aif.ru counter
933

Не докажете! Чиновники отказываются отвечать за подмену детей в роддоме

Зоя Туганова намерена получить компенсацию за то, что её родная дочь росла в нищете.
Зоя Туганова намерена получить компенсацию за то, что её родная дочь росла в нищете. © / Фото Эльдара Гизатуллина / АиФ

Предсудебное заседание по иску Зои Тугановой, которая обвиняет областной перинатальный центр и региональный минздрав в том, что вместо родного ребёнка ей отдали другого, состоялось в суде Центрального района Челябинска, передаёт корреспондент «АиФ-Челябинск».

Напомним, что 30 лет Зоя Туганова воспитывала дочь Катю от чужой женщины, в то время как её родная дочь Люция оказалась в неблагополучной семье Тулигеновых, стала инвалидом, а в итоге и вовсе оказалась в детдоме.

Теперь челябинка требует возместить ей ущерб в размере 10 миллионов рублей. Ответчики в лице областного перинатального центра (который ныне размещается в здании, где 30 лет назад был роддом) и минздрава считают, что из-за потери документов невозможно доказать, что Люция и Катя появились в роддоме по адресу улица Тимирязева, 17, а возместить ущерб обязана не Челябинская область, а правительство РФ.

Односельчанина убил из ревности

Ответчики почти сразу же потребовали, чтобы из зала судебных заседаний удалились все журналисты с телекамерами, против чего активно возражала Туганова.

«Пусть всё будет на виду! – заявила Зоя Антоновна. – Когда я рожала, я осталась один на один с безалаберными и хамоватыми врачами. А сейчас пусть все видят и слышат, как было дело!» Первой судья заслушала Люцию – родную дочь. Та рассказала, что в январе 2017 года её нашла Катя через соцсеть, причём поначалу Люция даже не поняла, о чем речь – думала, что ей просто предлагают купить косметику. Когда Катя объяснила, что, её ищет, возможно, родная мать, Люция согласилась пройти экспертизу ДНК.

«До этого я и не думала, что я неродная в семье Тулигеновых, где росла, - рассказывает Люция. – Мы жили в селе Киржакуль. Мать была дояркой, отец скотником и трактористом. Затем отца посадили за убийство односельчанина, а матери было тяжело тянуть четырех детей, и она запила. Пила семь лет, пока её вместе с отцом не лишили родительских прав, а нас всех отправили в детдом – кроме старшего сына, который пошёл в армию».

Выяснилось, что в селе многие говорили о том, что Люция не родная в семье Тулигеновых. Глава семейства сильно ревновал жену из-за этого и даже гонялся за ней с топором. И односельчанина убил, так как подозревал, что жена изменяет именно с ним.

Даже когда Люция росла в семье, отношение к ней было, мягко говоря, не очень ласковое. За девочкой толком никто не присматривал – она могла бегать в холода без головного убора, и в результате заработала глухоту на одно ухо. Сейчас она инвалид III группы.

«После детдома мне негде было жить, - продолжила рассказ Люция. – В сельсовете сказали, что все дети получили в наследство родительский дом – мать и отец к тому времени умерли, а дом 10 лет стоял заброшенный. Чиновники предложили нам всем скинуться и отремонтировать дом, а у меня тогда в кармане и 5 тысяч рублей не было. И другие не горели желанием скидываться. У меня самой уже трое детей, и я отремонтировала дом на материнский капитал. А сейчас у меня и Зоя Антоновна появилась – помогает, как может. Жить нам приходится на 9 тысяч рублей – это пенсия по инвалидности и пособие на детей».

Когда представитель перинатального центра Евгения Саломатина поинтересовалась, почему Люция поехала знакомиться с возможными родственниками сразу же после сдачи теста на ДНК, не дожидаясь результатов (они были готовы только через месяц), девушка искренне удивилась: «Так сразу же и по фото, и внешне было заметно сходство! Я сразу поверила, что это моя настоящая мама! А когда Катю увидела, поразилась, как она похожа на одну из моих сестёр из семьи Тулигеновых!».

«Хорошо, что муж не узнал»

Показания Зои Тугановой, пожалуй, были самыми волнующими.

«У меня руки тряслись, когда я всё узнала! Я всегда сильная была, а тут какая-то слезливость появилась, постоянно плачу», – призналась Зоя Антоновна.

Удивительно, что даже судья не смогла сдержать эмоций. «Я прошу вас не плакать, так как я сама тоже очень слезливая», - обратилась она к истице.

Затем Туганова рассказала в подробностях о том, как перепутали детей. Как долго проходили роды, как показали ей девочку, родную дочь, причём сама Зоя Антоновна сразу же подумала: «Ой, как на мужа похожа!».

«Потом я видела, как несли Катю от другой женщины, которой делали кесарево сечение, и ещё крикнула врачам: «Смотрите, не перепутайте девочек-то!», - вспоминает Туганова. – Утром мне приносят Катю – дочь той женщины. Я сразу поняла, что это не мой ребёнок! Совсем другая внешность, и вес другой! Нашла ту Тулигенову, но она заявила, что ничего не знает – её ребенок, дескать, на неё похож».

Затем последовали три дня криков, разбирательств с врачами. Медики обвинили Туганову в том, что у неё родовая травма, необходима психиатрическая экспертиза. Зоя смирилась, забрала Катю домой. Девочка выросла, окруженная любовью и заботой. У неё был врождённый порок сердца, но ей сделали операцию, в детстве окончила с отличием музыкальную школу, получила высшее образование, устроилась на хорошую работу.

«А теперь сравните с тем, как росла Люция! – плачет прямо в зале суда Зоя Антоновна. – Хорошо, что Миша, муж, умер до того, как всё выяснилось – его бы, наверное, от потрясения парализовало! Он ведь сам плакал, когда рассказывал о детстве в детдоме, и мог бы представить, каково пришлось Люции! Я сейчас смотрю на неё – по характеру чистый Миша! А про то, что Катя у меня не родная, мне спустя годы сказала ясновидящая из Карталов. Вот после этого я и загорелась найти ту семью Тулигеновых и пройти тест ДНК».

Родни много, а детей никто не взял

Пожалуй, более всего при встрече с Люцией поразило Туганову то, в каких условиях живёт родная дочь. Когда девушку спросили, что ей подарить на 30 лет, та растерялась и призналась, что ей никто таких вопросов раньше не задавал. Когда Катя предложила подарить сводной сестре дорогую косметику, Люция ответила, что такие вещи она потеряет, и лучше бы ей купили полотенец – в доме не хватает самого необходимого.

«У меня обида и на ту родню со стороны Тулигеновых! – сердится Зоя Антоновна. – Столько родственников, а никто к себе не взял детей, когда отца посадили, а мать спилась – всех отдали в детдом!»

Историю нелегкой жизни Люции подтвердила и её подруга детства и соседка Оксана Сырцова. «Сама же мать, Тулигенова, её частенько била – однажды при мне нос ей разбила… А другим рассказывала, что её ребенок умер, и она взяла в роддоме девочку у отказницы – пыталась так оправдаться, что Люция на неё не похожа. Жаль, так жаль, что Люция выросла в подобной семье…» Судья после этих слов задала вопрос, который, вероятно, у многих вертелся на языке: «А Катю вам не жалко было бы, если бы она оказалась на месте Люции?»

«Так, может, и не было бы никакой ревности, разбирательств, и Тулигеновы жили бы себе вполне спокойно, - рассудительно ответила Сырцова. – До тех родов они ведь считались вполне зажиточными в деревне».

Сейчас Зоя Туганова требует возместить её ущерб в размере 10 миллионов рублей – главным образом, для того, чтобы купить для Люции жильё в Челябинске, где она и её семья смогут иметь более комфортные условия для дальнейшей жизни.

«В деревне ей жизни не будет! – уверена Зоя Антоновна. – Как только она ремонт сделала за свой счёт, так и остальные наследники сразу объявились – требуют свою долю! А до этого никому и дела не было». Ответчики в лице представителей перинатального центра и Минздрава напирают на то, что из-за того, что архивы не сохранились, невозможно доказать, что Катя и Люция появились на свет в роддоме на улице Тимирязева. Кроме того, в Минздраве уверены, что иск надо предъявлять не к учреждениям Челябинской области, а к самой Российской Федерации, как правопреемнице СССР. И снова звучал со стороны ответчиков вопрос, почему иск подан спустя 30 лет?

«Тогда, в советские времена, и посовещаться-то не с кем было – мы на кухне только совещались, - пояснила Зоя Антоновна. – И психиатрической экспертизой меня здорово напугали. Была бы я поумнее и посмелее тогда, то, конечно, не успокоилась бы…»

Теперь суду предстоит на следующем заседании заслушать Катю, которая в первый раз не смогла отпроситься с работы. Потребовали ответчики документы и по экспертизе ДНК – их смутило, что тесты сдавали в Челябинске, а саму экспертизу проводили в Уфе, хотя понятно, что причиной тому сугубо технологические условия.

«Потребуете повторную экспертизу? – удивилась судья. – Но внешнее сходство очевидно. Не будем доводить ситуацию до абсурда».

«АиФ-Челябинск» будет следить за ходом процесса – очередное заседание пройдет в августе.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество