aif.ru counter
207

Экс-прокурор Челябинской области: «Победить коррупцию мы не сможем»

Александр Фирсов / АиФ-Челябинск

Бывший прокурор Челябинской области Геннадий Лихачёв считает: вся беда в том, что наказания излишне мягки, и предлагает воспользоваться опытом СССР и зарубежных стран.

Всё уходит в песок?

– В области один коррупционный скандал следует за другим. Свидетельствует ли это о том, что власти всерьёз взялись за одну из самых главных проблем страны?

Верно, скандалов много, а результаты где? Когда есть приговор и срок – вот результат. А пока создаётся впечатление, что всё уходит в песок. Людям в итоге кажется, что им просто пудрят мозги! Взять то же дело Тесленко, с которого всё началось: им занимается окружное следственное управление, а у нас в регионе их коллеги не знают всех подробностей. Всё почему–то покрыто тайной. Я считаю, грош цена такому правосудию. Хотя бы раз в месяц надо информировать общественность, мы в своё время так и работали.

А всё идёт от того, что в нашем обществе нет настоящей демократии.

– И в чём это выражается, если говорить, например, о прокуратуре?

– Никогда со времен Петра Первого такого не было, чтобы назначали прокуроров. Какое же это правосудие, если мы зависим от государственных органов? Этот пагубный порядок ввёл в своё время Борис Ельцин, постановив, что назначение прокуроров надо согласовывать с губернаторами. У прокуроров уже отобрали право надзора, санкции на арест. Прежде решение суда на арест можно было оспорить, а сейчас судья решил, и всё! Камеры переполнены, а люди остаются без прав.

Это всё звенья одной цепи. Прокуратура, у которой отобрали большую часть полномочий, излишняя централизация, партии, которых уже 70, но они ничего не решают. Меня как–то позвали в одну из них, съездил я в Москву, послушал всю эту комедию и отказался. Говорить могу резко, потому что я свободный человек – нет у меня ни постов, ни собственности.

Что же, по вашему мнению, надо предпринять, чтобы успешнее бороться с коррупцией? Одной открытостью органов делу не поможешь.

– Надо бить не по хвостам, а по головам. В чём ценность любого закона? В том, чтобы прогнозировать и предотвращать, а не только наказывать. Если коррупция – это целое явление, то и бороться с ней надо комплексно. Нам необходим закон о борьбе с отмыванием денег. Нынешняя система конфискаций не работает, это ясно всем. И не надо ничего изобретать, в мире давно работают вполне эффективные схемы. Строит чиновник особняк на 15 миллионов, а в декларации написал, что доходов за год у него 2 миллиона, так налоговая инспекция должна немедленно вызывать его к себе и подключать другие органы.

– В своё время этим вроде занималась налоговая полиция.

– Да, которую уничтожили, потому что так было выгодно всем этим высокопоставленным коррупционерам. Всего пару лет она проработала. Правда, и там успели коррупционеры завестись, но это уже вопрос внутриведомственного контроля.

Нужно воспользоваться не только зарубежным, но и советским опытом. В СССР за хищение в особо крупных размерах (свыше 10 тыс. рублей) была предусмотрена смертная казнь. Я сам не сторонник высшей меры, но вот пожизненное заключение можно применить. Например, за хищения свыше 10 млн рублей.

Конечно, полностью победить коррупцию мы не сможем, она началась ещё с пещерных времен, но бороться с ней надо. Но всерьёз. А ситуация, когда бывший министр обороны, в адрес которого выдвигаются серьёзные обвинения, гуляет где хочет, а его любовница ходит по ювелирным магазинам, дискредитирует саму власть.

Лучше без мехов

– Коррупция не единственная наша беда. Не менее страшная угроза – терроризм. Можно ли его победить только угрозой самого серьёзного наказания?

– Кстати, для меня эти две проблемы самым неожиданным образом перекликнулись, когда я увидел визит в Волгоград после взрывов министра здравоохранения Вероники Скворцовой. Представьте, какая у людей беда, какой стресс, а министр вышла к людям в мехах. Я не ханжа. Есть у тебя деньги на этих соболей – носи на здоровье на каких–нибудь своих корпоративах, но не здесь же! Накинула бы куртку, неужели никто из помощников не подсказал? Надо же знать меру! Зачем ещё больше злить людей?

Я сразу вспомнил Ангелу Меркель – одна из самых могущественных людей Европы, а одевается… сами видите, как. Зато работает на уровне.

Возвращаясь к взрывам. Надо ли винить во всём спецслужбы? Они в оправдание говорят, что предотвращено терактов гораздо больше.

– Поверьте, на борьбу с терроризмом выделяются огромные средства, так что мы вправе требовать качественной работы. Ладно, один взрыв в Волгограде прозевали, но второй, третий? Причём ещё несколько месяцев назад стало ясно, что в смертники стали набирать уже русских – с типичной внешностью, которая не бросается в глаза. Надо было активизировать работу в этом направлении. Почему до сих пор работают на своих постах главы ФСБ, МВД в том же Волгограде, в Южном федеральном округе? Кто–то должен ответить за все эти смерти?

– Но не будете же вы отрицать, что вычислить смертников очень сложно?

– Мы шпионов вычисляем, своих разведчиков за границу отправляем. Так что можно и террористов вычислить. В Израиле этой проблемой занимаются целых четыре независимых ведомства. Конечно, у них своя специфика, но почему бы не воспользоваться чужим опытом? Я тут секретов не открою: надо внедрять своих людей в террористические организации, применять самые современные технологии. Но и ответственность руководители нести должны самую жёсткую.

Какая полиция нам нужна?

– Люди считают, что необходимо ужесточить наказание и за другие преступления. Например, нарушение экологического законодательства. Какие меры помогли бы нам легче дышать в Челябинске и других промышленных городах?

В своё время, а именно в 1987 году, я стоял у истоков создания природоохранной прокуратуры в стране. Тогда я работал в Приморском крае, и именно там появилась первая подобная прокуратура. Хорошо, что появилась эта структура, но нет следующего важнейшего звена – экологической полиции. Вокруг Челябинска, да и любого другого города, полно несанкционированных свалок. Любая маленькая фирма нагружает грузовик мусором и сваливает его где–нибудь у Красного Поля, так как не хочет платить за городскую свалку. Поверьте, даже по мусору достаточно легко установить, что это за фирма. Вот этим может заниматься экологическая полиция, не говоря уже о заводах, которые отравляют воздух и воду, о многих других аспектах.

– Получается, нам нужна не только налоговая, но и экологическая полиция? Не многовато ли?

– Еще бы нам не помешала полиция нравов, на которую можно возложить борьбу с распитием алкоголя, курением в общественным местах.

– И с проституцией?

– Нет, вот её как раз можно легализовать. Она ведь только формально запрещена – весь город утыкан рекламой домов терпимости, только под иными вывесками (Спа–салоны для мужчин. – Ред.). Кого мы обманываем? Всё равно это явление было, есть и будет. Лучше уж направить усилия на более важные направления. И все эти преобразования можно провести, не увеличивая численность полиции – просто поменять структуру.

Впрочем, нельзя сказать, что никакой работы не ведётся. В любом ведомстве есть действительно порядочные, ответственные люди. Пользуясь случаем, хочу поздравить коллег из прокуратуры с 292–летием существования нашей службы, которую основал 12 января Петр Первый! Дай бог, она ещё много веков послужит Российскому государству!

Досье

Геннадий Лихачёв родился в 1948 году в Пласте. В 1960 году с родителями перебрался в Челябинск, окончил школу № 98. В 1974 году окончил Свердловский юридический институт. Работал в прокуратурах Центрального, Калининского районов Челябинска. С 1985 года возглавлял прокуратуру Приморского края. В 1991–м вернулся в Челябинск и возглавил областную прокуратуру. В отставке с 1997 года.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах