458

Прошу убежища! В кризисной квартире Челябинска можно жить три месяца

Фото Александра Фирсова / АиФ

Для таких ситуаций и создан в Челябинске кризисный центр. Наш собеседник - директор центра Ольга Бабанова.

Ребёнок - не приз

​- Кажется, о кризисных центрах мы впервые узнали в зарубежных фильмах. Для многих было удивительно, что есть учреждения, где укрываются от домашнего насилия. Мол, зачем сор из избы выносить?

- Да, долгое время считалось, что это частное, а не государственное дело, хотя всё как раз наоборот. Но насилие ведь не обязательно означает побои. Это и лишение собственного пространства в доме, это и экономическая зависимость, это и ограничение встреч с друзьями. Жертвами чаще всего выступают слабые - дети, женщины, старики.

Проблема ещё и в том, что дети, выросшие в неблагополучных семьях, зачастую потом копируют поведение старших. Этот порочный круг надо разорвать.

- Вы согласны с мнением, что нынешние дети отличаются большей жестокостью, чем предыдущее поколение?

- Не знаю, к таким заявлениям следует относиться с осторожностью. Нынешние дети более раскрепощённые, открытые. Я бы, например, в детстве не могла бы говорить о вещах, о которых рассказывают современные девочки.

Конечно, шокирующих случаев хватает. Вспомните, как дети в одном из челябинских дворов убивали котят, или многочисленные драки, снятые на мобильники, в которых участвуют даже девочки. К нам на телефон доверия 8 (800) 2000-122 один раз позвонил мальчик и спросил: «Вот я убил учительницу. Что мне теперь будет?» Понятно, что это просто злая шутка, но и над ней надо задуматься. Звонки-розыгрыши бывают. Но хорошо, что дети вообще знают о нашем телефоне доверия.

- Каких звонков больше всего?

- Тех, что касаются взаимоотношений - с учителями, родителями, сверстниками. У нас появилась служба примирения, так как мы поняли, что беда в том, что люди у нас привыкли воевать. Не умеют слышать другого. Это и к взрослым, конечно, относится. Например, когда разводятся, считают - я победил, ребёнок будет жить со мной! Не понимают, что развод - это ваше дело, двух взрослых людей, но тот же супруг всё равно остаётся папой ребёнку, который не является каким-то призом.

- Бывают ли звонки, связанные с угрозой суицида?

- Да, эти звонки самые тяжёлые. И это не только малолетние девочки. Как-то позвонила женщина, которая сообщила, что хочет покончить с собой, да ещё и ребёнка убить. Нам удалось выехать к ней домой, справиться с ситуацией. А вообще, конечно, не хватает нам службы, которая могла бы экстренно выезжать на место.

- А бывает ли, что к вам за помощью обращаются, так сказать, статусные люди?

- Бывает. Кто-то переживает потерю близких, развод - деньги тут ведь не спасают. Так что нам звонят и богатые. Нелегко говорить и с обычными людьми. Например, с бабушкой, которая считает - мол, непослушный внук во всём виноват, повлияйте на него! Мы в таких случаях объясняем, что не бывает так - один внук виноват, тут и ваши проблемы есть. Иногда это трудно доказать.

Лучшая школа - семейная

- Знаю, что при вашем центре работает Школа приёмных родителей. Это так сложно - быть приёмным родителем?

- Безусловно. Кстати, с 2012 года действует закон - все приёмные родители обязаны пройти такую школу (записаться в школу приёмных родителей можно по номеру: (351) 263-51-23).

Сирот, к сожалению, у нас много - в прошлом году только в Челябинске без попечения родителей остались 825 детей. Из них лишь 13% потеряли маму и папу, а 86% стали сиротами из-за семейного неблагополучия. Проще говоря, пьют родители или гуляют. К счастью, для 671 ребёнка органам опеки удалось найти семьи. Подчеркну, сами мы не ищем семьи для сирот, мы только учим приёмных родителей.

- В последнее время слышны призывы к постепенному закрытию детских домов. Почему? Как вы считаете? Ведь сейчас детские дома снабжают неплохо.

- Дело не в этом. В таких домах дети привыкли, что всё за них сделают - накормят, напоют, спать уложат, бельё постирают и выгладят. Они часто вырастают страшными потребителями, потому что другого опыта у них нет. А потом на них обрушивается жизнь, где оказывается, что никто о них и не собирается заботиться. Они мало что знают и умеют - в итоге и происходят истории, когда, скажем, свои квартиры они продают мошенникам за бесценок.

Всё-таки лучше в семье - причина не только в эмоциональном плане. В семье ребёнок получает огромный социальный опыт. Знаете, однажды я побывала в детском доме, где увидела, как девочки-инвалиды стирают бельё ногами. Я едва могла удержать слезы, а директор мне так жёстко в ответ на это: «Нечего нюни распускать! Они должны уметь это делать!» Так что некоторые директора понимают, что надо готовить сирот к взрослой жизни.

- Как вы относитесь к «закону Димы Яковлева»? Стоило ли запрещать иностранцам усыновлять наших сирот?

- Конечно, хорошо бы, если бы наши дети оставались в России. Но все хотят маленького, здорового, послушного, умного. А таких детей единицы. Среди сирот много больных. Очень неохотно усыновляют детей постарше, а они ведь тоже мечтают о семье. Так что, по моему мнению, главное, чтобы люди были хорошие, ответственные. Тогда пусть будут приёмные родители хоть из какой страны.

Из будки в квартиру

- Вы оказываете жертвам домашнего насилия только психологическую помощь?

- Нет, у нас также есть кризисная квартира - на 25 мест. Там могут укрыться женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации - беременные девочки, которых выгнали из дома, матери-одиночки. Раньше обходились 3-комнатной квартирой - было тесновато, рядом ребёнок орёт, беременные нервничают. Сейчас у каждого отдельное помещение, выдаётся продуктовый набор на 700 рублей. Есть кухня, ванная. Для безопасности установлено видеонаблюдение - только на кухне и в коридорах, конечно. Чтобы мы могли проверить, не курят ли, нет ли посторонних, ухаживают ли за детьми. Разумеется, наши постояльцы не лежат в квартире и плачут, с ними работают юристы и психологи, советуют, как быть дальше, подыскивают варианты.

- И сколько можно жить в такой квартире?

- До трёх месяцев. Для некоторых такое жильё - настоящее спасение. Например, для одной женщины, которая с тремя детьми жила на автостоянке в Ленинском районе прямо в будке. Дети нигде не учились, не лечились. Отдельные мамы в нашей квартире только научились кашу своему ребёнку варить. Да и не только этому они там учатся, а вообще, как это жить вместе. У нас даже проект есть «В кругу семьи» - учим женщин с детьми общаться, воспитывать, ухаживать за ними, слышать их и слушать.

- Идут ли эти уроки впрок?

- Да. Жила у нас одна девочка из Миасса, очень маленького роста, сирота. Всегда мечтала о ребёнке, забеременела - живот, наверное, больше её самой. Вижу однажды:огромную кастрюлю супа варит. Спрашиваю: «Зачем тебе столько?», а она отвечает: «Так ведь и девочки будут». А раньше и полки, и колбасу делили. Слава богу, суд принял решение выделить для неё квартиру.

Самое сложное, конечно, устраивать судьбу обратившихся. Мест иной раз не хватает. Нам помогают. Вот недавно женщину устроили в материнскую обитель при костёле. Мир не без добрых людей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах