темы - религия, политика. А вот про секс можно шутить запросто. В клубах цензура действует в меньшей степени, хотя один из знакомых в Москве на выступлении пошутил на тему Корана, так в следующий раз в клуб его уже не пустили.

- Какой юмористической программы нашему телевидению не хватает, по вашему мнению?

- Интеллектуально-юмористической. Нечто подобное передаче «КьюАй», которую ведёт на «Би-би-си» известный актёр и писатель Стивен Фрай. Он приглашает четырёх комиков и задаёт им вопросы, на которые они пытаются ответить и смешно, и интересно. То есть и посмеёшься, и что-то полезное узнаешь. Это как если бы в программе «Прожектор Пэрис Хилтон» обсуждали не новости, а научные открытия. У нас пытались адаптировать такие передачи, но неудачно.

Сейчас в стране вообще востребован более легковесный вариант. Вспомните «Одесских джентльменов» в КВН и сравните с тем, что мы видим сейчас. Тогда это была даже больше литература, а сейчас шоу. Телеканалы кормят нас «фаст-фудом», к сожалению.

- Юмор спасает вас в трудных ситуациях? На лекциях, например, если видите, что студенты вас не слушают?

- Однажды два студента, парень с девушкой, чересчур увлеклись фотографированием себя прямо на лекции. Я не выдержал и сказал парню: «В военной форме ваши фото будут выглядеть не так удачно». Он намёк понял и убрал телефон, а девушка оказалась понаглее: «Меня в армию не заберут!» Тогда я ей сказал, что в свете фар на трассе её фото тоже будет плохо смотреться. Подействовало.

Стараюсь связывать всем известные факты в неожиданном ракурсе. Скажем, в фильме «Интерстеллар» говорится о планете, где один день равен семи земным годам - у меня сразу рождается шутка о доценте, семь зарплат которого равны секундной стрелке на дорогих часах высокопоставленного чиновника. Или же сетую на то, что раньше на границе мы боролись с фашистами, а сейчас с пармезаном.

- Молодёжь живее откликается на такие шутки, чем старшее поколение?

- К сожалению, если судить по студентам, и молодёжь подвержена пропаганде. Не все, конечно, но немало тех, кто верит во все эти глупости про заговор геев и ужасы жизни в Европе. Я стараюсь донести до них, что есть альтернативные точки зрения. Юмор ведь это тоже попытка взглянуть на вещи под другим углом.

Кстати

Шутки Александра Фокина

- Я понимаю, что не выгляжу, как преподаватель, - я, скорее, похож на человека, у которого на перемене отбирают деньги на обед.

- На первом курсе я думал, что жизнь преподавателя наполнена приключениями. Представлял себе, что буду как Индиана Джонс, у меня будет красотка. Но самое моё большое приключение теперь - это первым после звонка добежать до столовой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество