aif.ru counter
20.04.2011 11:47
Руслан САФИН
100

Профессор: Спасём храм в Огнево!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. «АиФ - Челябинск» 20/04/2011

Одно из первых заявлений, которые сделал по прибытии на Южный Урал архиепископ Челябинский и Златоустовский Феофан, касалось заброшенных и разрушенных храмов: все они должны быть восстановлены. О том, сколько таких церквей и в каком они находятся состоянии, лучше всех известно профессору архитектурно-строительного факультета ЮУрГУ Валентину Оленькову.

Семь лет назад он создал при университете и возглавил научно-исследовательский и проектный центр «Наследие». За это время силами его сотрудников проведена инвентаризация более 500 объектов историко-культурного наследия, из которых наибольшую ценность, по мнению Валентина Оленькова, представляют именно культовые сооружения. «Их нужно сохранить в первую очередь, потому что гражданские памятники хоть кем-то содержатся, а храмы - никем», - считает он.

Три года на реставрацию

- Сколько храмов в области нужно отреставрировать?

- На сегодняшний день сохранилось около 120 объектов культовой архитектуры, попадающих в категорию историко-культурных памятников. Около 60 из них - под охраной государства. Кстати, это не только православные церкви, но и мечети, и синагоги. Например, мечеть Гатауллы муллы в Троицке - уникальное сооружение, редкое по красоте и богатству. Будь она построена в губернском городе, то непременно носила бы статус соборной. В последние годы там проводились противоаварийные работы, сейчас мечеть принимает прихожан.

К сожалению, значительная часть старинных храмов находится в полуразрушенном состоянии. Самое бедственное положение в Красноармейском и Каслинском районах. Именно там появились первые русские поселения - Русская Теча, Багаряк и Бродокалмак, - когда шло освоение Южного Урала от Далматовского мужского монастыря, отправной точки этого процесса. Там больше всего старинных церквей.

Церковь Вознесения Господня в Багаряке, церковь пророка Илии в селе Сугояк, церковь Дмитрия Солунского в Алабуге, церковь святого Митрофана Воронежского в селе Попово - почти все они построены в середине XIX века, и смотреть без слёз на них сейчас невозможно. В храме Владимирской иконы Божией Матери в селе Беликуль обрушилась часть барабана и свода, церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Кирдах вообще стоит только благодаря своему мощному конструктиву.

- Это результат обычной бесхозяйственности или наследие сталинизма?

- Большинство храмов было закрыто, а многие разрушены большевиками в 30-е и 60-е годы. До революции было около трёх сотен храмов, до наших дней сохранилось 120. Борьба с религией, по сути дела, являлась уничтожением народной культуры. Невосполнимая потеря того времени - собор Святой Троицы в Златоусте. Самый большой в то время на Южном Урале пятиглавый храм был уничтожен до основания в 1934 году. Мы знаем, кто его построил - архитектор Фёдор Тележников, но мне кажется, люди должны знать и имена тех, кто его разрушил, в назидание потомкам.

В 1932 году также был разрушен один из самых старых в Челябинске храмов - собор Рождества Христова 1766 года постройки.

- Есть ли какие-то специфические черты, которые отличают культовую архитектуру Южного Урала?

- Для храмов XVIII-XIX веков характерны корабельный план, величественные силуэты, строгие пропорции фасадов и декор с элементами в стиле барокко. В 1830-40-е гг. император Николай I предложил в качестве универсальных образцов проекты храмов архитектора Константина Тона. Эталоном считался пятиглавый крестово-купольный храм в стиле храмов Московского государства XIV-XVII веков. Чертежи рассылались по всем российским епархиям, но они никогда не копировались один в один. В первой половине XIX столетия в городах-заводах Южного Урала возводились неповторимые по красоте церкви. Среди них в особую группу выделяются ротондальные. Они так называются, потому что их храмовая часть круглая в плане, то есть в виде ротонды. Строились они довольно редко. В Челябинской области до наших дней сохранились только две такие церкви: Введения во храм Пресвятой Богородицы в Миньяре и Сретения Господня в селе Илек Ашинского района. Миньярский храм начали реставрировать лет 7 назад. Восстановили кирпичную кладку, штукатурку и кровлю. В 2009 году после разборки строительных лесов храм засиял в своей первозданной красоте.

- Сколько времени нужно на то, чтобы восстановить разрушенный храм?

- Если денег достаточно и есть проект реставрации, вполне реально сделать это за 3 года. С очень большими деньгами можно и за год управиться. Правда, таких примеров у нас ещё не было.

Всем миром

- На чьи средства обычно ведётся реставрация?

- Чаще всего работы ведутся на пожертвования самих верующих, как в случае с церковью в Алабуге. Но много ли можно сделать на крохи селян, и так нищих?

- Кто же тогда должен этим заниматься? Государство?

- Мне приходилось немало разговаривать на эту тему со священниками Челябинской епархии. И вот к чему пришли: церкви в России довольно редко строились на средства государства, а чаще всего - на деньги самих прихожан. Как говорится, всем миром. Если это какая-нибудь маленькая деревянная церковь или часовня, то скидывались всей деревней. Большие каменные храмы строились на пожертвования купцов и промышленников, говоря современным языком, крупного бизнеса. Вот и сейчас, я думаю, состоятельные предприниматели должны подключиться к этому делу. Больше некому: среднего бизнеса у нас и не было, а малый государство, похоже, решило добить, повысив налоги с 1 января 2011 года.

- Если бы нашлись желающие, восстановлению какого храма вы бы порекомендовали им помочь деньгами?

- Церкви пророка Илии в селе Огнево Каслинского района. Она была возведена в 1827 году и, по счастью, сохранила свою первоначальную архитектуру, многоярусную колокольню со шпилем и крестом - всё сохранилось. В притворе церкви уцелели даже росписи маслом в академическом стиле. Удивительная вещь, больше я такого в Челябинской области нигде не видел! К несчастью, храм совершенно бесхозный. Пока жители заколотили двери и окна, чтобы туда хотя бы скот не заходил. С каждым годом росписи всё быстрее разрушаются, их нужно немедленно законсервировать, иначе скоро мы их можем совсем потерять.

Комментарий:

Владимир Боже, краевед:

- В начале 80-х один давно уже покойный челябинец, участник гражданской войны Владимир Ломакин рассказывал мне такой исторический анекдот. На хуторе Зелёном Троицкого уезда не было своего храма, жители посещали церковь в соседнем селе. И вот однажды зимним утром они увидели на пригорке неподалёку неизвестно откуда взявшийся большой крест, распятие.

Срочно вызвали батюшку, который объяснил им смысл этого знамения: крест указует место, где должно построить храм, ну или хотя бы часовню, если денег не хватит. Позднее один из местных в подвыпившем состоянии проболтался: «чудо» устроил сам батюшка. Крест изготовили в Троицке, ночью тихонько привезли на хутор на санях и поставили. Всё было сделано очень аккуратно, следы заметены, что лишний раз убедило хуторян в сверхъестественном происхождении распятия. Неизвестно, появилась в конце концов церковь в Зелёном или нет, но случай этот примечательный.

Дело в том, что до революции порядок строительства храмов был определён чётко и соблюдался довольно строго. Инициатива должна была исходить снизу, от простых людей, для которых с существованием храма было связано решение вполне практических задач - крещение новорожденных, отпевание умерших, венчание и т. д. В первую очередь формировался приход, а уже потом ставился вопрос о строительстве церкви. Но иногда, если паства долго молчала, духовенство как бы стимулировало её, как на хуторе Зелёном.

В этом свете слова владыки Феофана о том, что Челябинску нужно 100 храмов, кажутся мне несколько поспешными. Достаточно ли у нас верующих, чтобы все эти храмы могли появиться и жить полноценной жизнью?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество