aif.ru counter
11.09.2014 14:33
383

Небо Санникова. Уральская поэзия - это бешеный сюрреализм

АиФ-Челябинск №37 10/09/2014
фото Александра Фирсова / АиФ

Гость редакции - известный уральский поэт, публицист, общественный деятель Андрей САННИКОВ.

«Не ешь каку!»

​- Случалось ли у вас, что журналистика оказывала влияние на поэзию, рождение определённых образов и наоборот - поэзия влияла на журналистику?

- У меня и журналистика очень эмоциональная. Немецкие либералы как-то пригласили меня как журналиста - расчёт, видимо, был такой, что, если я пишу о плохом, то считаю и страну плохой. А у меня-то это, как правило, вопль о помощи - мол, перебинтуйте! Я спрашиваю у немцев, может ли у вас журналист проявлять эмоции? Мне отвечают - нет, только подавать информацию и только! Словом, такой извозчик, таксист.

У меня совершенно другой подход. Я всегда занимался журналистикой и пропагандой. И в пропаганде не вижу ничего стыдного. Знаете, когда ребёнок роется в песочнице с собачьими какашками, а мама бежит к нему и кричит: «Не ешь каку!» Так вот пропаганда занимается тем же. За это мне и прилетает.

- «Прилетает» - это вроде того случая, когда на вас жаловался президент Таджикистана?

- Было дело. Екатеринбург стал настоящей базой для мигрантов из этой республики - 250 тысяч человек ежегодно приезжало! И до 70% героина в Россию поступало из Таджикистана через Екатеринбург. Когда стали мы этих поставщиков «душить», они пожаловались своему начальству. Сначала приехал посол России в Таджикистане по фамилии Пешков - внук Горького, кстати. Начал рассказывать Росселю, что, мол, нарушаются права таджиков. Потом уже сам президент Рахмон стал жаловаться Путину на мой фильм о наркотрафике из Таджикистана. Уж не знаю, что ему ответил Путин, но вскоре семь уголовных дел, которые против меня тогда велись, внезапно все были прекращены. Так что результат жалоб был противоположный.

- Вряд ли такие моменты могут служить источником вдохновения?

- Журналистика и поэзия - разные миры, но могут соприкасаться. Если первое - это мои понятия о нравственном и безнравственном, то поэзия - просто дар. Помнится, во времена перестройки я работал на мебельной фабрике в ПТУ для умственно-отсталых. Как-то утром в марте иду через фабричный двор, заставленный досками, и думаю: «Что я тут вообще делаю? Какое отношение всё это имеет к поэзии?» Вот такими штампами я тогда думал. А потом в итоге появился текст, который вошёл во все антологии.

Против только интеллиготина

- Вы долгое время занимались историей православия, даже возглавляли церковно-приходскую школу. Как относитесь к сотрудничеству между государством и церковью? Многие такое сближение критикуют.

- Если я православный русский человек, то говорить о моих отношениях с церковью, как о сотрудничестве, это странно. Вот с семьёй своей я разве сотрудничаю? Это так называется? Разумеется, церковь вместе с государством должна решать проблемы, которые стоят перед страной. Глупы те, кто говорит, что религия должна быть вне государства. Для меня нарушает права политика не государственной религиозности, а государственного атеизма. Мы 70 лет жили при антирелигиозной власти. А на Западе, наоборот, религиозность была государственная, поэтому сейчас там люди возмущаются, если, как им кажется, религия вмешивается в их жизнь, а нам необходимо, чтобы религия помогала государству. У нас просто разные временные фазы.

У нас против сотрудничества церкви и государства выступает интеллиготина. Инттеллиготина - это просто-напросто подлецы, а к подлецам я отношусь плохо.

- Именно поэтому вы стали основателем и активным участником проекта «Гражданский контроль», направленного против доступного алкоголя, нарушений общественной нравственности?

- Когда в Екатеринбурге восстановили уникальный архитектурно-исторический памятник - храм-колокольню Большой Златоуст, то рядом внезапно открылся натуральный бордель. Причём в помещении общества РОСТО-ДОСААФ, которое, по идее, должно заниматься патриотическим воспитанием. Как с этим бороться? По закону? Но по закону борделей у нас вообще нет. Тогда каждый день волонтёры, человек 20-40, вставали у входа в два ряда с фотоаппаратами и видеокамерами. Приезжала на джипе изнурённая похотью персона и шла по этому коридору, а волонтёры кричали: «Позор! Разврат!» Посещаемость, понятно, упала, проститутки рыдают, а ко мне приехали их хозяева разговаривать. В итоге договорились, бордель переехал в другое место.

- Бордель переехал, но ведь работает…

- Да пусть бордели работают, но в специальных местах и не попадаются на глаза детям. Где вы видели рекламу: «Опорожнитесь в нашем туалете!»? И бордели, и туалеты - это просто физиология, но туалеты ведь никому в голову не придёт рекламировать. Человек грешен, мы ему можем сказать: «Не греши!» Но за руку-то я не могу его постоянно держать. Просто должны быть места, где физиологические потребности можно отправлять, а где - нельзя.

Вслух и для всех

- Вас называют одним из наиболее ярких представителей уральской поэзии. А что это такое, вообще, уральская поэзия?

- Энергия и странности - вот две характеристики уральской поэзии. Такой бешеный сюрреализм! Если спросить у уральского поэта, сколько времени, он скажет: «Пошёл в пень!!!» А московский: «Вот давайте взглянем на мои часы - между прочим, мне их подарила тёща и…» Понимаете? Не потому, что первый грубый - просто энергия из него прёт!

В вашем Челябинске уже почти год каждую неделю издательство Марины Волковой выпускает новую книгу поэзии. Еженедельно, и без всякой господдержки! Такого нет нигде в России! Пользы от этого в разы больше, чем от пожирающих миллионы полковников в отставке, отвечающих за патриотическое воспитание!

- По вашему мнению, стихи могут существовать в виде текстов или же их надо обязательно читать вслух?

- Даже когда читаете про себя, связки шевелятся и вибрации распространяются по всему телу. Если текст гармоничен (а поэзия - это выстроенная гармония), он оказывает совершенно эйфорическое воздействие на весь организм. А если вслух, то эффект ещё ярче, так что стихи надо читать вслух. Своему коту, себе, если никого нет рядом.

Кстати, в библиотеках трёх регионов (Челябинской и Свердловской областей, Пермского края) запускается уникальный проект: каждый день в районных библиотеках будут читать стихи вслух. В больницах включают бактерицидную лампу, а в библиотеках надо читать стихи. Уверен, что уже через год (именно на столько пока рассчитан проект) в библиотеках станет больше народу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество