aif.ru counter
77

Мир любит Южный Урал за часы и Ирину Шейк

Бывший губернатор Калифорнии в любой момент может появиться на публике с подарком от южноуральцев – златоустовскими водолазными часами. Тем более что он уже не первый год носит американскую подделку под этот легендарный хронометр.

Кому-то это может показаться мелочью, но челябинский историк и журналист Сергей Климаков, которому принадлежит идея этого презента, уверен, что такие акции могут сделать наш регион более заметным на карте мира, в том числе и для инвесторов. О том, что еще суровый Челябинск может предложить человечеству, как на самом деле мы выглядим в глазах Запада и о правильных рецептах положительного имиджа автор проекта «Челябинск » рассказал нашему корреспонденту.

– Сергей Алексеевич, расскажите, с чего началась история с часами для Терминатора?

– Челябинская область как-то решила раскрутить на международном рынке златоустовскую гравюру. Мы выросли с мыслью, что она безумно популярна на Западе, не зная, так ли это на самом деле. И вот я решил полюбопытствовать и стал мониторить англоязычный Интернет, но почему-то вместо гравюры в результатах поиска стали выпадать златоустовские водолазные часы 191-ЧС. Они выпускались в 50-60-х годах по заказу Военно-морского флота и, как выяснилось, чрезвычайно ценимы коллекционерами. Диаметр циферблата 60 мм и вес 250 граммов – самые крупные и тяжелые наручные часы в мире! Неубиваемый корпус, абсолютная водонепроницаемость. С производства их сняли в начале 70-х, но несколько контор как у нас, так и за рубежом выпускают имитации 191-ЧС. Самая известная из этих фирм – американская «Инвикта». Ее Russian Divers(«русские водолазные») успешно продаются, пару лет назад их стали замечать на руке тогда еще губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера. Надо заметить, идеальные часы для Терминатора! Вот и появилась идея: а почему бы не подарить Арни оригинальные часы? Тем более Златоустовский завод снова стал их производить.

– И что вы сделали?

– Сначала была статья, которую перевел на английский один коллекционер из Австралии. Правда, он по-своему расставил акценты. Например, у меня она называлась безобидно – «Подарок для Терминатора», – а он сделал заголовок «Хватит лгать, товарищ «Инвикта». Собиратели русских часов ненавидят эту фирму, которая своим массовым выпуском сбивает цену на подлинники. С тех пор статью несколько раз перепечатывали, она довольно известна в узких кругах. Мне даже письма стали приходить: мол, готовы поддержать вас в вашей борьбе…

А в октябре прошлого года в Москву приехал сам Шварценеггер. Я изложил свою идею с подарком в блоге президента Медведева. Но Арни улетел, и никакого ответа не пришло. Однако где-то через неделю позвонили из Департамента Северной Америки МИД РФ. Сказали, что готовы организовать передачу часов, если завод предоставит их безвозмездно. Директор завода согласился на эти условия. Параллельно я предложил аппарату губернатора области подготовить сопроводительное приветственное письмо. Оно было написано и вместе с часами уехало в Америку. Правда, состоялась ли передача, мне пока не известно.

Спортбар «Невеста Роналду»

– А так ли это вообще важно? Ну, наденет он часы. А нам-то с того что?

– На Западе люди в основной своей массе все еще имеют очень слабое представление о России, не говоря уже об отдельных регионах. Для них в нашей стране существует три географических зоны: Москва, Подмосковье и Сибирь. Челябинск на этой карте – мутное, ничем не выделяющееся пятно. Такие, казалось бы, незначительные акции, как с часами, могут сделать нас узнаваемыми, что впоследствии сулит более серьезные дивиденды. Нам кажется, что у нас и так хватает брендов, о которых должны знать все – Аркаим, саткинские «Пороги» и т.д., – но на самом деле это стереотип. Мы сами себя в этом убедили, а в действительности иностранцы смотрят на нас другими глазами. Если говорить о положительных брендах, то Челябинская область для них – это фотомодель Ирина Шейк (настоящая фамилия Шайхисламова – Ред.). У нас же о ней вообще никто не знал. Ее имя как-то мелькнуло в New York Times, я почувствовал, что девушка находится на старте великой карьеры, и написал об этом. Меня высмеяли, а дней через 10 все заговорили о ее романе с Криштиану Роналду. Сейчас Ирина – модель уровня Линды Евангелисты. Почему бы, например, не открыть в Челябинске кафе «Ирина Шейк» и не пригласить ее на открытие? При должном подходе эта новость могла бы прогреметь далеко за пределами страны. Тут главное не отталкиваться от стереотипов, искать новые ходы. В этом и заключается по-настоящему современная и творческая медийная работа. В том числе и с негативными образами – Течей, «Маяком», Карабашем… Если мы что-то делаем для преодоления последствий экологических катастроф, надо суметь сообщить об этом всему миру.

- Этот совет можно адресовать нашим властям. Их имиджевые акции чаще всего вызывают недоумение.

– То, что в Челябинской области тема формирования имиджа региона от бла-бла-бла-рассуждений перешла в практическую плоскость, уже шаг вперед. Само движение это идет на ощупь, носит экспериментальный характер - в нашей стране готовых моделей просто не существует. Поскольку власть у нас недолюбливают, то каждый шаг в данном направлении подвергается критике. Хотя критика-то и свидетельствует, что работа по имиджу ведется - в большинстве других регионах и критиковать нечего. Лично я слежу за этим процессом с любопытством: пусть и через пень-колоду, но все же накапливается у региональной власти сумма новых знаний и умений, необходимых для имиджестроительства в глобальном масштабе. Стоит представить самого себя решающим такую серьезную задачу, чтобы воздержаться от огульной критики.

Аэропорт имени Ельцина

– На Южном Урале огромное количество промышленных памятников. Насколько мне известно, на их счет у вас тоже есть какие-то идеи.

– Их имиджевый потенциал - не секрет. Но как трансформировать идеи в действующие проекты? Те же широко известные «Пороги». Чтобы вывести их на мировой уровень объекта промышленного туризма, требуется огромное напряжение организационных и финансовых сил. Официальное утверждение «Порогов» как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, в направлении чего ведется сейчас работа, это хорошо, но лишь как 1/20 часть от необходимого. Дальше - восстановление, инфраструктура, концепция, маркетинг, пиар... Боюсь, в текущих социально-экономических условиях такую коляску региональной власти утянуть будет сложно.

Относительно недавно я как историк заинтересовался темой сгинувшей в 2000-е гг. Белорецкой узкоколейной железной дороги. На территории нашей области она в 1960-е гг. доходила до Катав-Ивановска. Судя по сохранившимся фотографиям, поездка по БЖД на 300 км по красивейшим местам Челябинской области и Башкирии могла подарить незабываемые впечатления на всю жизнь. Стал сравнивать: а как «у них»? Оказалось, на Западе такие дороги повсеместно сохраняются, реставрируются и очень успешно используются в туристических целях. Действуют ассоциации ретро-узкоколеек и железнодорожных музеев. В Челябинске и детская железная дорога и музей железнодорожной техники (а многие ли вообще о них слышали?) благодаря заботам ЮУЖД находятся в идеальном состоянии. Почему бы городу или области не взять на себя хотя бы маркетинг и пиар? Начать хотя бы с включения этих объектов в международные ассоциации – «засветиться», установить связи, освоить опыт... С точки зрения финансов это не стоит совсем ничего.

– Вы победили в конкурсе на новое название аэропорта города Перми. Теперь он будет носить имя Сергея Дягилева. А если б дело было в Челябинске, какое название вы бы предложили?

– Прежде всего, я хочу сказать, что с большим удовольствием наблюдаю за масштабной культурной реформой в Пермском крае, мотором которой выступает Марат Гельман. Я несколько лет назад занимался вопросом переименования аэропортов и посчитал нужным поучаствовать в конкурсе министра культуры Пермского края Николай Новичков. Мой подход заключался в том, чтобы найти «золотую середину» - такое имя или явление, которое было бы одновременно связано и с Пермью, и «засветилось» в мировом масштабе. Выбирал между Дягилевым, Пастернаком и Чайковским. Остановился на Дягилеве. Впоследствии оказалось, что Новичков с самого начала склонялся к этому варианту.

Практически везде ренейминг сопровождается бурной дискуссией. Если станет вопрос о названии для челябинского аэропорта, ее не избежать. Я пытался призвать к ее началу, но тогда, наверно, было не время. Если такая дискуссия начнется сейчас, с удовольствием в ней поучаствую. Три года назад я предлагал имя Бориса Ельцина (деревня Бутка, в которой он родился, несколько лет входила в состав Челябинской области). За него я готов поспорить и сегодня.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество