aif.ru counter
703

Южный Урал может научить, как жить без Бирюлёва

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. «АиФ - Челябинск» 30/10/2013

Кандидат исторических наук Рашид ХАКИМОВ решил исследовать, как складывались отношения ислама и государственно-партийных органов в регионе в советский период.

Оказалось, что многие проблемы, характерные для страны в целом, в том числе касающиеся религиозного экстремизма, берут своё начало именно в то время.

 

Бабушка была права

- Вы назвали свою книгу «Красная звезда против полумесяца». Значит ли это, что имело место только противостояние?

- В основном да. Это было частью государственной политики. О том, как воспитывали в людях негативное отношение к религии, я сужу даже по себе. Книгу я посвятил своей бабушке, которая всю жизнь была глубоко верующим человеком. А я был комсомольцем, нередко отзывался в разговорах с ней о религии неуважительно. Она же воспринимала это спокойно, говорила: «Ничего, придёт время, и снова будут мечети строить». И оказалась права.

Книга, над которой я работал шесть лет, своего рода дань памяти бабушке. Да и как историку мне было интересно исследовать эту тему, которая являлась настоящим «белым пятном».

- Но к православным даже во времена СССР коммунисты относились по-разному, были и послабления.

- Да, с исламом дело обстояло точно так же. Когда было необходимо, государство ослабляло вожжи. С 1917-го по 1928 год соблюдалось некое равновесие, даже новые мечети открывались. Однако позднее начались гонения. Ставились задачи ликвидировать к 1932 году все общины, а к 1937-му свести к минимуму вообще всю религиозную деятельность. Объявлялись безбожные пятилетки. Имамы были расстреляны или сосланы, мечети разрушены. В итоге пострадали десятки тысяч людей. К 1940 году на всём Урале не осталось ни одной мечети, хотя в начале века их было более 700.

- А Великая Отечественная война повлияла на власти? Они пошли на уступки?

- Да, так как возник вопрос выживания самого государства. Мусульмане-фронтовики добились разрешения построить мечеть на хуторе Миасском и в Троицке - храмов стало два на всю область. Потом с 1948 года снова репрессии. А вот 50-е годы были внешне спокойные, насчитывалось в Уральском регионе 12 мечетей. Однако хрущёвская оттепель оказалась «морозной». В 1957 году первый секретарь ЦК партии Хрущёв даже обещал с трибуны: «Через несколько лет покажу вам последнего попа!» Разумеется, это отношение сказалось на всех конфессиях.

- Как искали подробности для своей книги? Больше в архивах или расспрашивали людей?

- В архивах в основном одни отчёты, поэтому куда интереснее были, конечно, истории, услышанные от людей. Рассказывали, например, что активисты следили, едят ли мусульмане после наступления темноты - это считалось проступком. Доходило до того, что горит где-то свет в дни поста - значит, там собрались на ужин, соблюдают религиозные нормы, людей надо наказать.

В селе Аджитарово Чебаркульского района, когда разрушили минарет, местный имам Минхажетдин Нуриманов попросил сына спрятать полумесяц, а после завещал положить в его могилу, но неглубоко, чтобы потом можно было достать. Его сын выполнил это обещание, и в 1994 году тот самый полумесяц был возвращён на минарет восстановленной мечети.

- Не было ли при той атеистической борьбе межнациональных конфликтов?

- Нет, так как коммунисты особо напирали на то, что эту борьбу должны вести не русские, а сами татары и башкиры. Известно, что в старинном татарском селе Усть-Багаряк, где было три мечети, в разрушении храмов участвовали даже местные девушки-комсомолки. Явление просто непредставимое.

Ислам стал домашним

- По вашему мнению, к каким главным последствиям привела эта идеологическая борьба?

- Ислам стал домашним, так как все обряды выполнялись дома, подальше от чужих глаз. В итоге ислам сильно видоизменился, стал неполный. Практически перестаёт работать система подготовки кадров - медресе закрылись. Постепенно уходили из жизни те, кто получил религиозное образование до революции или в первые спокойные годы. Им на смену приходили полуграмотные люди, которые, например, не могли читать по-арабски.

Всё это нам аукнулось сейчас, когда вакуумом воспользовались зарубежные проповедники.

- Вы имеете в виду различных экстремистов, ваххабитов?

- Именно. В исламских странах решили, что у нас тут в плане веры просто целина. Стали присылать деньги, литературу, проповедников, организовывать курсы. Конечно, далеко не все из них были экстремистами, многие искренне желали помочь, но хватало и тех, кто преследовал нечистые цели.

Анклавов нам не надо

- В челябинские мечети приходит много приезжих с Северного Кавказа, стран ближнего зарубежья. Сейчас отношение к приезжим довольно напряжённое. Можно ли использовать религию, чтобы адаптировать их в наше общество?

- Действительно, иногда  в мечетях во время религиозных праздников приезжих даже больше, чем татар и башкир. Но отталкивать тех, кто приехал, нельзя: в их адаптации большую роль могут сыграть духовные наставники. Надо больше работать с мигрантами. Ведь на рынке они по одну сторону прилавка, мы по другую, общаются они обычно между собой. Тогда как в мечети можно обратиться к ним напрямую, внушить взгляды, что они должны уважать местные правила.

Поэтому имамы должны быть подготовленными - иметь и хорошее светское образование. Да и у СМИ большой потенциал. Не секрет, что иногда они способствуют исламофобии, выставляя чуть ли не всех мусульман террористами.

- А знаете ли вы примеры успешной адаптации мигрантов?

- Конечно. Причём даже среди духовных наставников. К примеру, в башкирской деревне Халитово Аргаяшского района живёт имам Чори Дияров, он узбек. Прекрасный человек, у него большая семья, и свои обязанности выполняет на совесть, организовал людей на строительство мечети.

Но проблема ещё и в коррупции - мигранты зажаты между законом и реальностью. Это проблема. Но тут можно воспользоваться и опытом Урала: у нас ведь никогда не было межнациональных конфликтов.

- В чём же уральский секрет такого сосуществования?

- У нас никогда не было анклавов. Да, была, к примеру, татарская деревня, а рядом русская, но они ведь не жили обособленно. Люди разных национальностей постоянно общались, работали вместе, учились. Это тоже очень интересная тема.

А свой труд над книгой я продолжаю. Пользуясь случаем, прошу высылать свои свидетельства, воспоминания,  фотографии, документы по этой теме на мой электронный адрес hakra51@mail.ru или почтовый: 456880, Челябинская область, село Аргаяш, ул. Образцовая, дом 33.

Обсудить материал и задать вопросы по теме статьи можно здесь.

Или позвонив по телефону - 267 - 20 - 70.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах